(Halfpoint/Shutterstock)  | Epoch Times Россия
(Halfpoint/Shutterstock)

Контакт с детьми под присмотром: как судебная система Австралии превратила жизнь многих мужчин в ад

Это навязанное государством родительское отчуждение
Автор: 02.12.2021 Обновлено: 02.12.2021 19:26
В основе австралийской системы семейного права находится процветающий многомиллионный бизнес, который представляет собой классический пример того, как группы защиты интересов женщин задушили систему правосудия и превратили жизнь многих мужчин в ад.

Контактные службы для детей были разработаны для обеспечения контролируемого общения между детьми и опасными родителями.

Есть родители как мужчины, так и женщины, которые подвергают своих детей риску, тогда имеет смысл установить надзор, чтобы дети могли видеться с такими родителями без причинения ими вреда. Но контролируемый контакт в некоторых местах трансформировался в навязанное государством отчуждение родителей, в результате чего контактные центры внушают детям представление о том, что их отец опасен.

Уклонение от проверки

Суть системы заключается в том, чтобы сотрудники судебных органов уклонялись от проверки. К примеру, когда в суде появляется дело о домашнем или сексуальном насилии, судьи всегда назначают контролируемый контакт. Они знают, если этого не сделать и с ребёнком что-нибудь случится, их обвинят в бездействии.

Но ложные обвинения в насилии и жестоком обращении теперь стали тактикой, которую используют партнёры в битвах за семейное право. Некоторые разгневанные женщины использовали его, чтобы выгнать своего партнёра из дома на основании простого обвинения.

Обычно эти папы не видят своих детей месяцами, а иногда и годами.

Когда им «разрешат доступ» к их детям, они неизбежно оказываются в тисках контролируемой контактной системы, платя за то, чтобы незнакомцы отслеживали их разговоры с детьми и сообщали о них властям. Это разрушает отношения детей с отцами.

В нормальной семье отцы читают детям сказки на ночь, возятся с ними, играют, даже пекут блины на завтрак. Но достаточно одного ложного обвинения, и отцу грозят месяцы, а может, и годы, когда с ним будут обращаться, как с опасным преступником и не подпустят к его детям.

Обращение с отцами

В конце концов судебная система «разрешает» ваше первое посещение под надзором. Вы находитесь в одной комнате со своими детьми, наконец, можете их увидеть, поговорить с ними. Но ваша радость омрачена рядом болезненных унижений. Вот несколько реальных примеров того, как обращаются с отцами.

Один ребёнок сказал отцу в центре:

«Ты ведь не собираешься меня ударить, папа?»

Позже ребёнок объяснил папе, что мама попросила его это сказать, но наблюдатель, подслушавший разговор, не сообщил об этом.

Отцов просят не нервничать.

«Стиву не удалось сдержать свои эмоции, когда он прощался с детьми, несмотря на инструкции начальника», — говорится в отчёте об одном отце.

Предложение отца поиграть с сыном в футбол закончилось тем, что надзиратель выдал мальчику безопасное слово, которое можно использовать в качестве сигнала, если он почувствует угрозу.

Когда отец собрался отвести своего 4-летнего ребёнка в туалет, то в отчёте это зафиксировали, как опасное действие.

Конечно, так бывает не всегда. Некоторые центры хорошо относятся к отцам и имеют индивидуальных кураторов, которые делают всё возможное, чтобы с каждым мужчиной обращались справедливо.

Выбора нет

Но даже в спонсируемых государством службах многие консультанты придерживаются антиотцовского подхода.

Кроме того, существуют крупные частные предприятия, которые извлекают выгоду из длинных списков ожидания для спонсируемых государством центров (задержки бывают от шести месяцев до года) и взимают с людей ужасающие суммы.

В частности, за встречу отца с ребёнком в популярном месте в выходные берут от $300 до $400. За два года визитов под присмотром эта сумма достигает $14400. Плюс расходы на проезд. Некоторые мужчины вынуждены добираться до назначенного места несколько часов.

Это критический момент. Слишком часто у пап нет выбора. Решение о выборе центра зависит от отношений и переговоров между адвокатом их бывшей жены или партнёрши и местными регистраторами.

Отец, которому предоставлен контролируемый контакт, может обнаружить, что с ним обращаются так, как будто на нём стоит чёрная метка в отношении последующих решений о надлежащих родительских условиях и в качестве рычага воздействия при урегулировании имущественных отношений.

Ещё хуже положение человека, который не может себе позволить такие встречи. Это рассматривается как недостаток приверженности своим детям.

Службы контактов с детьми были предназначены для перехода к возможному самоуправлению родительскими обязанностями, но этого не происходит.

Ни слова о том, что большинство отцов, подвергшихся этому унизительному процессу, не опасны.

Мы стремимся изменить существующую ситуацию, дать советы отцам, которые помогут им избежать контролируемых контактов.

Большему количеству мужчин и их адвокатам необходимо активно сопротивляться контролируемым контактам с детьми, предлагая альтернативные варианты по управлению конфликтами и организации безопасного общения. Мужчины, которым не предоставлен выбор, должны использовать наилучшие возможные варианты услуг в своём районе.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Беттина Арндт — австралийский писатель и социальный комментатор по гендерным вопросам. Она была первым в стране сексопатологом и феминисткой, прежде чем сосредоточилась на правах мужчин. В 2020 году она получила Орден Австралии за свою работу по продвижению гендерного равенства посредством защиты интересов мужчин.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА