Президент Рональд Рейган (слева) с советским лидером Михаилом Горбачёвым во время церемонии приветствия в Белом доме в первый день саммита по разоружению, 8 декабря 1987 года. (Jerome Delay/AFP/Getty Images)  | Epoch Times Россия
Президент Рональд Рейган (слева) с советским лидером Михаилом Горбачёвым во время церемонии приветствия в Белом доме в первый день саммита по разоружению, 8 декабря 1987 года. (Jerome Delay/AFP/Getty Images)

Насколько велики исторические заслуги Михаила Горбачёва?

Тэтчер была уверена в честности Горбачёва
Автор: 08.09.2022 Обновлено: 08.09.2022 11:59
При первой встрече с Михаилом Горбачёвым в 1984 году, незадолго до того, как он стал генеральным секретарём Коммунистической партии СССР, бывшая в то время премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер охарактеризовала его как «человека, с которым мы можем иметь дело».

В течение 1980-х годов мир узнал Горбачёва, восьмого и последнего лидера СССР, как архитектора гласности и перестройки — эти слова вошли в политический лексикон, означая «открытость» и «реструктуризацию». Он надеялся, что эта внутренняя политика вдохнёт новую жизнь в анемичную экономику Советского Союза, переделает политическую систему и ослабит некоторые гражданские ограничения во время потепления отношений с Западом.

Отказ Горбачёва от подавления движения за свободу в Советском блоке, ослабление цензуры в средствах массовой информации и культурной жизни, а также его поддержка эпохального соглашения о контроле над ядерными вооружениями с США снискали ему много похвал за рубежом — гораздо больше, чем он когда-либо получал в своей собственной стране. В 1990 году он был удостоен Нобелевской премии мира.

«Я не снимаю с себя ответственности за начатые реформы, потому что я по-прежнему глубоко убеждён, что они были жизненно важны и в итоге послужат благополучию моей Родины и принесут пользу всему миру», — написал Горбачёв в двухтомнике под названием «Жизнь и реформы», опубликованном в 1995 году.

Однако Горбачёв написал в своей книге 2016 года «Новая Россия», что миру нужен социализм с человеческим лицом, как это было в Советском Союзе в 1980-х годах, и в то же время утверждал, что для этого нужна демократия с сильным парламентом и независимой судебной системой.

Есть и другие противоречия, оставшиеся со времён Горбачёва на посту лидера Советского Союза. Например, он вывел советские войска из Афганистана и мирным путём разрушил центрально-европейскую империю СССР, но дискредитировал себя, когда послал войска, чтобы попытаться подавить мирные движения за независимость Прибалтики, чтобы сохранить СССР.

Должны ли мы благодарить Горбачёва за окончание холодной войны?

В апреле 1987 года, через три года после своей первой встречи с Горбачёвым, Тэтчер совершила официальный визит в Советский Союз. Как она рассказала в своих мемуарах «Годы на Даунинг-стрит», одной из первых остановок в её поездке был православный монастырь в Загорске.

В то время советские власти всё ещё очень жёстко контролировали религиозную деятельность. В поездке в монастырь Тэтчер сопровождал «министр по делам религий». Увеличилось число церквей, которым было разрешено вновь открыться, и число семинаристов, которым было разрешено учиться.

Тэтчер заметила, что нет никакой гарантии, что давление на христиан в стране будет устранено просто из-за гласности и перестройки, скорее, религиозная практика будет ограничена. В то время в российских тюрьмах всё ещё находились заключённые за свои убеждения.

«Мы были готовы вести битву идей: действительно, это был правильный способ борьбы», — писала Тэтчер.

Однако она была уверена в честности Горбачёва.

В интервью журналистам государственного телевидения СССР в основном обсуждалось ядерное оружие и советское превосходство в обычных и химических вооружениях составляли большую часть обсуждения, было разрешено транслировать без сокращений.

Дискуссия между двумя лидерами была сосредоточена на вопросах обороны и контроля над вооружениями. Стратегическая оборонная инициатива президента Рональда Рейгана (SDI), получившая название «Звёздные войны», явно напугала Горбачёва.

Тэтчер рассказала, как Горбачёв обещал, что СССР будет соответствовать SDI, но она не была убеждена в этом. Советский Союз нуждался в соглашениях о вооружении, но Горбачёв явно беспокоился о том, что будет унижен Западом.

Глубокие и непоколебимые убеждения Рейгана и Тэтчер, наряду с верой и святой решимостью папы Иоанна Павла II, в такой же степени поддерживали гласность и перестройку, как и Горбачёв.

Наращивание американской обороны при Рейгане довело советскую экономику до критической точки. Горбачёв признал, что она должна реформироваться или умереть, и обеспечил соглашения о более серьёзном ограничении ядерных вооружений.

Горбачёв руководил падением Берлинской стены, но именно Рейган, Тэтчер и Папа Иоанн Павел II создали климат перемен, который позволил этому произойти.

Марк Галеотти, эксперт по современной российской истории, написал в The Spectator:

«В отличие от многих лидеров, он эволюционировал. Он пришёл к власти, убеждённый, что всё, что нужно системе, — это небольшая модернизация и лёгкий ребрендинг, что партия была его величайшим союзником и инструментом, и в конце концов справедливо увидел в ней величайшее препятствие на пути реформ».

Да, Михаил Горбачёв заслуживает своего места в истории, но если бы не Рейган, Тэтчер и папа Иоанн Павел II, у него могло бы его и не быть.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Рокко Лойаконо, старший преподаватель юридического факультета Университета Кертин в Перте, Австралия.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА