700500 (2)

Наводим порядок в исследованиях коронавируса

В центре внимания учёных — иммунитет
Автор: 27.02.2022 Обновлено: 27.02.2022 10:44
В последние месяцы было опубликовано бесчисленное количество исследований об эпидемии и коронавирусе. Большинство из них не появляются в СМИ, и информация не доходит до общественности. Некоторые исследования имеют множество комментариев, иногда ошибочных. В этой статье вы можете ознакомиться с рядом недавних исследований, которые могут помочь в повседневном противостоянии эпидемии. Мы предоставляем возможность вам самим делать выводы.

1.

Люди, развившие «сверхчеловеческий иммунитет»

В последние месяцы стало ясно, что среди нас есть люди, в организме которых выработался стойкий иммунитет к коронавирусу. Одни называют это явление «сверхчеловеческим» иммунитетом, другие — «пуленепробиваемым». В своей статье, опубликованной в журнале Science, профессор Шейн Крут из Института иммунологии Ла-Хойи в Сан-Диего (США) называет это «гибридным иммунитетом».

Люди, обладающие таким типом иммунитета, вырабатывают антитела в гораздо больших количествах, чем все остальные. Но это только «вишенка на торте». Оказывается, эти антитела невероятно разнообразны, а потому справляются с множеством вариантов вируса. «Можно ожидать, что такие люди будут хорошо защищены от большинства, а возможно, и от всех вариантов Cov-SARS-2, которые могут появиться в ближайшем будущем», — сказал профессор Пол Беняш, вирусолог из Университета Рокфеллера в Нью-Йорке, который помог провести некоторые исследования в этой области.

Кто же эти люди, обладающие таким сильным иммунитетом? Серия исследований, опубликованных учёными из Университета Рокфеллера, показала, что это были те, кто вылечился от коронавируса, а также те, кто получил одну вакцину.

В одном из исследований, проведённом профессором Беняшем и опубликованном в июне прошлого года в журнале Nature, исследователи изучили антитела в организме 63 человек, которые выздоровели (без вакцинации). Этих людей обследовали в трёх временных периодах: примерно через 40 дней после выздоровления, чуть более полугода после выздоровления (6,2 месяца) и примерно через год. Среди исследуемых было 26 человек (41 процент), которые позже получили однократную инъекцию вакцины.

Исследование показало, что люди, которые выздоровели и не были вакцинированы, от шести месяцев до года сохраняли стабильное количество антител. У тех, кто выздоровел, и также получил одну вакцину за тот же период, было обнаружено значительное увеличение антител: в 30 раз больше, чем количество антител, которые они имели вначале (наблюдалось увеличение  некоторых типов антител).

Что касается уровня разнообразия антител, то когда исследователи изучили иммунные реакции против известных в настоящее время вариантов вируса, они обнаружили, что антитела выздоровевших, которые также были вакцинированы, были более гибкими, то есть могли более эффективно справляться с разнообразием вариантов.

Кроме того, исследование, проведённое в Израиле (ещё не опубликованное, но находящееся на стадии изучения у экспертов), показало немного схожие результаты. Вопрос, который интересовал исследователей, заключался в том, кто лучше защищён от инфекций и симптоматических заболеваний? Это люди, которые были вакцинированы двумя дозами вакцины в январе-феврале прошлого года, или люди, которые в то время заболели и выздоровели, не получив прививки?

Чтобы ответить на этот вопрос, учёные сравнили данные о заболеваемости за период с 1 июня по 14 августа 2021 года в двух группах: вакцинированных двумя дозами и выздоровевших, и не вакцинированных. Каждая группа насчитывала чуть более 16 тыс. человек.

Сравнение показало, что эффективность иммунизации в результате самого заболевания в долгосрочной перспективе выше, чем эффективность двух доз вакцины. Исследователи отметили, что риск заразиться во время текущей волны заболеваемости тех, кто вакцинирован двумя дозами вакцины, в 13,06 раза выше, чем риск тех, кто заразился этим заболеванием во время вакцинации (январь-февраль 2021 года), выздоровел и впоследствии не был вакцинирован.

Если рассматривать симптоматические заболевания, то различия ещё более очевидны: исследователи подсчитали, что риск симптоматической инфекции среди вакцинированных (двумя дозами) примерно в 27 раз выше, чем риск симптоматических заболеваний у выздоровевших пациентов. В отношении риска госпитализации было трудно получить достоверные статистические данные, поскольку в то время было очень мало госпитализированных среди двух исследуемых групп.

Затем учёные хотели сравнить уровень иммунитета только в группе выздоровевших, то есть сравнить иммунитет людей, которые выздоровели, а затем получили одну дозу вакцины, с иммунитетом выздоровевших, которые вообще не получали инъекции. В каждой из групп было около 14 000 человек.

Здесь также была обнаружена наиболее эффективная иммунизация — «супериммунитет» — у выздоровевших, привитых одной вакциной, хотя в данном случае были характерны очень узкие разрывы между двумя группами: в двух группах вместе взятых было только 57 человек, повторно инфицированных вирусом.  37 из них относились к группе не получивших вакцину после выздоровления, а 20 — к группе выздоровевших, получивших вакцину.

Относительно симптоматической заболеваемости, среди 28 000 пациентов, включённых в выборку заболевших и выздоровевших, выявилось только 39 случаев симптоматической заболеваемости: 16 — среди выздоровевших людей, которым также была сделана инъекция вакцины, и 23 — среди выздоровевших, которые не получали вакцину. Это означает, что и здесь исследователи обнаружили преимущество, хотя и небольшое, для выздоровевших, которые также получили одну вакцину.

2.

Ивермектин — найдено ли лекарство от коронавируса?

Ивермектин — широко известный препарат для лечения от паразитов. Интерес к нему возник в апреле 2020 года, когда группа исследователей из Австралии обнаружила, что в чашках с образцами культур клеток в лаборатории через два дня после использования произошло уменьшение количества коронавирусов в 5000 раз.

Звучит многообещающе, но позже выяснилось, что впечатляющий результат был достигнут за счёт огромных концентраций препарата в культурах клеток — по крайней мере, в 50 раз превышающих допустимые концентрации для человека при использовании препарата против паразитов.

Тем не менее, довольно много исследовательских групп попытались понять, насколько ивермектин способен помочь нам бороться с Covid-19, и провели клинические испытания этого препарата, то есть испытание на людях.

В обзорной статье, опубликованной в июне этого года в журнале Clinical Infectious Diseases, группа исследователей из Южной Америки и США проанализировала десять проведённых клинических испытаний с участием 1173 человек и пришла к выводу, что нет убедительных доказательств того, что препарат помогает снизить количество смертных случаев, длительность госпитализации или появление побочных эффектов в качестве реакции на болезнь.

В другой обзорной статье, опубликованной в июле группой учёных из Германии, были рассмотрены 14 исследований, проведённых с участием почти 1700 пациентов, и сделаны аналогичные выводы. Исследователи из Германии пришли к выводу, что накопленная до сих пор информация не оправдывает использования ивермектина для лечения или профилактики коронавирусной инфекции. Было опубликовано также несколько других обзорных статей с аналогичными выводами.

Но оказывается, что во многих местах в мире, особенно в районах, где препарат широко используется против паразитов, к нему относятся иначе. Различные исследователи из Южной Америки, Юго-Восточной Азии и даже Ближнего Востока (например, Египта и Ирана) продолжают тестировать препарат как средство от коронавируса даже в клинических условиях.

В обзорной статье, опубликованной профессором Пьером Кори из Медицинского Университета Висконсина и его коллегами (все из США), рассматриваются различные клинические исследования в этих регионах, в которых изучалось влияние ивермектина на Covid-19. Статья говорит об эффективности ивермектина в снижении смертности, уменьшении тяжести заболеваний, сокращении времени выздоровления и даже о том, что этот препарат можно употреблять в качестве профилактики для предотвращения заражения.

Относительно снижения смертности от коронавируса, команда исследователей из Перу, например, сообщила в письме редакторам медицинского журнала Archivos de Bronconeumologia, публикуемом на испанском и английском языках, о сравнении, которое они провели среди примерно 1400 пациентов с респираторной формой коронавируса. Половина из них, исследуемая группа, получила однократную дозу ивермектина. Результаты показали, что среди этой группы уровень смертности составил 1,4 процента, в то время как в контрольной группе (без ивермектина) уровень смертности составил 8,5 процента.

Эффективность ивермектина в предотвращении распространения болезни была продемонстрирована в различных регионах Южной Америки, где после тяжёлых вспышек было принято решение о массовом распространении препарата. В Бразилии, например, с мая по август 2020 года в двух городах было достигнуто снижение уровня инфицирования не менее чем на 53%, в то время как в соседних городах, где лекарства не распространялись, снижение наблюдалось, но в размере не более 30%.

3.

Предотвращает ли иммунная система ребёнка попадание коронавируса в их тело?

С самого начала эпидемии всем было ясно, что каким-то чудом дети более невосприимчивы к ней, чем большинство взрослых. Даже в последние месяцы, когда вариант Дельта распространился, и заразилось большое количество детей, статистика свидетельствует в их пользу: если с начала эпидемии доля больных детей в США (от всех пациентов) в среднем составляла 15,7 процента, то доля больных в возрасте до 18 лет составляла всего 2,4 процента от общей численности населения.

Другими словами, уровень инфицирования детей действительно значительно вырос в период нынешней волны, но доля детей, страдающих осложнениями и нуждающихся в госпитализации, остаётся низкой по сравнению со взрослыми.

«У детей, по-видимому, есть врождённый иммунный рефлекс “сильный и готовый к действию”, —объяснила в интервью журналу Nature профессор Бетси Гарольд, педиатр, специализирующийся на инфекционных заболеваниях из Медицинского колледжа Альберта Эйнштейна в Нью-Йорке. — Врождённая иммунная система выработала устойчивость почти ко всем вирусам, похоже, это относится и к коронавирусу, но на данный момент и здесь стоит “постучать по дереву”».

Когда профессор Бетси Гарольд и её муж Кевин, профессор иммунологии Медицинской школы Йельского университета, захотели узнать о механизмах, которые дают детям повышенный иммунитет, они обследовали некоторых госпитализированных коронавирусного отделения университетской больницы колледжа Альберта Эйнштейна (Медицинский центр «Монтефиоре») в Нью-Йорке. 60 обследованных, «взрослых», были старше 24 лет, а ещё 65, моложе 24 лет, относились к «молодой» группе. Целью исследования было сравнение клинических характеристик и различных иммунных ответов двух групп.

Чтобы понять значение результатов, необходимо признать два важных компонента иммунной системы: «врожденная иммунная система» и «приобретённая иммунная система». Когда мы думаем об иммунной системе, мы обычно думаем об антителах — тех же белках, которые циркулируют в кровотоке и обнаруживают определённые молекулы, связанные с конкретными патогенами, например, антитела, которые могут обнаруживать спайковый белок. Протеин Spike — это белок, который имеет те же шипы, которые характерны и для коронавируса, они помогают ему проникать в клетки человеческого тела. Приобретённая иммунная система с годами учится обнаруживать всё больше и больше патогенов, чтобы при необходимости вырабатывать специфические антитела, выявляющие конкретного возбудителя, с которым сталкивается организм.

Но есть также более общий иммунный механизм, который не принимает во внимание конкретный тип возбудителя. Это врождённая иммунная система, которая считается первой линией защиты организма. Врождённая иммунная система включает, среди прочего, такие компоненты как фагоцитарные клетки, которые разрушают захватчика, не идентифицируя его конкретно.

Когда супруги Гарольд и их партнёры сравнили иммунные ответы «молодых» и «взрослых» пациентов из двух групп, стало ясно, что разница между иммунными ответами не связана с дисфункцией антител «взрослых». Исследователи были удивлены, обнаружив, что в большинстве случаев их приобретённая иммунная система функционировала должным образом и вырабатывала значительное количество целевых антител, даже больше, чем вырабатываются в организме молодых людей. Разница была связана с высокой активностью компонентов врождённой иммунной системы, которая является первой и непосредственной линией защиты организма.

«Взрослому обычно требуется два дня, чтобы система защиты от вирусов ускорила своё действие до уровня, аналогичного тому, который был обнаружен у молодых людей двумя днями ранее». — объяснил профессор Роланд Эйлс из Университетской больницы в Берлине (это не имеет отношения к данному конкретному исследованию).

4.

Риск побочных эффектов у вакцинированных молодых людей выше, чем риск неблагоприятных последствий после самого коронавируса? Да, но на самом деле, может, и нет 

Один из наиболее тревожных побочных эффектов вакцины касается проблем с сердцем у молодых людей, особенно миокардита или перикардита. Анализ риска и пользы вакцинации, проведённый группой американских исследователей, предупреждает, что среди молодёжи (12–15 лет), в частности, такой риск побочных эффектов может быть больше риска госпитализации из-за самого коронавируса.

Профессор Адам Финн из Медицинской школы Бристольского университета Британии, который не принимал участия в исследовании, прокомментировал результаты в интервью газете British Guardian, сказав: «Я поддерживаю рекомендацию Британской объединённой комиссии по вакцинам (JCVI) не спешить вакцинировать здоровых молодых людей в возрасте 12–15 лет. Существует небольшой, но разумный риск того, что нечастое нанесение вреда, вызванное вакциной, может перевесить результаты ограниченных преимуществ вакцины».

Анализ соотношения риска и пользы вакцин был проведён профессором Трейси Хёг из Калифорнийского университета в Дэвисе. Вместе со своими партнёрами она обследовала две возрастные группы: 12-15 и 16-17 лет. Исследователи сравнили риск для молодых людей этого возраста, страдающих миокардитом в первые дни после вакцинации, с их риском госпитализации в результате коронавируса в трёх различных сценариях распространения заболевания, в зависимости от степени его распространения среди населения: низкий, средний или высокий уровень.

В исследовании, которое до сих пор не опубликовано, профессор Хёг и её коллеги опирались на данные системы отчётности о побочных эффектах вакцин в США (VAERS ) и данные о заболеваемости, опубликованные CDC (Центры США по контролю и профилактике заболеваний).

Оказывается, наибольшей опасности подвержены мальчики, особенно в возрасте 12-15 лет. Среди этой возрастной группы риск госпитализации из-за коронавируса в случае умеренного распространения заболевания среди населения составляет 26,7 случаев на миллион, а риск пострадать от миокардита у таких мальчиков после получения второй вакцины, составляет 162,2 случая на миллион, то есть в шесть раз больше.

Среди 17-16-летних также был более высокий риск возникновения миокардита, хотя и в небольших размерах: в условиях умеренного распространения вируса риск госпитализации в результате ишемической болезни сердца среди этих мальчиков также составляет 26,7 случаев на миллион, в то время как у них риск миокардита или перикардита составляет 94 на миллион. Это означает, что риск побочных эффектов, связанных с сердечными заболеваниями, в 3,5 раза выше.

Казалось бы, вывод ясен: среди молодёжи выше риск развития миокардита из-за вакцины, чем риск попасть в больницу из-за коронавируса. Однако крупномасштабное исследование, проведённое в Израиле среди пациентов больничной кассы «Клалит», осложнило ситуацию, когда был сделан вывод, что риск развития миокардита из-за самого коронавируса выше, чем риск такого воспаления из-за вакцины. Исследование было опубликовано в израильских СМИ. Проблема заключалась в том, что исследование не сегментировало население по возрастным группам и не рассматривало отдельно риск развития воспаления у молодых людей. Средний возраст участников исследования составлял 38 лет.

В экспериментальной группе были собраны данные примерно 880 тыс. вакцинированных, а также были изучены побочные эффекты, появившиеся после вакцинации. Наиболее очевидной была связь с миокардитом при уровне риска 2,7 случая на 100 тыс. вакцинированных. В контрольную группу из 880 тыс. человек вошли также люди, которые заболели коронавирусом, не будучи вакцинированными ранее. Исследование показало, что среди этой группы уровень риска воспаления сердечной мышцы выше, он составляет 11 случаев на 100 тыс. пациентов, что в 4 раза выше по сравнению с вакцинированной группой.

К сложной картине следует добавить множество свидетельств, появляющихся в сети интернет и в «проекте свидетельств» в Израиле, в котором десятки израильтян рассказывают о побочных явлениях, включая воспаление сердечной мышцы или перикардит. Те же израильтяне утверждают, что их показания не были собраны и оценены должным образом, а также они не отражены в статистике.

5. Сколько людей на самом деле страдают от постковидного синдрома?

Ранее в прошлом году в СМИ были опубликованы драматические заголовки: «У каждого третьего выжившего после коронавируса диагностировали мозговое или психическое заболевание через шесть месяцев после этого». Такой заголовок, например, появился в газете USA Today в апреле прошлого года.

В исследовании, опубликованном «Центрами по контролю и профилактике заболеваний США» (CDC) в сентябре 2020 года, также сообщалось об аналогичных показателях: в исследовании участвовало около 360 человек в возрасте старше 18 лет, заразившихся коронавирусом в течение  года. Из их показаний следует, что треть из них страдали, по крайней мере, от одного из симптомов коронавируса спустя два месяца после излечения от самой болезни.

«Постковидный синдром» — хорошо известное явление, но не все исследования согласны с мнением о частоте, с которой он встречается. Многие другие исследования, опубликованные в последние месяцы, показывают, что доля людей, страдающих от этого явления, вероятно, значительно ниже и колеблется от 3 до 15%.

«У нас до сих пор нет точного определения риска возникновения постковидного синдрома, но он, похоже, значительно ниже, чем указывают в заголовках», — объяснил в интервью The Guardian профессор Найджел Кертис, британский эксперт по инфекционным заболеваниям из института педиатрии Мердока в Австралии.

Это явление, называемое «постковидным синдромом», описывает очень широкий спектр симптомов, которые могут оставаться у выздоровевших даже в течение недель и месяцев после выздоровления от самого заболевания, включая сильную усталость, одышку, трудности с концентрацией внимания и памятью, лихорадку, кашель, головную боль, боль в животе или груди и т. д.

Одним из серьёзных исследований, которые смогли объяснить существующую проблему, объясняющую «постковидный синдром», является опрос, опубликованный Британским национальным статистическим бюро в сентябре 2021 года. Опрос проводился с апреля 2020 года как часть более крупного опроса, в нём участвовало почти 27000 вылечившихся от коронавируса британцев. Группа исследователей связывалась с выздоровевшими пациентами один раз в неделю в течение первого месяца после заражения, а затем один раз в месяц в течение первого года после заражения.

Выздоровевших спросили о симптомах, от которых они страдали в течение периода от месяца после первого положительного диагноза и до четырёх месяцев. Как объясняют исследователи, поскольку до сих пор нет согласованного определения самого синдрома, они основывали своё исследование на трёх разных подходах. Оказалось, что процент страдающих синдромом зависит от формулировки вопроса, обращённого к выздоровевшим.

При первом подходе респондентов спрашивали, есть ли у них какие-либо симптомы из 12 возможных в любой момент времени в период между 12-й неделей после заражения и 16-й неделей. Из опрошенных 5 процентов сообщили о появлении одного из 12 симптомов. Проблема в том, что даже среди контрольной группы, которая состояла из людей, у которых не были подтверждены положительные тесты на коронавирус, 3,4% ответили, что они страдали одним из тех же симптомов за последний месяц, это означает, что лишь около 1,6% из ответов выздоровевших были связаны с «постковидным синдромом».

Во втором подходе, в котором участвовало 20 тыс. человек, респондентов спрашивали о постоянном появлении симптомов (не обязательно одного и того же) во время двух последовательных посещений проверяющих. В этом случае различия с контрольной группой были более значительными: 11,4% сообщили, по крайней мере, об одном непрерывном симптоме в период между четвёртой неделей после заражения и пятой неделей, по сравнению с 2,2%, которые сообщили о непрерывном симптоме среди контрольной группы (люди, у которых не было коронавируса). Что касается симптомов, появившихся в период около 12-й недели после заражения, то среди выздоровевших пациентов 3% сообщили о таких продолжительных симптомах по сравнению с 0,5% в контрольной группе.

При третьем подходе респондентов спрашивали напрямую: описываете ли вы себя как человека, страдающего от постковидного синдрома, то есть от симптомов, которые появляются через 4 недели после заражения? Около 14% ответили утвердительно. В этом случае из-за характера вопроса, предназначенного только для пациентов с коронавирусом, контрольной группы не было. На вопрос о симптомах через 12 недель после заражения 11,7% ответили утвердительно.

Если это так, то, по крайней мере, согласно этому опросу, кажется, что распространённость постковидного синдрома намного ниже, чем первоначально сообщённый показатель (около 30%). Однако кажется, что определения недостаточно ясны даже сегодня, так что могут быть получены совершенно разные результаты в зависимости от вопроса, заданного выздоровевшему.

Остается открытым один вопрос : страдают ли дети от постковидного синдрома дольше взрослых? Оказывается, и здесь цифры пока неясны. В исследовании, опубликованном группой британских исследователей в августе 2021 года и ещё не прошедшем экспертную оценку, приняли участие около 3000 выздоровевших в возрасте 11-17 лет и около 3700 молодых людей того же возраста, которые не были инфицированы вирусом (контрольная группа).

С помощью анкетирования они сообщили о симптомах, которые они испытали в течение последних трёх месяцев. В группе выздоровевших около 30% сообщили, что страдали от трёх или более симптомов из списка в течение следующих трёх месяцев после подтвержденной у них коронавирусной инфекции, по сравнению с 16%, которые сообщили об аналогичных симптомах в контрольной группе (те, кто не болел).

Исследование другой британской группы исследователей, опубликованное в августе в журнале The Lancet, использовавшее базу данных Королевского колледжа в Лондоне для сообщения о симптомах коронавируса, показало, что только около 3,5 процентов из возрастной группы 5-17 лет страдают от постковидного синдрома.

6. Вы выздоровели, а затем получили две дозы вакцины. Возможно ли такое, что ваш уровень защиты действительно снизился?

В марте этого года, когда начали вакцинацию выздоровевших, больничные кассы в Израиле вызвали их на разовую дозу вакцины. В Соединённых Штатах, с другой стороны, выздоровевшие должны были получить две дозы вакцины, как и все другие вакцинирующиеся. В исследовании, опубликованном группой исследователей из Испании и США, изучалось влияние второй вакцины на выздоровевших, при этом вакцина вводилась им как обычно — через три недели после первой вакцины.

Участвовали 92 участника: 45 выздоровевших и 47 ранее не инфицированных. Реакция на вакцину проверялась в пяти временных разных точках: непосредственно в момент получения первой дозы, через десять дней после вакцинации и через 20 дней после получения каждой из различных вакцин.

В случае с вакцинирующимися, которые никогда не болели, очевидно, что две дозы вакцины были полезными: количество антител в их организме увеличилось, а также и количество двух типов белков — IL-2 и IFN-γ (оба играют важную роль в координации иммунного ответа).

Но когда исследователи посмотрели на количество этих иммунных компонентов у выздоровевших пациентов, оказалось, что только первая доза вакцины имела эффект. После введения второй дозы вакцины было обнаружено явное снижение количества белков IFN-γ и IL-2, и было обнаружено лишь небольшое увеличение количества антител.

Профессор Антонио Бертолетти из исследовательской группы пояснил:

«На данный момент данные показывают, что людям, которые были инфицированы этой болезнью в прошлом, не имеет смысла вводить вторую дозу вакцины через очень короткое время [после первой дозы]. Их иммунный ответ и так очень силён».

Исследователи из Испании и США не объясняют в своей статье механизмы, лежащие в основе нарушения иммунного ответа после введения второй дозы вакцины. Но команда учёных из Италии, опубликовавшая аналогичные результаты в июне 2021 года, предполагает, что снижение связано со слабостью части иммунных клеток — явление, имеющее тенденцию возникать в ситуациях, когда иммунная система достигает особенно высокого уровня активности, например, в случаях хронической инфекции.

Всё это вызывает другой вопрос: как долго действует иммунная защита у выздоровевших пациентов? Команда исследователей из Франции попыталась ответить на этот вопрос в исследовании, опубликованном в августе 2021 года. В нём участвовал медицинский персонал Университетской больницы в Страсбурге — 393 человека, выздоровевших с апреля 2020 года.

Исследователи изучали функционирование иммунной системы у выздоровевших людей четыре раза на протяжении всего периода исследования, причём последний тест проводился через 11-13 месяцев после заражения. В каждом тесте они подсчитывали антитела и иммунные клетки (определенный тип лейкоцитов) в крови испытуемых.

Исследование показало, что у выздоровевших пациентов происходит постепенное уменьшение количества антител, причем каждый тип антител или иммунных клеток имеет разную скорость угасания. Например, скорость распада Anti-N (антител, направленных на нуклеокапсидные белки вируса) была слишком быстрой, и лишь немногие из них остались примерно через год. Напротив, скорость угасания антител типа RBD-IgG (Anti-RBD) была гораздо более умеренной, так что в конце года довольно много из них оставалось в крови выздоровевших пациентов. В целом исследователи обнаружили в крови выздоровевших людей эффективные антитела, способные противостоять двум из трёх вариантов вируса через год после заражения.

В исследовании, опубликованном группой учёных из Финляндии в сентябре 2021 года, также изучались уровни антител у выздоровевших людей примерно через год после заражения. В исследовании приняло участие около 1000 человек, которые заразились вирусом в период с конца февраля по конец апреля 2020 года, а уровни антител в их организме были проверены в апреле и мае 2021 года — в среднем через 12,7 месяца после заражения.

Подобно французскому исследованию, здесь также было обнаружено, что антитела N-IgG разрушаются относительно быстро, а антитела RBD-IgG лучше сохраняются в течение всего года. В этом исследовании также были изучены два других типа антител — S-IgG, которые нацелены на спайковый белок, и Nab (Neutralizing Antibodies). У этих двух типов антител в течение года было обнаружено относительно умеренное разрушение. Из этого исследователи делают вывод, что выздоровевшие люди сохраняют относительно хороший уровень защиты спустя год. Это в особенности относится к тем, кто перенёс заболевание относительно тяжело.

Как долго ещё продлится действие этого иммунитета? Чтобы ответить на этот вопрос, вероятно, нам придётся подождать, пока появятся новые исследования, которые позволят изучить более длительные периоды.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА