(Pixabay.com/ WiR_Pixs/СС0) | Epoch Times Россия
(Pixabay.com/ WiR_Pixs/СС0)

От фанатизма к скептицизму

Битвы за вакцину: как вернуть доверие?
Автор: 05.04.2022 Обновлено: 05.04.2022 11:52
При наличии вакцины, спасающей жизнь во время крупной пандемии, можно было бы ожидать большего энтузиазма в отношении вакцинации, но вместо этого доверие людей рухнуло. Что же произошло?

До пандемии доверие к вакцинам было почти всеобщим, а скептики вакцин составляли небольшое, но ярое меньшинство. Хотя вакцины не могут предотвратить передачу вируса, они снизили смертность.

Как ни странно, проблема заключается в вакцинном фанатизме, который привёл к вакцинному скептицизму, с проблемными последствиями, выходящими за рамки COVID-19 и распространяющимися на доверие к другим вакцинам. Вакцинный фанатизм проявляется в разных формах.

В своём стремлении увеличить охват населения вакциной фанатики отрицали основные научные факты, такие как естественный иммунитет, который гарантировал защиту после заболевания.

И это несмотря на многочисленные тщательные исследования, которые показали, что после  восстановления естественный иммунитет обеспечивает лучшую защиту от инфекции и тяжёлого заболевания, чем вакцина.

Тем не менее, фанатики вакцин настаивали на том, что естественный иммунитет не должен «учитываться» в схемах указа о вакцинации. Отрицая науку, фанатики вакцин породили ещё больший скептицизм в обществе по отношению к вакцинам.

«Если они лгут о естественном иммунитете, то, возможно, они лгут и об эффективности вакцин», — рассуждали многие.

Несмотря на отсутствие доказательств, что вакцины против COVID-19 могут предотвратить передачу вируса, и на растущее количество доказательств весной и летом 2021 года, что они не могут остановить распространение болезни, доктор Энтони Фаучи и другие убедили себя, что COVID-19 можно победить, только если вакцинировать 70%, 80%, 90% или больше населения.

А когда вакцины не оправдали научно недоказанных обещаний, доверие людей к тем, кто слишком много обещал, естественно, ушло.

В погоне за невыполнимой целью — подавить COVID-19 с помощью одних только вакцин — фанатики вакцинации общественного здравоохранения побудили многих людей скептически отнестись к преимуществам вакцины от COVID-19.

Государственные органы применяли психологические манипуляции, чтобы побудить людей к использованию вакцины.

Например, в своём руководстве по ношению масок, выпущенном в апреле 2021 года, Центры по контролю и профилактике заболеваний США (CDC) разрешили снимать маску только вакцинированным.

Их доводы были основаны на ошибочном убеждении, что вакцинированные люди не могут распространять болезнь, а также они стремились побудить людей к вакцинации.

Поощряемая чиновниками здравоохранения, компания Krispy Kreme предлагала вакцинированным бесплатные пончики. Некоторые люди, возможно, задавались вопросом:

«Если бы они понимали, что такое общественное здравоохранение, то не пытались бы откормить людей пончиками. Может быть, вакцины также вредны для моего здоровья?».

Когда эта тактика потерпела неудачу, общественное здравоохранение принялось за принуждение к вакцинации. Они ввели вакцинные паспорта, чтобы отстранить невакцинированных от участия в гражданской жизни, включая доступ в библиотеки, музеи и рестораны.

Федеральное правительство пошло дальше, используя свои огромные регулятивные полномочия, чтобы обязать делать прививки в качестве условия трудоустройства.

Эти принудительные действия фактически превратили невакцинированных в граждан второго сорта. Наблюдая за тем, как COVID-19 заболевают вакцинированные и невакцинированные, люди, несомненно, начали задаваться вопросом, действительно ли общественное здравоохранение преследует их интересы.

Некоторые фанатики вакцинации применяют отталкивающую тактику ложного причисления людей, с которыми они несогласны, к «антиваксерам».

Например, Британский медицинский журнал (BMJ) опубликовал клевету в стиле таблоида о том, что эпидемиологи и эксперты по вакцинам из Оксфорда, Гарварда и Стэнфорда выступают против «массовой вакцинации».

Как читатели могут интерпретировать это заявление?

«Ну, если профессора Гарварда, Стэнфорда и Оксфорда против вакцин, то, возможно, и мне следует быть против».

Такие ложные утверждения подпитывают нерешительность в отношении вакцин, поскольку BMJ ставит печать на лжи о том, что профессора медицины и эпидемиологии выступают против вакцин, хотя это не так. Это подрывает доверие к вакцинам.

Фанатики вакцин политизировали вакцину, используя её, чтобы представить политических оппонентов как отрицающих науку троглодитов, ложно утверждая, что они против вакцин. Если человек доверяет конкретному политику, которого ложно обвиняют в том, что он против вакцин, то он может слышать только ложное обвинение и поэтому отказаться от вакцины.

В условиях кризиса общественного здравоохранения такая политическая игра приводит к разрушительным последствиям. То, что должно было стать двухпартийным достижением — разработка и внедрение вакцины в рекордно короткие сроки во время пандемии, — превратилось в ещё один инструмент для политической борьбы, разжигая скептическое отношение к вакцинам.

Как и у другого медицинского вмешательства, применение вакцины имеет определенные риски, которые необходимо учитывать при анализе «польза-вред» для различных групп населения.

Например, когда появились сообщения о повышенном риске образования тромбов у молодых женщин, получавших вакцину J&J, надо было предложить ввести им другую вакцину на время расследования этих сообщений.

Вместо этого CDC «приостановил» вакцинацию J&J во всех возрастных группах, включая пожилых людей, для которых никакого повышенного риска нет, и для которых польза от вакцины была наибольшей. (CDC уволил одного из нас за то, что мы выступили против этой паузы для пожилых людей).

Хотя CDC позже разрешила вакцинацию, применение вакцины J&J в США так и не восстановилось, что пагубно сказалось на менее обеспеченных, сельских и других труднодоступных группах населения, для которых эта вакцина в одной дозе была идеальной и спасительной.

В своём стремлении увеличить количество вакцин COVID-19, фанатики вакцинации лишь стимулировали широкое распространённое скептицизма в отношении вакцин, которого раньше не существовало. Последствия этого ужасны не только для вакцины COVID-19, но и для жизненно важных детских вакцин.

Возможно, для COVID-19 уже слишком поздно, но восстановление общественного доверия необходимо для обеспечения доверия общественности к другим вакцинам, играющим решающую роль для благополучия детей во всем мире.

В общественном здравоохранении недостаточно доверять только половине населения. Поскольку доверие широких слоёв населения крайне важно, единственным решением станет отказ от принуждения и возвращение к традиционным принципам.

Общественное здравоохранение никогда больше не должно манипулировать или отрицать достоверные научные результаты, чтобы манипулировать поведением общества. Оно должно отвергнуть тех, кто использует общественное здравоохранение как оружие в культурной или политической войне. Оно должно отвергнуть клевету, цензуру и нападки на людей.

Доверие к вакцинам может быть восстановлено только путём честного, открытого диалога, научно обоснованной политики, просвещения общественности, долгосрочного мышления, усиленной системы мониторинга безопасности вакцин и добровольной вакцинации. То есть, следует вернуться к традиционным принципам общественного здравоохранения.

Мнения, выраженные в данной статье, являются мнением авторов и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Доктор Джаянта Бхаттачарья — старший научный сотрудник Института Браунстоун, а также профессор медицины в Стэнфордском университете.

Мартин Куллдорф — старший научный сотрудник Института Браунстоун и научный сотрудник Академии науки и свободы. Бывший профессор Гарвардской медицинской школы.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА