Представители Турции и Греции принимают участие во встрече в рамках двусторонних переговоров по морским спорам в Стамбуле, Турция, 25 января 2021 года. (Министерство иностранных дел Турции/Раздаточный материал через Reuters)  | Epoch Times Россия
Представители Турции и Греции принимают участие во встрече в рамках двусторонних переговоров по морским спорам в Стамбуле, Турция, 25 января 2021 года. (Министерство иностранных дел Турции/Раздаточный материал через Reuters)

Пока горит Украина, Турция обдумывает войну с Грецией

Автор: 14.08.2022 Обновлено: 14.08.2022 16:20
Турция готовит крупную военную авантюру, чтобы восстановить стремительно падающий престиж президента Реджепа Тайипа Эрдогана, который, если он не совершит чуда, может быть смещён с поста в течение года.

Прямо сейчас он, похоже, мало что может сделать в связи с экономическим кризисом в Турции. Инфляция в Турции достигла 24-летнего максимума в 78% в июне 2022 года; стоимость лиры продолжает оставаться слабой (17,68 по отношению к доллару США в июле 2022 года), а резкий рост импорта энергоносителей и рост цен на энергоносители привели к кризису платежного баланса и проблемам у потребителей. Экономическое чудо Турции пришло и ушло, и избиратели снова обнищали.

Эрдоган может вскоре начать войну с Грецией за суверенитет над традиционно (и юридически) греческими островами в Эгейском море. Это может быть сделано через «прикрытие» или отвлечение внимания от российско-украинского конфликта, полагая, что критическая позиция Турции по отношению к НАТО/Соединённым Штатам в этой войне означает, что она не может быть эффективно наказана за свои действия.

Турецкое правительство при Эрдогане, безусловно, начало подготовку к такой войне, прекрасно осознавая тот факт, что греческие вооруженные силы запоздало начали шаги по достижению уровня боеспособности, который мог бы соответствовать или даже превосходить возможности турецких вооруженных сил в некоторых областях: новые военные корабли и новые боевые самолеты (Rafales и F-35).

Эрдоган знает, что у него есть ограниченные возможности до того, как Греция исправит большую часть военного дисбаланса, который у неё был с турецкими вооруженными силами, и до президентских выборов 2023 года, которые, если их не подтасовать, скорее всего, он проиграет.

В конце концов, Турция за последние 48 лет избежала порицания за своё вторжение в 1974 году и последующую оккупацию 37% северной части Кипра. Эрдоган последовательно играл на том факте, что Турция может отойти от своей якобы западной ориентации, закреплённой Кемалем Мустафой Ататюрком после 1920 года и «перестроиться»в сторону России или евразийского блока Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Однако эта постоянная угроза ослабла так же, как и экономика Турции. Эрдоган доказал, что он так же хорошо осознает раздражающее положение, в котором оказалась Турция в последние годы из-за её высокой зависимости от России в торговле, как и двусмысленный статус аутсайдера, который Турция терпит в Европейском союзе (ЕС) и даже НАТО.

Эрдоган может перейти к третьей позиции: сближению с государствами Ближнего Востока и Центральной Азии. Но эти региональные государства были счастливы избавиться от османского влияния с поражением Турции в Первой мировой войне. Поэтому Эрдоган колеблется между этими несовершенными вариантами. Сейчас он находится в самом отчаянном положении с тех пор, как стал премьер-министром в 2003 году.

До выборов в Турции осталось меньше года, 18 июня 2023 года, с момента введения исполнительной президентской формы правления. Тем не менее, это будет скорее суждение о её первом исполнительном президенте, чем о самой системе. Эрдогана оценивают по резко падающей экономике и по серии неудачных попыток воссоздать славу пантюркизма и османского прошлого.

В результате у Эрдогана есть ограниченное время, в течение которого он может восстановить свои позиции, либо путём выборов, либо, в связи с чрезвычайной ситуацией в области национальной безопасности, путём введения какой-либо формы форс-мажорных обстоятельств, чтобы аннулировать или предотвратить следующие выборы.

Эрдоган, в конце концов, действительно ухитрился организовать «неудавшуюся попытку государственного переворота» 15–16 июля 2016 года, чтобы выманить и подавить своих политических и военных соперников, во многом таким же образом, как нацисты Адольфа Гитлера устроили надуманный путч с 30 июня по 2 июля 1934 года, чтобы консолидировать власть под предлогом готовящегося переворота военизированных «коричневорубашечников» Эрнста Рёма.

Премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис встретился с Эрдоганом в марте 2022 года и, похоже, достиг соглашения по вопросам безопасности в Средиземноморье. Однако к концу апреля 2022 года стало очевидно, что соглашение утратило силу и нарушения турецкими ВВС воздушного пространства Греции над Эгейским морем достигли «беспрецедентного уровня».

В то же время министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу заявил, что Афины незаконно «милитаризируют» свои островные территории в Эгейском море. В 2021 году Турция обратилась в Организацию Объединенных Наций с петицией об односторонней «демилитаризации» островов Эгейского моря. Чавушоглу заявил в апреле 2022 года, что суверенитет Греции над её территориями в Эгейском море будет считаться «спорным».

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Грегори Копли президент Международной ассоциации стратегических исследований, базирующейся в Вашингтоне. Родившийся в Австралии, Копли является членом Австралийского ордена, предпринимателем, писателем, правительственным советником и редактором оборонных изданий. Его последняя книга — «Новая тотальная война 21 века и триггер пандемии страха».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА