Шприц с вакциной против COVID-19 от компании Pfizer. (Justin Sullivan/Getty Images)  | Epoch Times Россия
Шприц с вакциной против COVID-19 от компании Pfizer. (Justin Sullivan/Getty Images)

Плотина лжи

Раскрыты реальные результаты исследования безопасности вакцины
Автор: 02.04.2022 Обновлено: 02.04.2022 14:43
Что на самом деле произошло в первые 90 дней после внедрения вакцины? Сколько нежелательных явлений и различных проблем со здоровьем? Сколько смертей? Первая часть документов, опубликованная 1 марта 2022 года, без тени сомнения доказывает, что нас продали…

Небольшая партия документов, опубликованная Управлением по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) в середине ноября 2021 года, показала, что за первые три месяца после начала применения вакцины от  COVID-19 компания Pfizer получила 42 086 сообщений о неблагоприятных событиях, в том числе 1 223 случая смерти.

Пакет документов, предоставленный FDA 1 марта 2022 года на суд общественности, объёмом свыше 10 тыс. страниц, содержал девять страниц перечня зарегистрированных побочных эффектов, а это около 158 тысяч различных проблем со здоровьем.

Первоначальный анализ форм отчётов о случаях болезней (CRF) выявил значительные ошибки и аномалии в сборе данных.

Основные проблемы: включения пациентов-хроников в группу «здорового населения»; не заполненные графы номера серьёзных неблагоприятных событий (SAE); отсутствие данных о находящихся на медицинском учёте; нарушение учёта введения вторых доз, которые были введены вне трёхнедельного окна протокола.

Также есть вопросы относительно того, наблюдались ли участники должным образом в течение достаточного количества времени; кроме того, неблагоприятные события были указаны как «несерьёзные», несмотря на длительное пребывание в больнице, и многое другое.

Большинство данных в этом выпуске документов были получены из мест проведения испытаний, управляемых компанией Ventavia. В настоящее время компания Ventavia находится под судебным преследованием Брук Джексон, бывшего регионального директора Ventavia. Джексон уволили вскоре после того, как она довела до сведения FDA и высших должностных лиц компании информацию о возможной фальсификации данных и плохом управлении лабораторией.

В сентябре 2021 года группа под названием «Общественное здравоохранение и медицинские работники за прозрачность» (PHMPT) подала в Управление по контролю за продуктами и лекарствами США (FDA) запрос о свободе информации (FOIA), чтобы получить документацию, использованную для утверждения препарата Comirnaty, включая данные о его безопасности и эффективности, отчёты о побочных реакциях и списки активных и неактивных ингредиентов.

Когда через месяц FDA так и не ответила на запрос FOIA, группа PHMPT подала в суд. Pfizer и FDA попросили судью дать им 75 лет на выдачу всех документов (выдавая всего 500 страниц в месяц), но, к счастью, судья постановил, что они должны выдавать их со скоростью 55 000 страниц в месяц.

Сторонник прививок изменил своё мнение

В середине ноября 2021 года FDA опубликовало 91 страницу, из которых следует, что FDA знало о шокирующих проблемах безопасности с 30 апреля 2021 года. Для медбрата Джона Кэмпбелла, о котором говорится в видеоролике, эти документы послужили сигналом, пробудив его к мысли о том, что уколы могут быть гораздо опаснее, чем все думают.

И, как я уже сказал выше, до 28 февраля 2021 года компания Pfizer получила 42 086 сообщений о неблагоприятных событиях, включая 1 223 случая смерти и о 158 тысячах зарегистрированных побочных эффектах! В своём видео Кэмпбелл рассматривает эти документы, перечисленные как «5.3.6. Постмаркетинговый опыт».

Как отметил Кэмпбелл, было бы неплохо узнать об этом в период внедрения вакцинации, не так ли?! Он был довольно последователен в своей поддержке безопасных и эффективных вакцин, но ситуация с компанией Pfizer разрушила доверие к власти.

1 223 смертельных случая и 42 086 сообщений о травмах за первые три месяца — это значительный сигнал в области безопасности, особенно если учесть, что вакцина против свиного гриппа 1976 года была отозвана сразу после 25 смертей.

Теперь количество отправленных доз было отредактировано в соответствии с кодом редактирования FOIA, который расшифровывается как «коммерческая тайна и коммерческая или финансовая информация, полученная от какого-либо лица и являющаяся привилегированной или конфиденциальной». Почему количество отправленных доз должно быть конфиденциальным?

Кэмпбелла явно беспокоит такая редакция, поскольку вы не можете рассчитать частоту встречаемости побочных эффектов, если не знаете, каков знаменатель. Как отметил Кэмпбелл, это число не может быть конфиденциальным. Его скрывают по какой-то другой причине (и я только что указал, что это может быть).

Даже не зная фактора заниженных данных, Кэмпбелл потрясён количеством зарегистрированных побочных эффектов. Совершенно очевидно, что эта информация заставила его пересмотреть свои взгляды. Чтобы получить представление о типах зарегистрированных побочных эффектов, посмотрите видео Кэмпбелла. Я уже рассматривал его в предыдущих статьях.

Здесь мы перейдём к первому действительно большому пакету документов компании Pfizer, который был опубликован 1 марта 2022 года. В общей сложности FDA располагает примерно 450 000 страницами данных, полученных в ходе испытаний вакцины против COVID-19 компании Pfizer, и сейчас мы располагаем чуть более 10 000 из этих страниц. Вы можете найти их все на сайте PHMPT.org.

Выводы из раннего обзора отчётов о случаях

7 марта 2022 года журналист-расследователь Соня Элайджа опубликовала обзор своих первых выводов на сайте Trial Site News, просмотрев некоторые из тысяч недавно опубликованных документов.

Её обзор в основном посвящён формам отчётов о случаях CRF. Это документы, используемые в клинических исследованиях для регистрации стандартных данных каждого пациента, включая неблагоприятные события. Они непосредственно относятся к важнейшей части процесса клинического исследования.

Её показания были опубликованы 2 ноября 2021 года в «Британском медицинском журнале» (BMJ), старейшем и самом престижном медицинском журнале в мире, журналистом-расследователем Полом Тэкером. Специалисты по проверке фактов Facebook даже пытались «развенчать» эту статью BMJ и подвергли её цензуре.

В своём обзоре Элайджа обнаружила ряд ошибок и аномалий, которые, похоже, подтверждают утверждения Джексон, уволенную из компании Pfizer:

  •  пациенты, включённые в группу «здорового населения», были далеко не здоровы — например, один из таких «здоровых» участников был диабетиком 2 типа со стенокардией, сердечным стентом и историей сердечного приступа;
  •  номера серьёзных нежелательных явлений (SAE) были оставлены незаполненными — на сайте Ventavia № 1085 особенно много отсутствующих номеров SAE;
  •  отсутствие штрих-кодов на собранных образцах — без этих штрих-кодов невозможно сопоставить образец с участником;
  •  подозрительные даты начала и окончания SAE — например, так называемый «здоровый» диабетик перенес «серьёзный» сердечный приступ 27 октября 2020 года. Дата «окончания» указана как 28 октября, на следующий день, что странно, поскольку приступ был зарегистрирован как достаточно серьёзный, чтобы потребовать госпитализации;

Кроме того, в тот же день, 28 октября, у пациента была диагностирована пневмония, поэтому он, скорее всего, остался в больнице.

«Эта аномалия вызывает сомнения в точности записанных дат, что потенциально нарушает правила ведения документации центра ALOCA-C для клинических исследований», — пишет Элайджа.

  •  Специальные группы были ответственны за проверку отчётов о неблагоприятных событиях на наличие признаков COVID-19, а также за проверку тяжёлых случаев COVID-19. Однако в некоторых случаях они отвергали возможную связь клинических событий с COVID-19, например, пневмонией.

И это несмотря на то что в протоколе компании Pfizer (раздел 8.2.4) «усиленный COVID-19» (т.е. антителозависимое усиление) указан как потенциальный побочный эффект, на который следует обратить внимание. Как отметила Элайджа:

«Непреднамеренно это могло привести к предвзятости, так как эти команды должны были знать, кому из участников было назначено плацебо, а кому — вакцина. На них могло оказываться давление со стороны спонсора, чтобы испытание прошло определённым образом, и, чтобы такие события, как „COVID-пневмония“, классифицировались просто как пневмония».

  •  Невозможные даты — диабетик, перенёсший сердечный приступ, за которым последовала пневмония (которая могла быть непризнанной пневмонией COVID-19), умер, но дата его смерти указана за день до того, как пациент предположительно отправился на визит к врачу в связи с предположительным COVID-19;

Очевидно, что мёртвый человек не может посетить врача, поэтому здесь что-то не так. В примечании клинического следователя указано: «Не может быть даты более поздней, чем дата смерти.

«Пожалуйста, удалите данные с визита по болезни COVID-19 и добавьте кашель и одышку как неблагоприятные события. Какое давление здесь оказывалось?», — спрашивает Элайджа.

  •  Неблагоприятные события, перечисленные как „несерьёзные“, несмотря на длительное пребывание в больнице. В одном случае участник упал и получил рваные раны лица на следующий день после введение второй дозы вакцины, после чего был госпитализирован на 26 дней, однако падение не было названо серьёзным.

Другие аномалии в этом конкретном случае включают указание на то, что падение было вызвано „падением“, не связанным с лечением в рамках исследования, а рваная рана лица была результатом „гипотонии“ (низкого артериального давления). Номер SAE также отсутствует в случае с порезами на лице.

«Можно усомниться в достоверности этой информации, учитывая, что падение и порезы на лице были неразрывно связаны. Так, если порезы на лице были вызваны „гипотонией“, то и падение должно быть вызвано ей. Может ли низкое артериальное давление быть эффектом экспериментального укола? Возможно. Особенно если учесть, что пациент упал на следующий день после введения второй дозы», — пишет Элайджа.

Ещё более подозрительно: причина падения была записана как «связанная» (с лечением) в форме серьёзного неблагоприятного события, но указана как «не связанная» в тексте CRF неблагоприятного события. В примечании сказано: «Пожалуйста, подтвердите правильность причинно-следственной связи».

  •  Отрицание совершенно новых проблем со здоровьем как не связанных с лечением. Например, в одном случае у женщины, не имевшей в анамнезе нарушений функции почек, через месяц после приёма второй дозы препарата были диагностированы камни в почках и тяжёлая гипокалиемия, потребовавшая госпитализации.

Несмотря на то что у неё не было проблем с почками в анамнезе, оба случая были отклонены как «не связанные» с лечением в рамках исследования, и дальнейшее расследование не проводилось.

В заключение Элайджа пишет:

«Все доказательства, собранные за ограниченное время, подтверждают утверждения разоблачителя Джексон о плохом управлении данными на испытательном участке и вызывают вопросы о том, как компания Ventavia проводила клинические испытания Pfizer. Ошибки и аномалии в CRF также указывают на её утверждения о том, что клинические научные сотрудники не были обучены должным образом, и у многих из них не было опыта работы в клинической практике. Если такие вопиющие факты верны на этих участках, то могут ли они проявиться на других участках испытаний по всей Северной Америке и за её пределами?»

Огромный список побочных эффектов

Напоминаю, последняя порция документов компании Pfizer также включает девять страниц с перечнем побочных эффектов — всего 158 тыс.!

Огромный разрыв между тем, что нам говорили, и реальностью

Документы Pfizer показывают огромный разрыв между тем, что нам говорили о вакцинах, и тем, что FDA и Pfizer знали о них на самом деле. В статье, опубликованной недавно в журнале The Defender, доктор Мерил Насс спрашивает:

«Документы Pfizer и FDA противоречат официальному описанию безопасности вакцины против COVID-19 — это мошенничество?».

Как отмечает Насс, то, что нам говорят в СМИ, — это одно, а то, что показывают эти документы, — совсем другое. И что очень важно содержание этих документов «говорит нам о том, какую информацию готовы предоставить Pfizer и FDA». Они также устанавливают, каковы юридические требования к разрешению на экстренное использование и лицензирование.

«Это может шокировать, но то, что FDA говорило, когда выдавало лицензию на вакцины Pfizer, сильно отличалось от того, что вы слышали от Центров по контролю и профилактике заболеваний (CDC), СМИ и других источников», — пишет Насс.

Руководство CDC противоречит этикетке Comirnaty

Насс перечисляет несколько случаев, когда заявления CDC для общественности явно противоречат заявлениям на этикетке Comirnaty. Например:

  •  хотя в CDC изначально утверждали, что анафилактические реакции на вакцину возникают примерно с той же частотой, что и на другие вакцины, с тех пор они сняли это утверждение, и теперь и CDC, и этикетка Comirnaty утверждают, что введение вакцины Comirnaty ограничено учреждениями, которые могут управлять анафилактическими реакциями.

«Это не относится к другим вакцинам», — сказал Насс, добавив, что исследования, проведённые в больницах Гарварда, показали, что частота анафилаксии у сотрудников, получивших прививку от COVID-19, была в 50-100 раз выше, чем заявленная CDC, которая рассчитывает этот показатель на основе сообщений в Системе сообщений о неблагоприятных событиях, связанных с вакцинами (VAERS).

  •  Хотя CDC утверждает, что постинъекционный миокардит протекает в лёгкой форме и быстро проходит, на этикетке Comirnaty чётко указано: «Информация о потенциальных долгосрочных последствиях пока отсутствует».
  •  CDC рекомендует вакцину против COVID-19 беременным женщинам, однако на этикетке указано, что «имеющихся данных о применении Comirnaty беременным женщинам недостаточно для получения информации о связанных с вакциной рисках при беременности».
  •  CDC, FDA и ведущие СМИ утверждают, что вакцина против COVID-19 не может вызвать рак или проблемы с фертильностью, однако на этикетке Comirnaty чётко указано, что «Comirnaty не оценивались на предмет потенциальной канцерогенности, генотоксичности или нарушения мужской фертильности». Если препарат не был оценён, как они могут утверждать, что он не может вызвать подобные проблемы — особенно учитывая список побочных эффектов, приведённый выше?
  •  Несмотря на то, что целью массовой вакцинации заявлено создание «коллективного иммунитета», FDA не потребовало от Pfizer оценить, может ли вакцина защитить от бессимптомной инфекции или предотвратить передачу SARS-CoV-2.

Для чего всё это было сделано?

С каждой неделей прибавляются трещины в официальном повествовании о COVID-19. Будет интересно посмотреть, что же наконец прорвёт пресловутую плотину.

Генеральный директор компании Pfizer Альберт Бурла теперь настаивает на четвёртой прививке, заявляя, что она будет «необходима для большинства», поскольку три прививки не только не могут защитить от всех штаммов, но и быстро теряют свою силу. По этим же причинам американцы должны рассчитывать на ежегодную вакцинацию каждую осень.

При нормальных обстоятельствах это должно было бы сорвать завесу с глаз людей, но промывание мозгов в отношении COVID-19 было настолько успешным, что многие до сих пор не могут понять, насколько сильно им лгали. Я считаю, что последним залпом, который разбудит массы, станет либо откровения о вреде, либо осознание того, что на самом деле будет означать запланированная система социального кредитования для среднего американца.

В 2018 году компания Pfizer с гордостью сотрудничала с платёжной платформой Коммунистической партии Китая Alipay, которая использовалась для реализации ранней китайской версии паспортов вакцин, названной инициативой «Интернет + вакцинация», направленной на создание «осведомлённости о заболеваниях через мобильные устройства».

По данным Госдепартамента США, Alipay — это «инструмент», используемый китайской компартией для создания сети «технологически облегчённого наблюдения и социального контроля», также известной как система социального кредита. Подобная система сейчас внедряется в других частях мира, включая США, поэтому интересно отметить участие компании Pfizer в этой ранней инициативе по созданию цифрового паспорта вакцины.

В середине марта 2022 года Бурла дал интервью Washington Post Live, в котором признал, что решение использовать технологию мРНК при создании «вакцины» против COVID-19 было «нелогичным», потому что у Pfizer есть «хороший опыт» с несколькими другими технологиями вакцин и только двухлетний опыт работы с мРНК, которая никогда ранее не использовалась в коммерчески доступных лекарствах.

В конце концов, Бурла может пожалеть об этом решении, поскольку оно оказалось невероятно смертоносным. Хотя, наверное, это будет зависеть от того, будет ли он когда-нибудь привлечён к ответственности за этот выбор.

Доктор Джозеф Меркола основатель сайта Mercola.com, врач-остеопат, автор бестселлеров и обладатель множества наград в области естественного здоровья. Он стремится изменить современную парадигму здравоохранения, предоставляя людям ценный ресурс, который поможет им взять под контроль своё здоровье.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА