Фото: pikabu.ru | Epoch Times Россия
Фото: pikabu.ru

Смертоносное молчание

Сокрытие информации о вспышке вируса повлекло многомиллионные жертвы
Автор: 22.03.2022 Обновлено: 22.03.2022 12:08
Карло Урбани работал в своём кабинете в ухоженной больнице Бангкока, самого крупного города Таиланда, когда получил сообщение от Всемирной организации здравоохранения об умирающем от некоего гриппа бизнесмене китайского происхождения, находящемся в столице Вьетнама — Ханое.

Здоровый, молодой бизнесмен сгорел за шесть дней. Очень настораживало, что после его стремительной смерти сразу заболело восемь человек: двое сопровождавших больного и шестеро из медперсонала больницы.

Прилетев в Ханой, Урбани обнаружил бизнесмена в морге, а восьмерых заражённых — лежащими при смерти. Не дождавшись разрешения родных умершего, Урбани потребовал немедленного вскрытия трупа.

Такого опытный эпидемиолог ещё не видел. Кровеносные сосуды сердца, почек, печени были полностью забиты тромбами. Лёгкие превратились в бесформенную массу.
Электронного микроскопа в больнице не было, а обычный микроскоп не помог увидеть «убийцу».

Умерший бизнесмен приехал из Китая. Недавние сообщения говорили об увеличении смертности от пневмонии именно в Китае. Но запрашивать Китай бесполезно: они будут молчать даже под самыми страшными пытками. Картина складывалась угрожающая.

Карло Урбани связался со своим начальством во Всемирной организации здравоохранения. Те не хотели портить отношения с Китаем: боялись. Врачу было понятно, что очаг смертоносного вируса находится в Китае, поэтому нужно срочно «закрывать» Китай, Гонконг и Вьетнам. Необходимо было объявить об эпидемии. Карло требовал от начальства ВОЗ оказать влияние на Китай, они согласились.

Результаты анализа вскрытия ещё не были готовы, но дорога была каждая минута. В больнице, где скончался от неизвестного вируса бизнесмен, оперативно развешивали пластиковые шторы, облачались в защитные костюмы и маски.

Урбани из кабинета главврача позвонил министру здравоохранения Вьетнама с просьбой вызвать санитарный батальон, то есть солдат. Министр долго молчал, а потом спросил: «Китай?». На что получил ответ: «Скорее всего, да».

Получается, что в министерстве знали о вспышке эпидемии в Китае — разведка работает! Но почему же они молчали?!

Утром маленькую французскую больницу окружили армейские санитары. Часть персонала больницы уже была инфицирована, и уже не могли выполнять свою работу, другая часть — не вышла на работу. Пришлось вызывать добровольцев.

Военные начали обзванивать всех, кто посещал больницу накануне, и ездить к ним. Некоторых привозили назад в больницу на носилках. Для персонала снаружи больницы поставили отдельные палатки с предметами дезинфекции, организовали отдельную кухню.

Из больницы никто не мог выйти, только ввозили новых инфицированных. Карло Урбани не покидал больницу, как и все. Он понимал, что нужно быть в очаге инфекции и не терять присутствия духа, подбадривать падающий от усталости медперсонал.

Он неустанно звонил в ВОЗ с требованием остановить перелёты и отправить военных санитаров в места заражения. Китай признал, что в стране уже месяц в разных районах возникают очаги заражения неизвестной пневмонией.

Вспышка пошла на убыль только через три недели. Карло начал писать докладную, которую с нетерпением ожидали коллеги. Вскоре он вылетел на спецрейсе в Бангкок. В самолёте Карло почувствовал себя плохо, поднялась температура. Он всё понял. Коллегам, встречавшим его в аэропорту, он не дал приблизиться к себе и попросил вызвать скорую помощь.

Когда Урбани, весь закрытый пластиком, с кислородной трубкой, находясь в больничной койке, увидел глаза жены, он ещё раз убедился, что не выкарабкается. Ведь она прилетела из Италии: её вызвали, значит, жизнь его подходит к завершению.

В последней исповеди Карло Урбани признал своё фиаско. Ему, эпидемиологу, не удалось вовремя остановить эпидемию. Своё лёгкое, поражённое вирусом, он завещал отдать на исследование, чтобы врачи смогли разработать вакцину.

29 марта 2003 года Карло Урбани, итальянский 45-летний профессор, врач-эпидемиолог, нобелевский лауреат, остановивший первую пандемию коронавируса, умер. Эта пандемия продлилась 180 дней, умерли 774 человека из 8 000 заразившихся.

Карло Урбани так и не узнал, что в 2017 году Китай и ВОЗ, будучи в сговоре, закроют разработку вакцины против коронавируса. Ещё он не узнал, что компартия Китая виновна в заражении новым вирусом всего мира.

Осенью 2019 года в Китае появились первые заражённые смертельным вирусом, но китайские власти замалчивали о вспышке до 20 января 2020 года, дождавшись значительного числа заражённых, которые беспрепятственно вылетали из Китая в разные концы земного шара.

Честные уханьские врачи, их было только восемь, подняли тревогу уже в начале декабря. Они увидели, что новая форма вируса похожа на вспышку 2003 года, что он смертелен, и распространяется от человека к человеку, а это требует принятия особых мер безопасности. Но их заставили замолчать китайские власти.

Один из восьми докторов заразился и умер в конце января. Его имя — Ли Вэньлян. Остальные бесследно исчезли…

О новой вспышке смертельного коронавируса Всемирная организация здравоохранения умалчивала, пока не получила «разрешение» от китайских властей. Но время уже было упущено.

Если бы Карло Урбани знал, что в скором будущем жертвами COVID-19 станут миллионы, он, наверное, не назвал бы себя потерпевшим фиаско.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА