Медицинский работник с коробкой ивермектина в Кали, Колумбия, 21 июля 2020 г. (Luis Robayo/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Медицинский работник с коробкой ивермектина в Кали, Колумбия, 21 июля 2020 г. (Luis Robayo/AFP via Getty Images)

Спасение от смерти при COVID-19 за 1 доллар

Автор: 15.01.2022 Обновлено: 19.01.2022 10:05
В течение первых девяти месяцев пандемии COVID-19 не существовало официально одобренных методов лечения для борьбы с болезнью. С марта 2020 года до ноября органы здравоохранения рекомендовали инфицированным лишь соблюдать карантин, пить много жидкости и отдыхать, если не требуется госпитализация.

В последние месяцы правления президента Дональда Трампа медицинское сообщество выражало крайнюю осторожность в отношении амбулаторного лечения вируса. Эту политику поддерживали крупные СМИ, критикующие рекомендацию Трампа использовать в начальной стадии противомалярийный препарат «Гидроксихлорохин».

Известно, что около 38% рецептурных препаратов выписываются и используются не по инструкции*, но, доктор Энтони Фаучи, директор Национального института аллергии и инфекционных заболеваний, уже в самом начале пандемии заявил, что поставщики должны отпускать пациентам с COVID только те лекарства, безопасность и эффективность которых доказана «рандомизированными, плацебо-контролируемыми испытаниями». Их проведение может занять месяцы или годы и часто требует больших затрат.

Выбор врачей

Учитывая его указания, некоторые правительства и независимые врачи выбрали в качестве рецепта бездействие, обрекающее на смерть огромное число людей.

Однако ряд врачей не согласились с Фаучи и стали лечить коронавирус в начальной стадии путём применения дешёвых, безопасных и легкодоступных препаратов — в данном случае «Гидроксихлорохина», антибиотиков, аспирина и витаминов, — которые доказали свою эффективность в лечении подобных заболеваний.

«Если я ошибусь с назначенным лечением, люди всё равно умрут. Если я прав, то — сколько жизней мы спасли? Сколько ещё можно спасти? Почему мы выбираем смерть вместо лечения?», — заявил доктор Брайан Тайсон из штата Калифорния.

Сотрудники американского сайта RealClearInvestigations переписывались с 12 сторонниками раннего амбулаторного лечения по всему миру — от Калифорнии, Техаса и Гондураса до Франции, Израиля и Индии.

Их лечение опровергает официальные клинические рекомендации, из-за которых более 500 тыс. американцев и почти 3 млн человек по всему миру умерли от пандемии в первый год, закончившийся в марте 2021 года.

Эти врачи использовали свой многолетний клинический опыт, подбирая комбинации нужных препаратов, которые могли сработать. Мало кто использовал один и тот же набор лекарств; не было единого мнения о том, какие препараты лучше действуют, но все считали раннее лечение пандемии наиболее успешным.

Хотя эффективность этих препаратов не была подтверждена клиническими испытаниями, все врачи утверждали об улучшении качества лечения и отсутствии побочных эффектов.

Мир должен их знать их имена

Несогласные с бездействием органов здравоохранения, врачи активно лечили больных на ранней стадии пандемии и спасли много жизней. Ниже перечислены наиболее известные из них.

Доктор Джордж Фарид, бывший исследователь вирусологии Национального института здоровья США и выпускник Гарвардской медицинской школы, вместе со своим коллегой по первичной медицинской помощи доктором Тайсоном сообщил о раннем амбулаторном лечении 7 тыс. пациентов с COVID и всего 7 смертях.

Доктор Фернандо Валерио, бывший стажер Дартмута, прославился в Гондурасе как новатор в области стационарных и амбулаторных протоколов, которые впоследствии были внедрены по всей стране.

Будучи одним из четырёх врачей интенсивной терапии в Сан-Педро-Сула, городе с населением 1,2 млн человек, он настаивал на отказе от госпитализации больных. Вместо этого врач убедил правительство направить медицинских работников в очаги распространения вируса для раздачи населению наборов лекарств.

И уровень смертности в Гондурасе заметно снизился. По нынешним подсчётам, он оказался в два раза ниже, чем в США.

Доктор Даррелл ДеМелло из Мумбаи, Индия, лечил пациентов, включая сотрудников крупнейших международных компаний, по схеме, аналогичной схеме доктора Фарида. По его словам, из 7500 пациентов он потерял 16.

Работа этих врачей затрагивает вопросы о том, как должна выглядеть ответственная медицинская практика в условиях отсутствия одобренных методов лечения перед лицом вероятной массовой смерти. Разве не лучше вместо бездействия испробовать что-то до завершения длительных клинических испытаний?

Исследователи уже в самом начале пандемии знали, что инфекция COVID проходит несколько стадий, характеризующихся специфическими симптомами, которые можно лечить множеством безопасных, одобренных Управлением по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов препаратов.

Например, в марте 2020 года было уже известно о развитии болезни от вирусной фазы до обширного воспаления во всём организме. Противовоспалительные препараты — например, «Колхицин», который выбрал доктор ДеМелло в Мумбаи, можно было назначать по усмотрению врача.

К июню 2020 года выяснилось, что COVID вызывает сильное сгущение крови. Разжижающий кровь препарат «Плавикс» — ещё один выбор доктора ДеМелло. Обычно «Плавикс» использовался для профилактики и лечения тромбообразования.

«Если у пациентов наблюдаются воспалительные процессы, давайте использовать противовоспалительное средство. Мы видим, что у людей образуются тромбы, они умирают от закупорки коронарных артерий, давайте использовать препарат для разжижения крови», — пояснил свою позицию Тайсон.

Разработка новых препаратов

Власти не сразу приняли нестандартный подход врачей к лечению. Многие врачи, по-видимому, интерпретировали слова в клятве Гиппократа «прежде всего, не навреди» как призыв ждать чётких указаний от регулирующих органов. Но они знали о разработке ранних схем лечения для предотвращения прогрессирования заболевания у инфицированных пациентов и видели их эффективность.

В ноябре 2020 года, через девять месяцев после начала пандемии, доктор Фаучи стал соавтором статьи в авторитетном журнале Американской медицинской ассоциации под названием «Терапия ранней стадии COVID-19: критическая необходимость».

В статье Фаучи и его коллеги утверждали о необходимости срочного принятия мер на ранних стадиях инфекции для предотвращения прогрессирования заболевания и долгосрочных осложнений.

Они отметили, что такие методы лечения должны быть безопасными, с небольшим количеством побочных эффектов, простыми в применении и доступные для массового применения.

Однако они отвергли эффективность ряда препаратов, которые могли бы подойти для такой схемы, включая «Гидроксихлорохин». Вместо этого, Фаучи с коллегами отдали предпочтение более дорогим перепрофилированным противовирусным препаратам и одобрили «инвестиции в целевые подходы к разработке лекарств для раннего лечения».

«Хотя эти усилия будут длительными и более дорогостоящими по сравнению с использованием известных препаратов, открытие новых противовирусных препаратов может оказаться полезным не только при COVID-19, но и при будущих пандемиях», — заявили авторы статьи.

Только в апреле 2021 года Национальные институты здравоохранения США объявили о финансировании крупного клинического испытания для изучения повторно применяемых препаратов, которые предпочитали использовать врачи в своих схемах. Это испытание началось только в июне и завершится в марте 2023 года.

Задержка исследований

Почему же раньше не могли провести подобные исследования?

Ранняя пропаганда президентом Трампом «Гидроксихлорохина» противоречила сообщениям вашингтонских СМИ и мнению медицинских авторитетов. Это вызвало мощную реакцию общественности против такого лечения, как и предположение Трампа об утечке вируса из китайской лаборатории.

В обоих случаях важную роль сыграли статьи во влиятельном медицинском журнале The Lancet. Одна из них, в которой осуждался препарат «Гидроксихлорохин», была отозвана, как не соответствующая действительности.

Хотя этот препарат ежедневно используется во всём мире для лечения различных заболеваний у взрослых и детей, включая волчанку и малярию, чиновники здравоохранения считают его потенциально опасным.

Они отвергают выводы профессора Йельской школы общественного здравоохранения доктора Харви Риша, в пользу использования «Гидроксихлорохина» для лечения COVID.

«В результате, оперативные клинические испытания так и не были проведены, — написал в своей новой книге „Чума на наш дом“ доктор Скотт Атлас, советник Целевой группы по коронавирусу Белого дома Трампа. — А врачам запретили выписывать рецепт на этот препарат».

Американские технологические гиганты подвергали цензуре многие обсуждения амбулаторного лечения, заклеймив их как «дезинформацию». В частности, был приостановлен канал YouTube сенатора Рона Джонсона, сторонника раннего лечения.

Такие дебаты имели гораздо меньший резонанс в бедных странах с ограниченными ресурсами.

Доктор Валерио из Гондураса объяснил, что американский подход — держать инфицированных дома до госпитализации им не подходит из-за отсутствия в стране крупных, оборудованных по последнему слову техники больниц, и недостаточного количества коек интенсивной терапии.

Вместо этого Гондурас, Индия, Перу и Мексика использовали комбинацию дешёвых и широко доступных лекарств, давно доказавших свою безопасность при лечении других заболеваний.

К ним относятся «Гидроксихлорохин», «Азитромицин» (антибиотик, обладающий противовирусными и противовоспалительными свойствами), «Доксициклин» (используется для лечения различных бактериальных инфекций и обладает противовирусными и противовоспалительными свойствами), стероиды, «Тайленол», «Аспирин» и добавки витаминов C, D и цинка.

Большинство этих схем также включали «Ивермектин» (IVM), известный препарат, вызвавший много споров в США. Он широко использовался для лечения людей и домашнего скота.

СМИ, выступающие против неодобренных методов лечения, назвали «Ивермектин» «лошадиным дегельминтиком». Тем не менее, IVM является одним из повторно применяемых препаратов, тестируемых в рамках испытаний, которые начались в июне.

В письме, направленном в октябре 2021 года чиновникам администрации Байдена, сенатор Джонсон и его коллеги выразили обеспокоенность тем, что предвзятое отношение к IVM, продемонстрированное FDA, NIAID доктора Фаучи и CDC, «ставит под сомнение честность конечных результатов этого исследования».

Практика «от дома к дому»

Гондурас. Правительство Гондураса направляло медицинские бригады в дома заражённых, чтобы распространить среди них наборы основных лекарств: «Азитромицина», «Ивермектина» и цинка, включая полоскание рта гипохлоритом натрия и перекисью водорода.

Если симптомы сохранялись более семи дней, пациентам назначали «Колхицин» (противовоспалительное средство), «Преднизон» (стероид) и «Ривароксабан» (антикоагулянт). В стране также проводилось активное стационарное лечение.

Исследование показало, что эти протоколы привели к значительному снижению числа смертельных случаев. По данным доктора Валерио, он применял эти протоколы для амбулаторных пациентов, добавляя «Флувоксамин», и зафиксировал одну смерть на 440 пациентов.

Мексика. Прошлой зимой в Мехико врачи распространили методом «от дома к дому» около 83 000 наборов для домашнего лечения, содержащих IVM. Медицинские исследователи отметили 55-70% снижение риска госпитализации среди тех, кто их использовал.

Критики заявили, что «причинно-следственная связь… не может быть установлена» между положительным результатом и приёмом препаратов. В наборы также входил «Аспирин», который снижает тяжесть заболевания у стационарных больных, принимавших его до госпитализации.

Перу. Детальный анализ плана Перу по распределению лекарств «от дома к дому», показал 14-кратное снижение смертности в провинциях, где использовался этот метод.

Индия. В самом густонаселённом штате Индии, Уттар-Прадеш, число случаев заболевания и смертей от COVID быстро сократилось после введения метода «от дома к дому», во время которого инфицированным пациентам выдавались наборы, включающие IVM и «Доксициклин».

Национальное правительство Индии быстро последовало этому примеру, выпустив протоколы амбулаторного лечения во время пика заболевания. Для амбулаторных пациентов с лёгкой формой заболевания лечение включало «Гидроксихлорохин» или «Ивермектин».

С пятого дня заболевания более тяжёлые пациенты применяли ингаляционный «Будесонид»(стероид), используемый для лечения астмы. С тех пор в Индии не наблюдалось всплеска заболеваемости.

Доктор ДеМелло поделился с нами своими теориями о причинах и лучших методах лечения COVID.

«Это не вирусное заболевание, — сказал он. — Это, в первую очередь, заболевание сосудов, ЦНС, воспаление».

По его словам, он даёт своим пациентам «Колхицин», который обычно используется для лечения подагры. Этот препарат снимает воспаление от COVID, которое может привести к тяжёлым системным заболеваниям.

Если бы власти США действительно хотели эффективно лечить людей, говорит он, врачи должны были бы «назначать „Колхицин“ тучным, диабетикам и пожилым людям, чтобы они не заразились COVID.

Доктор ДеМелло также назначает „Ивермектин“ и препарат для разжижения крови „Плавикс“, поскольку COVID „является болезнью свёртывания крови“. Идея заключается в том, чтобы воздействовать на три столпа болезни: воспаление, вирусную репликацию и свёртываемость крови.

Критикам индийского подхода к лечению доктор ДеМелло демонстрирует данные снижения общей смертности с тех пор, как Индия перешла на амбулаторное лечение.

„У правительства не было выбора, — говорит он. — Люди умирали со всех сторон. Не хватало места в крематориях и моргах“.

Противодействие на Западе

В то время как страны сообщали об успехах амбулаторного лечения, некоторые исследователи на Западе заявили, что столкнулись с противодействием со стороны органов здравоохранения.

Франция. Врач из юго-восточной Франции Стефан Эрминджон столкнулся с противостоянием Национального совета врачей страны за сообщение об эффективности таких антигистаминных препаратов, как Benadryl, Zyrtec, Allegra и Claritin, против сильного воспаления при COVID.

Он озвучил свою гипотезу (впоследствии повторённую в Оксфорде и других местах) и проверил её на 26 пациентах. Исследования показали 100-процентное улучшение в течение 72 часов.

Доктор Эрминджон сказал, что давно доказанная безопасность антигистаминных препаратов делает их „вполне применимыми для массового лечения“. Более крупное исследование, проведённое в Испании, также подтвердило его гипотезу.

Тем не менее, доктор Эрминджон подвергся нападкам после заявления о необходимости проверки его гипотезы в более крупных исследованиях.

Один из национальных медицинских обозревателей назвал его „маленьким доктором, поскольку антигистаминные препараты предназначены только для лечения аллергии“. Национальный совет Ордена врачей подал протест, в котором обвинил Эрминджона в шарлатанстве.

Израиль. При первом появлении коронавирусной инфекции израильский доктор Эли Шварц предположил, что „Ивермектин“ может помочь. Он провёл двойное слепое рандомизированное контролируемое исследование для проверки гипотезы.

Оно убедительно показало, что трёхдневный курс приёма препарата снижает как вирусную нагрузку у пациентов с COVID, так и жизнеспособность оставшегося вируса, что ослабляет его заразность.

Этот результат очень важен, поскольку препарат может заполнить пробел, оставленный вакцинами, которые обеспечивают защиту, но не предотвращают передачу вируса.

Несмотря на значимость исследования Шварца, крупные журналы отказались не только опубликовать его результаты, но и от рецензирования.

После публикации около 300 рецензируемых статей за свою карьеру он сказал, что находит это странным:

„Послушайте, я подумал, что нужно провести двойное слепое рандомизированное исследование, особенно с нашими выводами о жизнеспособности вируса… Я отправил его в медицинский журнал New England Journal… и они отказались публиковать. Потом в Lancet. Они тоже отказались от него в считанные часы.

Отправлено в журнал клинических инфекционных болезней… и снова через несколько часов они сказали, что это не для нас. … Странно, скажем так. Если данные исследований отправляют обратно через несколько часов, это означает, что они не хотят это видеть“.

Не только медицинские журналы избегали писать об „Ивермектине“. В феврале 2021 года его первоначальный разработчик, компания Merck, выпустила любопытный пресс-релиз.

Она „подтвердила свою позицию“, что „Ивермектин“ не может использоваться для лечения COVID, поскольку не было „никаких научных оснований для потенциального терапевтического эффекта“, „нет значимых доказательств клинической активности и безопасности его использования“.

Заявление по поводу безопасности препарата было странным, учитывая, что в 2013 году компания опубликовала исследования о его безопасности даже при использовании 10-кратной обычной дозы.

В течение нескольких месяцев компания Merck разрабатывала новую амбулаторную противовирусную таблетку от COVID под названием „Молнупиравир“. В начале октября 2021 года компания объявила о том, что эта таблетка сократила число госпитализаций и смертей на 50%, хотя последующие данные свидетельствовали лишь о сокращении в 30%.

Существуют вопросы относительно её долгосрочной безопасности. Тем не менее, в конце ноября консультативный комитет FDA в узком составе одобрил препарат для взрослых.

Администрация Байдена зарезервировала препарат на сумму $1,2 млрд, ожидая разрешения FDA на экстренное использование. Стоимость лечения одного человека составляет $141 в день. Для сравнения, суточная доза „Ивермектина“ в 12 мг стоит примерно $19, а дозу в 24 мг можно приобрести за $38. В отличие от „Молнупиравира“, этот препарат существует с 1981 года.

Амбулаторное лечение

Чтобы узнать, почему лишь несколько врачей публично поддержали амбулаторное лечение в первые месяцы пандемии, сотрудники сайта обратились к 20 врачам первичной помощи в США, многие из которых входили в список лучших врачей Castle Connolly.

На вопрос: „Готовы ли они обсудить профилактическое лечение COVID?“ ответа не последовало. Лишь один врач согласился на комментарий, призвав к осторожности.

Доктор Рассел Бор, специалист по лёгочной реанимации из Калифорнийского университета, сказал:

„Лучшее, что сейчас могут сделать врачи первичного звена для профилактики серьёзных заболеваний, — это убедить своих пациентов сделать прививку“.

На вопрос о том, почему врачи первичного звена не использовали для лечения пациентов с COVID даже относительно доброкачественные, давно применяемые методы лечения, он ответил следующее:

„Очень трудно принимать такие решения, и именно поэтому клинические исследования так важны. Они помогают нам лучше понять, что безопасно и что действительно работает. Я бы призвал своих коллег включать пациентов в исследования, чтобы мы могли выяснить, какие методы лечения действительно помогают“.

Однако часть врачей считает такой подход недостаточным в условиях бушующей пандемии. Доктор Мигель Сьерра-Хоффман, доцент кафедры инфекционных заболеваний в больнице Baylor Scott & White и лёгочной медицины в Техасском университете A&M, по-прежнему убеждён, что применение амбулаторного лечения на ранних стадиях могло бы изменить ситуацию, причём в лучшую сторону.

„Мы могли бы предотвратить эту трагедию за $1. „Дексаметазон“ — 5 центов. „Ивермектин“ — 1 цент. „Колхицин“ — 50 центов. „Аспирин“, 100 таблеток за $4, — сказал он. — Если бы мы давали людям „Аспирин“, „Ивермектин“, „Колхицин“ и при осложнении немного „Дексаметазона“, мы могли бы спасти мир за $1».

Когда мы поинтересовались у Национального института здравоохранения США, почему в амбулаторных протоколах нет настоятельных рекомендаций по применению любого из этих перепрофилированных препаратов, он ответил следующее:

«Группа NIH COVID Treatment Guidelines Panel анализирует имеющуюся информацию, уделяя особое внимание адекватным, хорошо проведённым, рецензируемым клиническим исследованиям, независимо от места их публикации.

Каждый раздел руководства содержит описание изученных данных и обоснование рекомендаций. Эта информация служит руководством для врачей. Окончательное решение остается за врачом и пациентом.

Группа экспертов старательно работает над изучением новой информации по мере её поступления. Последнюю информацию о группе NIH COVID Treatment Guidelines Panel можно найти здесь.

Со своей стороны, сенатор Джонсон обвиняет органы здравоохранения в организации широкой кампании против раннего лечения повторно применяемыми препаратами.

«Вместо того, чтобы серьёзно рассмотреть доказательства успешного лечения коронавирусной инфекции, включая „Ивермектин“, ведомства предпочитают неверно описывать, смешивать и искажать всё, что идёт вразрез с общепринятым мнением и финансовыми интересами фармацевтической промышленности», — написал он в своём письме от октября 2021 года.

* Использование рецептурных лекарств. Доклад исследовательской службы Конгресса США 21.02.2021. (https://crsreports.congress.gov)

Александр Иванов — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на медицинской тематике и материалах о здоровье.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА