Закрытый вход в жилой район во время блокировки в Шанхае, Китай, 5 мая 2022 года. (Aly Song/Reuters) | Epoch Times Россия
Закрытый вход в жилой район во время блокировки в Шанхае, Китай, 5 мая 2022 года. (Aly Song/Reuters)

Способны ли недовольства в Китае разжечь революционный пожар?

Общественное недовольство растёт в связи с блокировкой Шанхая. Не станет ли это искрой, которая разожжёт революцию?
Автор: 24.06.2022 Обновлено: 24.06.2022 05:54
Для того чтобы показать всему миру свою способность контролировать COVID-19, коммунистический режим Китая во главе с её лидером Си Цзиньпином, заблокировал десятки городов с почти 400 миллионным населением, но ни в одном из этих городов не было такого мощного противостояния, как в Шанхае.

Шанхай — это город космополит, в котором проживают представители разных стран. Этот город на протяжении последних ста лет привлекал к себе пристальное внимание Запада.

В настоящее время появляется множество сообщений от иностранных журналистов о жёстких антиковидных блокировках, проводимых китайскими властями. Целые группы жителей многоэтажных квартир насильно переселяются в карантинные лагеря, если в их здании обнаруживается хотя бы один случай заболевания.

Горожане живут в условиях нерегулярных поставок продуктов, к тому же плохого качества, и не имеют доступа к медицине. Люди настолько недовольны, что публикуют свои жалобы в социальных сетях быстрее, чем цензоры успевают их удалить. Появляются видеозаписи, на которых жители спорят и борются с чиновниками и полицейскими.

Такое отчаянное сопротивление вселяет надежду в среду китайских диссидентов и аналитиков на Западе и, по их мнению, может стать катализатором начала краха Коммунистической партии Китая (КПК).

Однажды Мао Цзэдун сказал:

«Даже одна искра способна разжечь пожар в прериях».

Классические китайские труды, помимо «Сунь-цзы», изобилуют упоминаниями о том, что режим, который теряет благосклонность народа, гибнет. Ведущие идеологи древнекитайских легистов, такие как Хань Фэйцзы и Шан Ян, верили в сильное правительство, ратовали за абсолютизацию власти и отстаивали преимущество деспотической формы правления. Но они не учитывали, что принуждать можно только тела, а разум будет сопротивляться.

Или, как сказал великий конфуцианский мыслитель Менций:

«Когда сила используется, чтобы заставить людей подчиниться, они не подчиняются в своих сердцах… но, когда добродетель используется, чтобы заставить людей подчиниться, они счастливы в своих сердцах и искренне подчиняются».

Слова «сердце и разум» часто высмеиваются в современных кругах, но они были мощным компонентом конфуцианства в Китае и являлись неотъемлемой частью этого учения.

В тексте «Хуайнаньцзы», посвящённом династии Хань, обсуждалось падение первой китайской династии Цинь. Она была настолько могущественной, что не было такого места, где бы не находились люди, которые не были бы частью её империи. Однако восстание одного воина привело к краху династии из-за накопившегося недовольства, о чём говорится в древнем тексте, приведённом ниже:

«Капитан, Чэнь Шэн поднялся. …Он обнажил свою правую руку и поднял её, провозгласив себя Великим чухом, и армия отозвалась, как эхо. В то время у них не было ни крепких доспехов, ни острого оружия, ни мощных луков, ни твердых копий.

Они рубили финиковые деревья, чтобы сделать копья; точили шилья и долота, чтобы сделать мечи; заостряли бамбук и мотыги, чтобы встретить острые алебарды и мощные арбалеты, но ни один город, на который они нападали, ни одна земля, в которую они вторгались, не выдерживала их натиска.

Они грохотали и сотрясали, захватывали и раскатывали территорию в несколько тысяч квадратных ли. …Сила и положение Чэня были крайне малы, а его оружие и снаряжение не имели преимущества, и всё же, когда один человек вышел вперёд, то вся империя поддержала его. Это произошло потому, что в народе накопилось недовольство».

Китайский режим лишь на первый взгляд кажется могущественным, и он всё же боится народного гнева? А ведь у китайцев нет ни оружия, ни даже доступа к свободному интернету. Классические писатели прошлого и сам Мао соглашались с тем, что достаточно «небольшой искры», чтобы негодование народа переросло в революцию.

Однако это не означает, что режим падёт в результате блокировок. Компартия пережила достаточное количество народных волнений, которые сошли на нет. К сожалению, эти неудачные протестные акции и непрекращающиеся угнетения уйгуров, часто дают чиновникам КПК шанс отточить свое мастерство в подавлении беспорядков и в перекладывании вины. В данном случае центральное правительство может просто обвинить местные власти в неправильном применении директив Си Цзиньпина.

Никто не знает наверняка, что будет в будущем, но существуют данные о замедлении темпов экономического роста в Китае, а также множество исторических аналогий, указывающих на то, что страну и жестокий коммунистический режим ждут тяжелые времена. В прошлом, деспотичные тирании, казавшиеся куда более могущественными, чем сегодняшняя китайская компартия, внезапно прекращали своё существование. В истории много подобных примеров: Римская империя, империя Цинь.

Последние несколько недель ужасающих сцен в Шанхае, где жителям угрожает голод, из-за проводимой политики «нулевой терпимости» к COVID-19, напомнили мне о моей первой поездке в Китай более сорока лет назад на конференцию австралийских и китайских журналистов в ноябре 1981 года.

Но есть и недавняя история, которая позволяет предположить, что недовольство общественности по поводу блокировок COVID не станет той искрой, из которой разгорится пожар в прериях. К сожалению, КПК очень искусна в подавлении недовольства и перекладывании вины. Время покажет, но всё же люди должны продолжать отстаивать свою свободу и права человека, в том числе права граждан, находящихся под ужасной диктатурой.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Морган Динбывший морской пехотинец США, военный историк и внештатный автор. Он изучал военную историю в Королевском колледже Лондона и Норвичском университете. Морган работает профессором военной истории в Американском государственном университете. Он плодовитый автор, чьи работы включают «Решающие битвы в истории Китая», «Когти дракона с ногами из глины: Учебник по современной китайской стратегии» и готовящаяся к изданию книга «За пределами Сунцзы: классические китайские дебаты о войне и правительстве». Его военный анализ был опубликован в журналах Real Clear Defense и Strategy Bridge, а также в других изданиях.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА