Рабочий в лаборатории P4 в Ухане, столице китайской провинции Хубэй, 23 февраля 2017 г. Johannes Eisele / AFP via Getty Images | Epoch Times Россия
Рабочий в лаборатории P4 в Ухане, столице китайской провинции Хубэй, 23 февраля 2017 г. Johannes Eisele / AFP via Getty Images

В новой книге говорится о глобальном сокрытии причин пандемии COVID-19

Мировые организации здравоохранения и науки «подвели общественность» в начале пандемии
Автор: 17.12.2021 Обновлено: 17.12.2021 09:20
Утечка из лаборатории? Биооружие? Рынок морепродуктов? Спустя два года после того, как в Ухане (Китай) впервые был зафиксирован новый коронавирус, получивший научное название SARS-CoV-2, мир по-прежнему мало что знает о его происхождении. Откуда он взялся и как впервые заразил людей — вопросы, на которые до сих пор нет окончательного ответа.

В книге «Вирус», вышедшей в издательстве Harper Collins, рассмотрено начало пандемии. Алина Чан из Института Броуда Массачусетского технологического института и Гарварда, а также доктор философии, зоолог и научный писатель Мэтт Ридли, изучили три возможных причины возникновения пандемии, включая случайную утечку вируса из Уханьского института вирусологии.

Авторы представили свои выводы в ходе недавней виртуальной дискуссии с Джоном Уолтерсом, президентом Института Хадсона, аналитического центра в Вашингтоне.

Авторы обвинили учреждения здравоохранения и науки в неспособности должным образом исследовать происхождение вируса.

Естественное происхождение?

Одна из самых первых теорий, продвигавшихся в СМИ, заключалась в том, что новый вирус возник естественным образом от животных в районе Уханя. По словам Чан, доказательств в пользу этой идеи просто не существует.

«Они потратили полтора года на поиски животного источника этого вируса, — сказала Чан, — и ничего не нашли».

Китайские учёные потратили месяцы на анализ тканей животных, образцов человеческой крови и отслеживание инфекций. Несмотря на всё это «китайские власти не нашли оригинального животного источника».

Вместо того чтобы предполагать какое-то недоказанное природное происхождение, по мнению Чан, учёные должны были сосредоточиться на том, что произошло в лаборатории в Ухане. В ходе своего исследования она обнаружила документы, «свидетельствующие о довольно обширном сборе коронавирусов и манипуляциях с ними в Уханьском институте вирусологии».

«Я бы сказала, вариант естественного происхождения вируса играл отвлекающую роль, — говорит Чан, — чтобы как-то показать, что эта деятельность [в Уханьском институте], сбор десятков тысяч патогенов высокого риска от животных и людей… эксперименты, где с этими вирусами производили генетические модификации, каким-то образом не привела к появлению SARS-CoV-2».

Отсутствующие данные по Уханю

Чтобы подчеркнуть возможную связь между деятельностью Уханьской лаборатории и вспышкой вируса, Чан приводит комичную аналогию:

«Допустим, мы нашли в документе от начала 2018 года информацию, что они [Уханьская лаборатория] предлагают приделать рог к лошади. Затем в конце 2019 года в этом городе внезапно появляется единорог».

Доказательства, представленные в книге «Вирус», в основном взяты из общедоступных научных работ, сообщений СМИ и документов о финансировании, но ни одно из них не исходит непосредственно от Уханьского института вирусологии.

Причина: Уханьская лаборатория удалила все свои данные из сети 12 сентября 2019 года — за три месяца до появления первых сообщений о заражении.

В декабре 2020 года Ши Чжэнли, директор Центра новых инфекционных заболеваний Уханьского института вирусологии, сообщил «Би-би-си», что база данных Уханьской лаборатории была удалена из интернета из-за многочисленных хакерских атак.

Соавтор книги «Вирус» Ридли объяснил значимость этих скрытых данных:

«В Ухане существует база данных из 22 тыс. образцов и [генетических] последовательностей. И эта база данных вышла из строя как раз перед началом пандемии. Она так и не была восстановлена. Поэтому мы понятия не имеем, что в ней находится. Она могла бы многое рассказать нам о вирусах, с которыми работали в том институте».

По его словам, намеренное удаление научных данных за несколько месяцев до начала пандемии — это одно из самых веских доказательств причастности лаборатории в Ухане к распространению SARS-CoV-2.

«Это довольно необычно, — сказал Ридли, — создать большую базу данных [вирусов] в рамках усилий по предотвращению пандемий, а затем не обнародовать эти данные, когда наступит пандемия».

Вирус, скрытый компартией Китая

Это не первое сокрытие информации о пандемиях коммунистической партией Китая, пропагандистская кампания которой подробно освещалась на страницах The Epoch Times.

Уже 18 марта 2020 года редакторы The Epoch Times указали на лабораторию в Ухане как на возможный источник коронавируса:

«Существует понятное беспокойство по поводу деятельности Уханьского института вирусологии — первой в Китае лаборатории P4, предназначенной для работы с легко передающимися патогенами, которые могут вызвать смертельные заболевания. Поскольку официальные версии об источнике вируса были опровергнуты, возникли вопросы о том, не произошла ли утечка вируса из института».

Авторы «Вируса» подробно рассмотрели эту возможность и пришли к выводу, что наиболее вероятный источник COVID-19 — это лаборатория в Ухане.

Фиаско научного сообщества

Ещё один кусочек головоломки, исследованный авторами: поразительное отсутствие интереса со стороны мирового научного и медицинского сообщества к происхождению вируса.

По мнению Ридли, мировые организации здравоохранения и науки не справились со своей миссией по защите и информированию общественности.

«Справедливо будет сказать, что они подвели общественность, — сказал он. — Всемирная организация здравоохранения провела расследование, которое заняло очень много времени, но, откровенно говоря, было довольно поверхностным и не дало значимых результатов».

Ридли сказал, что американцы тоже не добились ничего.

«Правительство США не предоставило информацию, которой оно должно обладать, потому что исследования в этой области финансировалось за счёт американских грантов».

«И институты научных публикаций не были настолько прозрачными, насколько должны быть — вместо этого они публиковали документы, которые… преждевременно исключали одну гипотезу [лабораторного происхождения] на основании того, что, как теперь кажется, было политическим предпочтением».

Даже мировая пресса не справилась со своими обязанностями по расследованию и освещению событий.

«Основные СМИ проявили удивительно мало любопытства к происхождению вируса, — сказал Ридли. — Социальные сети даже запретили разговоры об одной из наиболее очевидных гипотез. Facebook вообще сделал невозможным обсуждение утечек из лаборатории. Так что на самых разных уровнях наблюдается поразительное отсутствие прозрачности и подотчётности».

В этой пустоте научного и журналистского расследования независимые учёные, блогеры и писатели, такие как Чан и Ридли, пытались собрать всё воедино.

«Вся эта история в значительной степени зависит от нескольких необычайно смелых и настойчивых людей, — говорит Ридли. — Аналитиков, которые изучали труднодоступные источники информации и собирали воедино очень ценную информацию. Это довольно интересный случай гражданской науки».

Исследователи столкнулись с обвинениями в антинаучности

Среди учёных, исследующих происхождение пандемии, Чан выделяется своей настойчивостью перед лицом постоянных нападок со стороны других учёных. Хотя она никогда не говорила, что вирус создали или выпустили с целью причинения вреда, тем не менее столкнулась с критикой, насмешками и даже обвинениями в расизме, когда начала исследовать гипотезу об утечке вируса из лаборатории.

«Поиск происхождения пандемии испортили уже в 2020 году, — сказала она. — Мои действия были представлены расистскими. Даже другие учёные называли меня антинаучной или предательницей расы».

«Это действительно говорит о проблеме общественного доверия к науке, — сказала она, — и о том, как доверие может быть поставлено под угрозу, когда учёных неоднократно уличают в сокрытии информации или в выборе того, о чём сообщать общественности».

Дэвид Ашер, старший научный сотрудник Гудзоновского института, сказал:

«Эта книга действительно кажется мне обвинением — не только в адрес правительства Китая, но и глобальным обвинением в том, что мы стираем доказательства и скрываем от общественности удивительные объёмы информации. Для меня это почти необъяснимо».

Пандемия, по словам Ашера, «это буквально самая большая катастрофа, постигшая нашу страну и весь мир со времён Второй мировой войны. Речь идёт о 20% ВВП [потерянных из-за ограничений, связанных с пандемией]. Это больше, чем мы потеряли за всю Великую депрессию».

«Поэтому возникает вопрос: что происходит с нашими национальными органами здравоохранения и почему они так себя ведут?».

Лоренцо Пуэртас — репортёр, освещающий для The Epoch Times темы, связанные с Китаем. Он давно изучает историю и культуру Китая, получил степень по традиционной китайской медицине и степень по философии в Калифорнийском университете в Беркли.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА