Очередь на тестирование на COVID-19 в Сиане, в северной китайской провинции Шэньси, 21 декабря 2021 г. (STR/AFP via Getty Images)
 | Epoch Times Россия
Очередь на тестирование на COVID-19 в Сиане, в северной китайской провинции Шэньси, 21 декабря 2021 г. (STR/AFP via Getty Images)

COVID-19 — оружие власти

Си убедился в эффективности правления страной по примеру локдаунов в США и других странах
Автор: 09.01.2022 Обновлено: 09.01.2022 11:02
Чиновники компартии Китая 27 декабря ввели в городе Сиань жёсткие ограничения для подавления новой вспышки COVID-19 в провинции Шэньси.

В течение прошлого года компартия Китая усиливала изоляцию своих граждан по всей стране, вводя массовое тестирование и ограничивая передвижение людей из-за распространения инфекции COVID-19. Но проверить статистику по инфицированию, госпитализации или смерти, публикуемую китайским режимом, совершенно невозможно.

К концу 2021 года измученное население материкового Китая уже даже не сомневалось, что компартия пытается защитить здоровье населения.

В действительности, всё более жёсткое ограничение передвижения людей и сокращение коммерческой деятельности на территории материкового Китая «в связи с кризисом COVID-19» просто являются частью программы компартии Китая по возвращению общества под жёсткий контроль партии. Для этого китайскому лидеру Си Цзиньпину необходимо остановить отток капитала из страны и положить конец власти наличности частного сектора.

Си убедился в эффективности правления страной на примере локдаунов в США, Великобритании, Канаде, Австралии и Новой Зеландии, которые привели общество к повиновению в сочетании с ограничением основных прав «для защиты общества».
Необходимость отмены фундаментальных демократических свобод на столько укоренилась в обществе, что любое очередная ограничительная мера правительства даже не вызывает сомнения.

Задумка Си

Почему бы тогда этой схеме не сработать на материковой части Китая? Реформа экономики требует решительных действий. Хорошо развитый частный сектор необходимо перевести в активы Компартии, а для этого нужен еще более тотальный государственный контроль.

С момента вступления Си в должность в 2012 году, наблюдается спад в экономике КНР. Причина — неграмотная деятельность лидера Си и КПК, но признание этого факта невозможно. Поэтому сегодня партия использует все возможные ресурсы для безусловного переизбрания Си на третий срок в качестве Генерального секретаря партии на съезде в октябре 2022 года.

Его цель заключается в апелляции к прежним экономическим достижениям, когда экономика КНР росла, и её восхождение к мировому лидерству было неизбежным. Но сегодняшние основные экономические показатели говорят об обратном:

  • Китай не может прокормить себя;
  • существует острая нехватка воды;
  • естественные ограничения рынков из-за ковида;
  • отсутствуют валютные резервы;
  • падение внутреннего рынка;
  • растущая безработица;
  • сокращение внешних рынков.

Ещё один важный фактор сохранения доверия к Си до выборов — это предстоящие зимние Олимпийские игры в Пекине (4-20 февраля 2022 года). Олимпиада должна показать, что мир отдаёт дань уважения Пекину и, по умолчанию, компартии Китая.

COVID-19 — идеальный инструмент

В январе 2020 года COVID-19 оказался идеальным инструментом компартии для парализации и поляризации электората США во время выборов президента. Все меры правильно сработали, чтобы помешать переизбранию Дональда Трампа, заклятого врага компартии. С таким же успехом компартия может использовать его и сейчас в качестве оружия для подавления оппозиции ретрансформации КНР Си. И это действительно стало основным идеологическим направлением и оружием партии во внутренней политике.

Вопрос в том, в какой момент Пекин решил использовать COVID-19 в целях внутреннего контроля и даже для сокращения численности населения страны? Было ли это до, во время или после того времени — явно до января 2020 года — когда он предпринял эту кампанию по распространению вируса как средства подрыва западной, и особенно американской, экономики?

Двусторонняя стратегия

В результате компартия разработала двустороннюю стратегию в отношении COVID-19: одна — для внутренней аудитории, другая — для зарубежной. Они одинаково важны для Си, но к ним применяются разные подходы.

Для коммунистического режима крайне важно, чтобы обе аудитории никогда не рассматривали вирус как преднамеренный продукт лаборатории, контролируемой компартией. Любой намёк на это мог вызвать ответную реакцию среди китайского населения против партии — уличные беспорядки и возможный мятеж в Народно-освободительной армии.

И любой намёк на причастность Пекина к созданию вируса в качестве оружия (например, требования независимого расследования, выдвинутые австралийским правительством), нанесёт не меньший ущерб мировому авторитету Китая и может дойти до аудитории материкового Китая.

Таким образом, партия может с уверенностью обвинить вирус в экономическом спаде Китая и усилении тоталитаризма. Способность США и их союзников дать отпор КНР сведена к минимуму, поскольку многие страны готовы пожертвовать демократией во имя общественного здоровья.

«Глобальный массовый психоз» страха, созданный СOVID-19, уравнял глобальные стратегические правила игры до невиданной десятилетиями степени. А поддержание постоянного страха маскирует меняющуюся обстановку. Возможно, когда мы проснёмся, китайский народ уже потеряет надежду на свободу и процветание.

Грегори Коплипрезидент Международной ассоциации стратегических исследований (Вашингтон), кавалер Ордена Австралии, предприниматель, писатель и советник правительства. Автор книги «Новая тотальная война XXI века и спусковой крючок пандемии страха».

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА