Выпускники университетов посещают ярмарку вакансий в Ухане, провинция Хубэй в центральном Китае, 21 марта 2021 года. (STR/AFP/Getty Images)  | Epoch Times Россия
Выпускники университетов посещают ярмарку вакансий в Ухане, провинция Хубэй в центральном Китае, 21 марта 2021 года. (STR/AFP/Getty Images)

Данные по занятости и туризму в Китае свидетельствуют о падении экономики

Автор: 24.03.2022 Обновлено: 24.03.2022 17:18

Недавний отчёт китайских государственных СМИ в очередной раз признал, что китайский рынок испытывает давление из-за слабых потребительских расходов и высокого уровня безработицы.

В последний раз коммунистическая партия Китая (КПК) упоминала об ослаблении рынка в декабре 2021 года, когда лидер партии Си Цзиньпин председательствовал на ежегодной центральной конференции по экономике в Пекине.

Но каждый раз, когда упоминается экономическая ситуация, рупор властей скрывает реальность, восхваляя, что устойчивый импульс китайской экономики поддерживал высококачественное экономическое развитие в мире под объединяющим руководством компартии.

Каков фактический уровень безработицы?

Еще один официальный отчёт о занятости непреднамеренно раскрыл истинное положение дел на рынке труда. 3 марта Пекин опубликовал свой отчёт о работе за 2021 год по достижению экономических целей, рекламируя занятость. «В 2021 году было создано 12,69 млн новых рабочих мест в городах, что соответствует 115% от целевого показателя», — говорится в отчёте. Это означает, что фактическая целевая квота на количество рабочих мест, созданных в 2021 году, составила 11,03 млн.

Ранее 9 февраля Пекин объявил, что в рамках всей страны 200 млн человек имели временную работу в конце 2021 года, и более 16% из этой группы были выпускниками высших образовательных учреждений как в 2020, так и в 2021 годах. Что неясно, так это то, включают ли 12,69 млн новых рабочих мест в городах временную занятость или нет.

28 февраля Китай опубликовал статистический бюллетень экономического и социального развития за 2021 год, в котором утверждается о положительном росте в большинстве аспектов, включая численность населения. В общей сложности 13,879 млн студентов окончили общеобразовательные и профессиональные колледжи и высшие учебные заведения. А это, согласно статистике, на 1,189 млн человек больше, чем новых рабочих мест в городах. Даже если бы все новые рабочие места были назначены выпускникам, многие из них занимали бы должности начального уровня или трудоёмкие рабочие места, что означает ещё меньше возможностей для других соискателей.

Последние данные КПК о занятости должны были быть тщательно пересчитаны, чтобы избежать неловкости. Но, к сожалению, суровую реальность невозможно скрыть. Согласно официальным данным, опубликованным в конце 2021 года, в стране насчитывалось 746,52 млн занятых, в том числе 467,73 млн городских рабочих и 292,51 млн трудящихся-мигрантов, переехавших в города из сельской местности.

Однако общее число городских рабочих и трудящихся мигрантов составляет в общей сложности 760,24 млн человек, что на 13,72 млн больше, чем опубликованный показатель занятости по всей стране (746,52 млн) человек. Неясно, относятся ли 13,72 миллиона работников к категории безработных или Пекин просто ошибся в подсчёте.

По данным статистического бюро, трудящиеся мигранты не учитываются в составе городского населения и, естественно, не включаются в показатель численности занятого населения в городах. Таким образом, 12,69 млн новых рабочих мест в городах в 2021 году не включали рабочие места, занятые трудящимися мигрантами.

В нынешней экономической ситуации количество новых рабочих мест для иногороднего населения в 2021 году должно быть намного меньше, чем сообщал Пекин, а число безработных трудящихся-мигрантов должно быть выше, чем сообщалось ранее.

Когда Пекин признал, что в конце 2021 года 200 млн человек имели временную занятость, фактически он признал, что из 746,52 миллиона человек, занятых по всей стране, это примерно 26,79% от уровня безработицы в Китае. Это число выглядит более реалистично.

Что касается 12,69 млн новых рабочих мест в городах, я сильно подозреваю, что это сфабрикованная цифра.

В 2021 году КПК расправилась с интернет-сектором и программами внешкольного обучения, что привело к массовым увольнениям и уничтожению множества рабочих мест. Более того, строгие меры по ограничению пандемии в городах только ещё больше ослабили рынок труда. Где же «новые рабочие места»?

Слабая индустрия туризма

Пекин выступил с предложение как в 2020, так и в 2021 году, чтобы все партийные административные органы приняли жёсткую налогово-бюджетную политику. 22 февраля различные департаменты установили фиксированный бюджет на долгосрочную перспективу.

Снижение потребительских расходов является ключевым показателем экономического спада. Массовая безработица и существенное сокращение доходов неизбежно приведут к сокращению расходов. Данные о доходах и потреблении за 2021 год дают подсказки.

Согласно статистическому бюллетеню за 2021 год, внутренних туристов было 3,25 млрд, что на 12,8% больше, чем в 2020 году, когда началась эпидемия COVID-19. Согласно официальным данным в 2019 года, внутренних туристов было 6,01 млрд. В 2020 и 2021 годах количество внутренних туристов сократилось более чем вдвое.

Аналогичным образом значительно снизились доходы от внутреннего туризма также. В 2019 году они составили 5 трлн 725,1 млрд юаней (≈95 трлн руб.). В 2021 году они снизились до 2 трлн 919,1 млрд юаней (≈48,4 трлн руб.).

В 2019 году КПК сообщила о доходах от международного туризма в размере $131,3 млрд (≈13, 76 трлн руб.), в то время как 169,21 млн граждан Китая отправились в отпуск за границу. В статистическом бюллетене за 2021 год, впрочем, таких данных не было.

Можно предположить, что в условиях ограничения международных поездок люди будут чаще совершать внутренние поездки. Но фактические внутренние поездки и доходы Китая не демонстрировали такой тенденции. Это отражает общий спад внутреннего потребления китайцев. Сокращение доходов от туризма является чётким свидетельством серьёзного воздействия на сопутствующие туристические услуги, такие как транспорт, проживание, питание и покупки, что, безусловно, только ухудшит ситуацию на рынке труда.

Возможно, все вышеупомянутые реалии мешают КПК продолжать фабриковать данные и непреднамеренно раскрывают правду.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Чжун Юань, исследователь, специализирующийся на политической системе Китая, процессе демократизации страны, ситуации с правами человека и средствах к существованию китайских граждан. Он начал писать комментарии для издания The Epoch Times на китайском языке в 2020 году.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА