A special unit of the Hong Kong police provides security in the city's Wanchai district on June 30, 2022, as Chinese President Xi Jinping arrives in Hong Kong to attend celebrations marking the 25th anniversary of the city's handover from Britain to China. (Photo by Peter PARKS / AFP) (Photo by PETER PARKS/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
A special unit of the Hong Kong police provides security in the city's Wanchai district on June 30, 2022, as Chinese President Xi Jinping arrives in Hong Kong to attend celebrations marking the 25th anniversary of the city's handover from Britain to China. (Photo by Peter PARKS / AFP) (Photo by PETER PARKS/AFP via Getty Images)

Гонконг был моим домом, а сегодня это полицейское государство

Мои друзья в тюрьме, и мне грозит тюремное заключение
Автор: 19.07.2022 Обновлено: 19.07.2022 09:05
25 лет назад Гонконг был передан Китаю, и последний губернатор Гонконга Крис Паттен отплыл на королевской яхте «Британия».

Два месяца спустя, будучи молодым выпускником, я прилетел в Гонконг в качестве журналиста и активиста. Это была моя первая работа.

Передача Гонконга Китаю

Мне выпала честь жить в Гонконге в течение первых пяти лет после передачи власти и стать свидетелем истории, наблюдая за зарождением «одной страны, двух систем» — принципа, установленного бывшим китайским лидером Дэном Сяопином при передаче Гонконга. Мне также посчастливилось начать свою трудовую жизнь в городе, который был воротами между Востоком и Западом — мостом между демократическим миром и крупнейшей в мире коммунистической диктатурой.

И, честно говоря, в течение этих первых пяти лет казалось, что компартия Китая выполнила свою часть сделки. Свободы Гонконга в значительной степени сохранились, его автономия была высокой, и сохранялось верховенство закона.

Я работал журналистом, сначала редактором нишевого делового журнала, а затем ведущим автором и обозревателем продемократической ежедневной газеты Hong Kong iMail. Я писал редакционные статьи и колонки о лидерах Пекина и их прихвостнях в Гонконге, за которые мне сегодня грозила бы тюрьма, если бы я остался в Гонконге.

Когда бывший министр безопасности Регина Ип пожаловалась на меня моему редактору, он вернулся в редакцию и со смехом сказал мне, что «Регина недовольна».

В материковом Китае из-за меня запретили один номер журнала по менеджменту China Staff, который я редактировал, потому что я взял интервью у китайского активиста за права трудящихся Хань Дунфана, который предупредил, что «однажды рабочие выйдут на улицы». Но, кроме этого случая, я писал свободно.

Наряду с моей журналистской карьерой, Гонконг стал для меня местом, где я мог отстаивать свободу других людей по всей Азии, которым в ней было отказано. Я встретил гуманитарных работников, пытающихся помочь Северной Корее, и христианских миссионеров, работающих в Китае. Вместе с беженцами из Восточного Тимора в Макао я возглавил шествие через центр Гонконга в знак протеста против кровавой бойни в Восточном Тиморе в 1999 году. Я возглавлял группы христиан из гонконгских церквей для помощи беженцам на границе Таиланда и Бирмы и в Восточном Тиморе.

С 1997 по 2002 год Гонконг стал для меня базой в Азии, откуда я мог помогать людям из конфликтных регионов, подвергшихся репрессиям. Я никогда не ожидал, что однажды буду выступать за Гонконг или создам правозащитную организацию для защиты прав гонконгцев. Я не ожидал увидеть своих друзей в гонконгской тюрьме или в изгнании с целью заставить их замолчать.

Гонконг 25 лет спустя

Спустя четверть века Гонконг изменился до неузнаваемости. Он превратился из самых открытых городов Азии в одно из самых репрессивных полицейских государств. За последние два года, с момента введения компартией Китая драконовского Закона о национальной безопасности, свобода прессы, свобода собраний, свобода слова, автономия и верховенство закона в Гонконге были подорваны. В городе, который когда-то был оазисом свободы, больше никто не может говорить свободно.

В городе, называемом «жемчужиной Востока», все живут в страхе, люди больше не осмеливаются общаться с иностранцами, которые могут быть «политически опасны». До июля 2020 года я ежедневно общался с десятками друзей в Гонконге. Сегодня я почти ни с кем не общаюсь, боясь подвергнуть их опасности.

В 2017 году мне отказали во въезде в Гонконг — город, который когда-то был моим домом. С тех пор на меня обрушился шквал оскорблений — десятки анонимных писем с угрозами в мой дом в Лондоне, моим соседям, моей матери, моим работодателям и членам парламента, а также попытки посольства Китая лоббировать интересы парламентариев, чтобы убедить их заставить меня замолчать.

В 2022 году полиция Гонконга и Бюро национальной безопасности напрямую угрожали мне крупным штрафом и тюремным заключением на 1-3 года или пожизненным заключением за угрозу национальной безопасности Китая. Но я нахожусь в Лондоне, и мне запрещён въезд в Гонконг, так как же они обеспечат это? Возможно, мне придётся помнить о странах, имеющих соглашения об экстрадиции с Гонконгом или Китаем, но это всё.

Гораздо более серьёзную озабоченность вызывает судьба гонконгцев через 25 лет после передачи власти.

Великобритания и Китай заключили сделку. Эта сделка была закреплена в договоре — Китайско-британской совместной декларации, поданной в ООН и действительной до 2047 года. Свободы гонконгцев, основные права человека, автономия, верховенство закона и образ жизни гонконгцев были защищены.

На полпути к окончанию действия договора Пекин полностью отказался от него. Китайский лидер Си Цзиньпин разорвал его на части.

На ум приходят два ключевых действия: давайте предоставим спасательный круг преследуемым и перережем канат для Пекина и его пособников.

Великобритания возглавила этот процесс благодаря своей смелой и щедрой программе «Британский гражданин за границей», которая позволила сотням тысяч, а возможно, и нескольким миллионам гонконгцев построить новую жизнь на свободе. Канада и Австралия также открыли пути для гонконгцев, хотя они могли бы сделать больше. США и Европейский Союз вместе с Новой Зеландией и Японией должны присоединиться к нам и открыть свои объятия для гонконгцев, которым нужно выбраться на свободу.

Свободный мир в целом должен быть смелее в сокращении экономических связей с геноцидным, злонамеренным, злобным и жестоким режимом. Мы должны диверсифицировать наши экономические отношения и сделать так, чтобы наши пенсии не инвестировались в инструменты геноцида, преступлений против человечности, репрессий и слежки.

И мы должны добиться привлечения к ответственности тех, кто несёт ответственность за уничтожение обещанных свобод Гонконга. Нам необходимо, чтобы крупнейшие демократические страны мира ввели жёсткие, целенаправленные и скоординированные санкции против Пекина и его гонконгских прихвостней.

Сегодня вечером Паттен, который в этом месяце публикует свои «Гонконгские дневники», обратится к сотням гонконгцев и друзей Гонконга в лондонском Центре Эммануэля на мероприятии, организованном правозащитной организацией Hong Kong Watch.

Несомненно, они будут скандировать: «Борись за свободу, поддержи Гонконг». Мы, друзья Гонконга, будем петь вместе с ними.

Мы должны воплотить это намерение в жизнь — помочь гонконгцам найти убежище и привлечь к ответственности тех, кто разрушил Гонконг. Это сейчас две наши главные задачи.

Бенедикт Роджерс — правозащитник и писатель, соучредитель и исполнительный директор организации Hong Kong Watch, старший аналитик по Восточной Азии в международной правозащитной организации CSW, соучредитель и заместитель председателя Комиссии по правам человека Консервативной партии Великобритании.

Он также член консультативной группы Межпарламентского альянса по Китаю (IPAC), Международной коалиции по прекращению злоупотребления трансплантатами в Китае и Кампании «Остановить геноцид уйгуров».

Мнение автора, выраженное в этой статье, необязательно отражает точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА