Вид ночью на Центральный деловой район в Пекине, Китай, 10 ноября 2021 года. (An Xin/Costfoto/Future Publishing via Getty Images) | Epoch Times Россия
Вид ночью на Центральный деловой район в Пекине, Китай, 10 ноября 2021 года. (An Xin/Costfoto/Future Publishing via Getty Images)

Инвесторы в Китай нервничают по поводу нарастания рисков

Деньги для частного капитала в Китае иссякают и уходят
Автор: 06.07.2022 Обновлено: 06.07.2022 05:41
Для инвесторов в Китай накапливаются риски, и наибольшие проблемы возникли с частными инвестициями. Гарвардский университет с капиталом в $53,2 млрд, один из крупнейших в мире инвесторов в частный капитал, недавно изменил своё отношение к Китаю.

«В знак потенциального отката, — сообщает Bloomberg News, — фонд Гарвардского университета рассматривает возможность сокращения своих инвестиций в Китай».

Источники Bloomberg, знакомые с инвестиционной стратегией Гарварда, попросили не называть их имени.

Согласно публичной информации, 34% пожертвований Гарварда в 2021 году пришлось на прямые инвестиции, по сравнению с 23% в 2020 году. Гарвард отказался сообщить Bloomberg, какой процент его частных инвестиций приходится на Китай.

Опросы, на которые ссылается Bloomberg, показывают, что инвесторы за пределами Гарварда также нервничают по поводу Китая.

По данным Bain & Co., в первой половине 2021 года только 35% инвестиционных менеджеров в Китае с уверенностью оценивали перспективы страны. Сравните это с 60% тех, кто был уверен в Азии в целом.

По данным компании по анализу финансовых данных Preqin, около половины альтернативных инвесторов в конце прошлого года считали Юго-Восточную Азию лучшей возможностью для развивающихся рынков, что на 37% больше, чем годом ранее.

Политический риск для прямых инвестиций в Китае

Частные инвесторы инвестируют в частные компании, которые не вышли на биржу в таких финансовых центрах, как Нью-Йорк, Гонконг и Шанхай. Поскольку у них нет общей базы собственников, они в некотором смысле более уязвимы для политического риска, особенно в Китае. Если стоимость компаний, которыми владеют частные фирмы, значительно снизится из-за каких-то действий Пекина, жаловаться пойдёт не каждый инвестор.

Жаловаться ещё труднее в Китае, где власть сосредоточена в руках Си Цзиньпина и Постоянного комитета, состоящего из семи высокопоставленных членов Политбюро компартии Китая. Идеология компартии исторически была антикапиталистической и направленной против частного капитала.

Си, в большей степени, чем прошлые китайские лидеры, такие как Дэн Сяопин, с ностальгией вспоминает времена маоизма и государственного контроля над экономикой.

В прошлом году частные инвесторы в китайские акции начали осознавать свою уязвимость, когда китайские регулирующие органы наложили ограничения на широкие сектора экономики, включая технологии, совместное использование транспортных средств, онлайн-образование и игры.

Используя термин «всеобщее процветание», компартия нацелилась на самые прибыльные компании. Часть китайских бизнесменов исчезли, а других силой заставили сделать огромные пожертвования, которые они не планировали.

Пекин «тонет» в онлайн-образовании

В 2020 году объём инвестиций в китайские образовательные компании при поддержке частных инвесторов достиг $8,1 млрд. Поскольку из-за пандемии дети были лишены возможности посещать школу и вместо этого сидели дома за компьютерами, компании онлайн-образования казались хорошей ставкой на миллиард долларов. Стоимость некоторых из них удвоилась в течение года.

Одной из таких компаний была Yuanfudao, получившая поддержку в размере $3,5 млрд от частных инвесторов, включая Tencent Holdings, Yunfeng Capital Джека Ма, Hillhouse Capital Group, сингапурский фонд национального благосостояния и Temasek.

Но прошлым летом в связи с жалобами китайских граждан на дороговизну образования Пекин предпринял экстраординарный шаг.

Он запретил получать прибыль частным репетиторским компаниям, которые преподают основные школьные предметы. Чтобы какое-либо правительство запретило компаниям получать прибыль, почти невообразимо для частного инвестора или кого-либо ещё.

Новые правила преобразовали компании в некоммерческие организации и запретили любые дальнейшие внутренние и международные инвестиции. Хотя детали правоприменения были туманны, эти правила шокировали частных инвесторов, которые уже инвестировали миллиарды, полагая, что прибыль по-прежнему разрешена. Запрет рисковал убить многие компании и сделать невозможным получение прибыли за счёт выхода компаний на биржу.

Пекинские регулирующие органы должны были заранее предупредить частных инвесторов о своём нерыночном шаге. Запрет на получение прибыли ведёт к сокращению инвестиций в частный сектор образования. У детей будет меньше возможностей учиться в условиях продолжающейся пандемии.

В Китае всё ещё действуют одни из самых жёстких в мире ограничений на поездки, в том числе в Шанхае и Гонконге, которые ранее были одними из самых свободных мест в Китае.

То, что дети сидят дома без хорошего онлайн-обучения, вполне обоснованно заставляет родителей задуматься об уменьшении численности детей или эмиграции за пределы Китая. В свою очередь, это приведёт к снижению темпов роста населения Китая вопреки планам Пекина.

Многосторонние риски для инвестиций в Китай

Бесцеремонное и саморазрушительное отношение регуляторов компартии к рыночным принципам заставляет институциональных инвесторов задуматься о своих миллиардных инвестициях в тоталитарную коммунистическую страну, которая, как им раньше казалось, находится на пути к демократии и открытым рынкам.

Крупнейшие американские институциональные инвесторы скептически относятся даже к инвестированию в специализированные китайские фонды прямых инвестиций. Эти фонды под руководством инвесторов из таких банков, как Goldman Sachs, всеми силами пытаются уложиться в сроки для привлечения новых средств и достижения своих целей в миллиарды долларов.

Пенсионные фонды отказываются от таких китайских фондов не только из-за политических и рыночных рисков, но и из-за роста задолженности в экономике, антиковидных ограничений и связанного с этим снижения ожидаемых доходов.

Ужесточение правил Си ударило по китайским технологическим гигантам, включая Tencent и Alibaba, на фоне запретов США поставок из Синьцзяна из-за геноцида уйгуров.

Американские регуляторы угрожают исключить из листинга сотни китайских фирм, котирующихся на биржах США, за отсутствие прозрачных аудиторских проверок Комиссии по ценным бумагам и биржам США. Во многих случаях китайское законодательство не допускает такого раскрытия информации, что ставит компании в безвыходное положение, когда им приходится выбирать, какой закон нарушать.

За последние 12 месяцев Пенсильванский пенсионный фонд для государственных служащих вообще прекратил выделение новых денежных средств китайским фондам прямых инвестиций. В настоящее время доля китайских активов в нём составляет около 2%. Пенсионная система Флориды с активами в размере $253 млрд, менее 3% которых находились в Китае по состоянию на январь, также перекрыла доступ для новых инвестиций в Китай.

В первом квартале 2022 года объём инвестированных в Китай средств снизился до $1,4 млрд, это самый низкий показатель с 2018 года за аналогичный период, по данным издания Bloomberg. Квартал за кварталом в прошлом году этот сектор переживал спад.

Хотя деньги для прямых инвестиций в Китай иссякают, число управляющих продолжает расти, достигнув за период с 2019 по 2021 год примерно 1200 человек, что на 25% больше предыдущего периода, согласно исследованию Bain & Co.

С каждым днём всё больше китайских финансовых менеджеров гонятся за меньшим количеством китайских денег. Это плохо кончится. Миллиарды в фондах прямых инвестиций должны быть выведены из Китая и перераспределены в страны, имеющие лучший послужной список в области прав человека, демократии и рыночных принципов, которые наилучшим образом гарантируют будущие прибыли и реальное процветание для всех.

Андерс Корр имеет степень бакалавра/магистра политических наук Йельского университета (2001 г.) и докторскую степень в области государственного управления Гарвардского университета (2008 г.). Он руководитель Corr Analytics Inc., издателя журнала «Политический риск», и провёл обширные исследования в Северной Америке, Европе и Азии. Его последние книги: «Концентрация власти: институционализация, иерархия и гегемония» (2021 г.) и «Великие державы, великие стратегии: новая игра в Южно-Китайском море» (2018 г.).

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА