Китайские спортсмены-факелоносцы Динигир Иламуцзянь и Чжао Цзявэнь во время церемонии открытия зимних Олимпийских игр 2022 года на Национальном стадионе в Пекине, Китай, 4 февраля 2022 года. Фото: Lintao Zhang/Getty Images | Epoch Times Россия
Китайские спортсмены-факелоносцы Динигир Иламуцзянь и Чжао Цзявэнь во время церемонии открытия зимних Олимпийских игр 2022 года на Национальном стадионе в Пекине, Китай, 4 февраля 2022 года. Фото: Lintao Zhang/Getty Images

Исчезновение уйгурской лыжницы напомнило о репрессиях этнических меньшинств в Китае

Спортсменка-факелоносец, уйгурка Иламуцзянь исчезла после церемонии зажжения олимпийского огня
Автор: 13.02.2022 Обновлено: 13.02.2022 10:10
Репрессии, проводимые компартией Китая против этнических меньшинств, стали причиной дипломатического бойкота зимних Олимпийских игр некоторыми странами. Недавно стало известно об исчезновении уйгурской лыжницы, которая зажгла Олимпийский огонь.

Ещё до начала Олимпиады получили огласку несколько случаев бесцеремонного обращения китайских властей со спортсменами и журналистами. Голландский репортёр подвергся грубому обращению во время съёмок. Спортсмены и тренеры жаловались на бесчеловечное обращение во время принудительного карантина.

Лучшие иностранные спортсмены были дисквалифицированы по сомнительным причинам, в частности, за неподобающую одежду. Эксперты по безопасности со всего мира предупредили, что китайский режим шпионит за спортсменами и посетителями через обязательное приложение для мониторинга состояния здоровья.

Уйгурская лыжница зажгла огонь

Правозащитные группы были потрясены, когда китайские власти выбрали этническую уйгурку Динигир Йламуцзянь для зажжения олимпийского огня. Активисты назвали это политическим трюком, призванным отвлечь внимание общественности от нарушений прав человека в Синьзяне.

После мероприятия 5 февраля журналисты ждали Иламуцзянь, но она так и не появилась. Им не удалось связаться с ней даже через Национальный олимпийский комитет Китая. На пресс-конференции организаторы пекинской Олимпиады отказались комментировать её исчезновение.

Компартия позволила уйгурской лыжнице зажечь олимпийский огонь для демонстрации всему миру лояльного отношения к уйгурам, отрицая обвинения в свой адрес по поводу геноцида уйгуров в Синьцзяне.

20-летняя спортсменка из северной префектуры Алтая в Синьцзяне заняла 43-е место в скиатлоне во время своего дебютного олимпийского забега по пересечённой местности, что поднимает вопрос о правомерности её допуска к Играм.

Избрание Иламуцзянь для зажжения котла было явно политическим решением. Представитель Китая в ООН Чжан Цзюнь заявил, что из 174 членов олимпийской сборной Китая 20 спортсменов являются представителями этнических меньшинств. Иламуцзянь — одна из шести спортсменок из Синьцзяна и единственная этническая уйгурка.

Власти надеялись, что участие Иламуцзянь в торжественной церемонии позволит Китаю избежать обвинений в расизме и геноциде. Зарубежные уйгурские правозащитные группы назвали этот шаг «оскорбительным».

Во время интервью в начале Игр Иламуцзянь поблагодарила государство за предоставленную ей возможность, но ничего не сказала о своей этнической принадлежности или о том, насколько важно быть представителем этнического меньшинства на церемонии зажжения огня.

Напротив, её коллега, конькобежка Адаке Ахенаер из Синьцзяна, подчеркнула важность для неё, как для казашки, представлять своё этническое меньшинство и добиться успеха на Олимпийских играх. Ахенаер даже отметила, насколько её тронуло участие в церемонии Иламуцзянь, представляющую уйгуров, хотя она о них и не упомянула.

Избитые трюки компартии

Пекин использовал аналогичные рекламные трюки на церемонии открытия летних Олимпийских игр 2008 года. Чтобы доказать расовое равенство, компартия выпустила на сцену детей, одетых в национальные костюмы 56 признанных этнических групп Китая, которые танцевали вокруг национальных флагов.

Однако позже журналисты обнаружили, что изображающие представителей китайских меньшинств дети на самом деле не принадлежали к этим этническим группам.

В действительности напряжённость в отношениях с этническими меньшинствами росла до начала Игр, когда сторонники независимости Тибета протестовали перед зданием государственной телекомпании CCTV в Пекине.

Ещё один известный факт — в 2008 году власти назначили уйгура Камалтюрка Ялкуна быть олимпийским факелоносцем, но он не зажёг огонь. Спортсмен живёт в изгнании в США с 2014 года.

Его отец исчез после задержания органами государственной безопасности Китая в 2016 году. Ялкун был одним из многих, кто призывал к бойкоту зимних Олимпийских игр 2022 года.

Хотя полноценных бойкотов не было, но многие страны, такие как Канада, Австралия, Великобритания, США и ряд других объявили дипломатические бойкоты из-за нарушений прав уйгуров.

В ответ Пекин предупредил, что бойкотирующие страны «заплатят цену» за свою «ошибку».

Геноцид уйгуров

Уйгуры, которым удалось бежать на Запад, сообщали о различных формах жестокого обращения со стороны властей, включая принудительный труд, пытки, обращение в другую веру, извлечение органов, принудительную стерилизацию, тюремное заключение, сексуальное насилие, массовые задержания и разлучение с членами семьи.

Жертвы-уйгуры рассказывают, что их заставляли есть свинину, восхвалять лидера компартии Си Цзиньпина, употреблять алкоголь и сжигать Коран.

Компартия запрещает женщинам в Синьцзяне носить платки, а мужчинам бороды. Исламское приветствие «Ас-саляму алейкум» (мир вам) запрещено, как и пост во время Рамадана.

Согласно отчёту журнала Time за июль 2021 года, охранники лагеря сказали заключённым, что «все национальности будут как одна нация: они должны говорить на одном языке и питаться одной пищей».

Правила соблюдаются с помощью камер наблюдения с распознаванием лиц, которые охватывают большую часть Синьцзяна. Если вас поймают на нарушении, то могут задержать.

Преследование вне Китая

Компартия утверждает, что принятые против уйгуров меры необходимы для борьбы с «тремя пороками: сепаратизмом, терроризмом и экстремизмом». По словам партийного руководства, обвинения в насилии и геноциде уйгуров — это паутина «лжи и абсурдных утверждений».

Несмотря на заявления компартии о равном отношении ко всем этническим меньшинствам, её репрессии против уйгуров распространяются за пределы Китая. В результате угнетения многие уйгуры бегут в другие страны, где их часто преследуют, притесняют и запугивают агенты компартии.

В некоторых случаях уйгуров заставляют шпионить в пользу Пекина. Китайские официальные лица проводят допросы уйгуров в «чёрных тюрьмах» в других странах, сообщил Sky News 9 февраля. Если какого-то уйгура считают «нарушителем спокойствия», то он просто исчезает.

В декабре 2021 года Конгресс США принял закон, запрещающий импорт из Синьцзяна из-за использования Китаем принудительного труда. Компартия Китая назвала запрет «экономическим издевательством».

В 2020 году Конгресс США также принял Закон о политике в области прав человека, который налагает санкции на физических и юридических лиц, виновных в нарушениях прав человека в Синьцзян-Уйгурском регионе.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Антонио Грачеффо — доктор философии, проработал в Азии более 20 лет, выпускник Шанхайского университета спорта, имеет степень China-MBA Шанхайского университета Цзяотун, профессор экономики и экономический аналитик по Китаю, пишет статьи для различных международных СМИ, автор книг о Китае «За пределами пояса и пути: глобальная экономическая экспансия Китая» и «Краткий курс китайской экономики».

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА