Китайский лидер Си Цзиньпин пожимает руку премьер-министру Пакистана Имрану Хану перед встречей в Большом зале народных собраний в Пекине, Китай, 28 апреля 2019 года. (MadokaIkegami/GettyImages) | Epoch Times Россия
Китайский лидер Си Цзиньпин пожимает руку премьер-министру Пакистана Имрану Хану перед встречей в Большом зале народных собраний в Пекине, Китай, 28 апреля 2019 года. (MadokaIkegami/GettyImages)

Китай лоббирует интересы Пакистана, государства-террориста

Пекин обеляет международное отмывание денег и терроризм в Исламабаде
Автор: 14.07.2022 Обновлено: 14.07.2022 09:37
Китай  вновь поддерживает пакистанский терроризм, на этот раз выступая против жёстких мер международных организаций, которые борются с отмыванием денег.

Как сообщалось,  на пленарном заседании Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ), проходившем в Берлине с 12 по 17 июня, Пекин «тихо лоббировал» интересы Исламабада.

Два давних сообщника Китай и Пакистан, замышляют недоброе, начиная с Афганистана на западе, через Гималайские горы и заканчивая индийским штатом Аруначал-Прадеш на востоке. Эти два террористических государства, которые Си Цзиньпин назвал «Железными братьями»,  разрушили зарождающуюся демократию в Афганистане, поддерживая террористическую группировку «Талибан»,  запрещённую во многих странах, в том числе и в России. Теперь они пытаются вытеснить Индию с её самых северных территорий с помощью политического насилия.

Конфликт Индии и Пакистана

Конфликт между Индией и Пакистаном возник из-за нарушения последним соглашения, заключенного при разделе в 1947 году, согласно которому княжеские государства могли присоединяться к любой стране по своему усмотрению. Хари Сингх, махараджа крупного региона Кашмир, принял решение присоединиться к Индии, а не к Пакистану. С тех пор Исламабад пытается отменить это решение применяя насильственные методы, а Пекин, в свою очередь, оппортунистически оккупировал своими войсками часть Кашмира.

Китай ослабляет и отодвигает границы Индии

Китай использовал хитрость и силу, чтобы отобрать  у Индии, в 1962 году, огромный регион Кашмира, Аксайчин. С тех пор Народно-освободительная армия Китая (НОАК) отодвинула свою границу с Индией на юг и недавно захватила ещё 15-23 квадратных миль (≈39-60 км²).

Пекин стремится ослабить границы Индии, настраивая Пакистан против индуистской страны и сея хаос, который в конечном итоге облегчит территориальные приобретения Коммунистической партии Китая (КПК).  Это агрессия в «серой зоне» против Индии, как правило мирного сторонника статуса-кво, также ослабляет Пакистан, делая его всё более зависимым от Пекина.

Помимо своих регулярных вооруженных сил, Китай и Пакистан поддерживают террористов, чтобы дестабилизировать Индию. Пакистан поддерживает боевиков в Кашмире, а Китай помогает боевикам Нагаленда на востоке Индии, которые по данным индийских СМИ, ещё в январе укрывались в китайской провинции Куньмин.

Пакистан терроризирует Индию

Террористические атаки Пакистана против Индии — это форма фанатизма, которую можно наблюдать в случае с Кашмиром. В 1990-х годах пакистанский терроризм заставил десятки тысяч индусов в страхе бежать из Кашмира.

В настоящее время премьер-министр Индии Нарендра Моди поощряет возвращение беженцев трудоустройством и разнообразными льготами. Это провоцирует волнения среди местных мусульман, а также создает благодатную почву для поддержки пакистанским правительством боевиков, которые терроризируют регион. Это оказывает давление на индийское правительство, которое в 2019 году было вынуждено ответить отменой  автономного статуса Кашмира, а также принять жёсткие правоохранительные меры, которые в некоторых случаях приближались к военному положению.

«Хотя Пакистан в то время жаловался, однако, многие аналитики заявляли, что “Пакистан не заслуживает доверия в этом вопросе”. Он имеет долгую историю скрытой поддержки групп боевиков в Кашмире, несмотря на давление со стороны союзников с требованием прекратить это», — сообщает The NewYork Times.

Пакистанская агрессия продолжается  по сей день. За последние два месяца боевики убили по меньшей мере четырех индусов. По словам лидера партии Бхаратияджанатапарти (БДП), одного человека застрелили в своём собственном банке в Кулгаме, ещё одного убили  в правительственном офисе «террористы, спонсируемыми Пакистаном», а затем застрелили констебля. В октябре был убит известный индуистский владелец аптеки, что спровоцировало многих индусов снова бежать из Кашмира.

БДП — это политическая партия нынешнего премьер-министра Индии, которую международные СМИ часто называют, как «индуистская националистическая». В ней присутствует индуистский фанатизм, чрезмерная амбициозность и отдельные случаи насилия. Разговоры некоторых сторонников БДП о «Великом Индостане», в который войдут Пакистан и Бангладеш, несостоятельны и должны прекратиться.

Но то, что упускают из виду критики БДП, так это поддерживаемый Китаем и Пакистаном терроризм и все возрастающая военная агрессия, подпитывающие индийский национализм.

В мае, командующий Северной армией Индии, генерал-лейтенант Упендра Двиведи, заявил,  что

«Пакистан создал фасад марионеточных «танзимов» подразделений, чтобы придать местный колорит повстанческому движению в Долине после того, как на страну было оказано международное давление с требованием прекратить спонсировать террористическую деятельность в Джамму и Кашмире», — сообщает издание The Print.

В результате постоянного поддерживаемого государством терроризма в Кашмире, индусы, переезжающие в этот район, боятся за свою жизнь, а многие не выходят из дома неделями. Некоторые международные СМИ возлагают вину за происходящее на правительство Моди, а не на Пакистан, обвиняя во всём жертву.

КПК лоббирует интересы Пакистана в ФАТФ

В то время, как китайская Компартия лоббирует исключение Пакистана из списка финансовых сторонников терроризма, в Межправительственной комиссии по финансовому мониторингу (ФАТФ) Исламабад продолжает использовать политическое насилие как инструмент государственного управления. ФАТФ не должна уступать.

По данным индийских СМИ, в неопубликованном майском докладе  ООН говорится, что террористы, поддерживаемые Талибаном, продолжают действовать в афганском регионе, в том числе в тренировочных лагерях антииндийской направленности. Китай и Пакистан поддерживают движение «Талибан».

Дополнительный репортаж газеты SundayGuardian из Нью-Дели показал, что «лагерями руководят сотрудники Межведомственного разведывательного управления Пакистана, на пакистанской территории, к востоку от афганской провинции Нангархар».

Пекин поддерживает терроризм

Редактор газеты SundayGuardian, Джойета Басу, отметила,  что Пекин хочет исключить Пакистан из списка ФАТФ, чтобы привлечь в страну китайские инвестиции на миллиарды долларов. Это, по её словам, «будет большой ошибкой», поскольку Пакистан продолжает оставаться террористическим государством. Более того, она ссылается на сообщения о том, что китайская армия причастна к терроризму в самом Пакистане.

«Согласно сведениям из достоверных источников, китайские генералы сотрудничают с террористическими группами, которые Пакистан использует против Индии, в том числе они пытались возродить специфическую для Индии группу, известную как «Аль-Бадр», которая прекратила своё существование», — написала Басу 14 июня.

«Благодаря действиям Китая — Индии потребовалось 10 лет — с 2009 по 2019 год, для того, чтобы пакистанский командир исламистской террористической организации “Джаиш-е-Мухаммад”,Масуд Азхар, был включен в список глобальных террористов Комитета по санкциям Совета Безопасности Организации Объединенных Наций (СБ ООН), и это несмотря на то, что Индия пользовалась поддержкой других членов СБ ООН».

Неудивительно, что Индии было трудно получить поддержку ООН в борьбе с терроризмом, поскольку исполняющим обязанности исполнительного директора Исполнительного директората Контртеррористического комитета (ИДКТК ООН) являлся Чэнь Вэйсюн,  гражданин Китая, поддерживаемый Пекином.

Насколько известно, Чэнь Вэйсюн публично не выступал с критикой государственного терроризма Пакистана против Индии и Афганистана, а также не критиковал использование Пекином терроризма для оправдания геноцида в регионе Синьцзян.

При Чэне ИДКТК ООН стал предвзятым в своём подходе. На сайте этой организации на видном месте размещён доклад против «крайне правого терроризма», но разве не весь терроризм является крайним? Однако, на сайте нет никакой информации о «крайне левом терроризме», наиболее ярким представителем которого является КПК.

Терроризм, как инструмент внешней политики Китая

Поддерживая Пакистан, КПК лицемерно использует терроризм,  как инструмент собственной внешней политики. Тен Бяо, учёный-правовед из Чикагского университета и Терри Марш, адвокат по правам человека в Вашингтоне, утверждают, что Компартия Китая сама является террористической организацией из-за своей тактики «серой зоны».

Это полностью соответствует её давней политике, когда КПК поддерживала подпольные маоистские организаций по всему миру. Данное утверждение аргументированно подтверждает историк Джулия Лавелл в своей книге  «Маоизм: глобальная история» (лауреат Исторической премии Питера Кандилла, 2019 года).

КПК на протяжении всей истории не только занималась внутренним терроризмом, но и поддерживала другие террористические организации и государства по всему миру.

«Считается, что Китай платил, а возможно и до сих пор платит, террористическим группировкам, действующим в Аф-Паке, чтобы обеспечить безопасность своих проектов Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК), поскольку эти группировки активизировали атаки на китайские интересы, — пишет Басу. — Если посмотреть на северо-восток Индии, то Китай там финансирует повстанческие движения. Сообщается, что это происходит также в Мьянме и Таиланде».

Необходимо лишить КПК влияния и мантии легитимности

У ФАТФ есть чёрный список и серый список  «под наблюдением». Пакистан находится в сером списке, хотя поддержка Исламабадом терроризма гарантирует его включение в чёрный список, наряду с двумя другими странами-изгоями, поддерживающими терроризм: Ираном и Северной Кореей. ФАТФ также должна включить в свой чёрный список и Китай. В противном случае можно предположить, что ФАТФ слишком восприимчива к лоббированию Компартии Китая и поэтому является частью проблемы терроризма, а не её решением.

Пришло время всему миру прекратить позволять Компартии Китая, этой террористической организации, поддерживающей другие формы террора, внедряться в глобальные политические и экономические институты власти, откуда она может лоббировать политику «мягкого террора».

Андерс Корр получил степень бакалавра/магистра политологии в Йельском университете (2001) и докторскую степень в области государственного управления в Гарвардском университете (2008). Он является директором компании CorrAnalyticsInc., издателем журнала JournalofPoliticalRisk, и провёл обширные исследования в Северной Америке, Европе и Азии. Его последние книги — «Концентрация власти: институционализация, иерархия и гегемония» (2021) и «Великие державы, великие стратегии: новая игра в Южно-Китайском море» (2018).

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА