Грузовое судно с контейнерами покидает порт Хайкоу в южной китайской провинции Хайнань 17 мая 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)  | Epoch Times Россия
Грузовое судно с контейнерами покидает порт Хайкоу в южной китайской провинции Хайнань 17 мая 2021 года. (STR/AFP via Getty Images)

Китай никогда не отказывался от старой модели развития экономики

Китай продолжает полагаться на западных покупателей
Автор: 04.02.2022 Обновлено: 04.02.2022 12:17
Время от времени на протяжении многих лет люди на Западе и в Китае размышляли о том, как быстро развивающаяся экономика Китая изменит мировую торгово-экономическую систему. Одновременно говорили и о том, когда и как китайский юань вытеснит доллар в качестве мировой резервной валюты.

Официальные заявления Пекина по этим вопросам отличались сдержанностью, но было ясно, что властям нравится слышать подобные вещи.

Однако недавняя директива Народного банка Китая (НБК) говорит о том, что до реализации таких «славных» амбиций ещё очень далеко. Согласно документу, Китай по-прежнему полагается на свою первоначальную модель развития, ориентированную на экспорт. Он не в состоянии ни перевернуть мировую торговую систему, ни поднять юань до статуса мирового резерва.

Ограничение валютных операций

Новое официальное руководство по валютным операциям появилось недавно в рамках механизма самодисциплины валютного рынка Китая под руководством Народного банка Китая. Он жёстко ограничил объём валютных операций для китайских банков. Согласно директиве, они подвергнутся серьёзной проверке в случае, если число их валютных операций увеличится более чем на 50% по сравнению с предыдущим годом, или этот показатель в 15 раз превысит объём операций, проводимых банками для своих клиентов.

На первый взгляд, это правило кажется простой защитой от злоупотреблений. Но это не так. Его цель — остановить спекуляции с юанем, которые в последнее время привели к росту курса этой валюты по отношению к доллару, йене, евро и почти ко всем другим валютам мира. Это говорит о срочной необходимости остановить рост курса валюты.

В свою очередь, становится очевидным тот факт, что Китаю по-прежнему необходимо защищать свою позицию экспортёра дешёвых товаров — ту самую модель, которую он принял около 50 лет назад в начале своего замечательного периода развития. Несмотря на всю экономическую изощрённость Китая и заявления о том, что он отошёл от этой простой модели, его экономика, похоже, всё ещё опирается на неё.

Другими словами, Китай продолжает играть в свою первоначальную игру. Вначале Китай мог рассчитывать на низкую заработную плату, особенно по сравнению с США и другими развитыми странами, для поддержания привлекательных цен на свои товары. Чтобы обеспечить это ценовое преимущество, НБК регулярно вмешивался в валютные рынки, поддерживая дешевизну юаня по отношению к доллару и другим валютам. Таким образом он снижал стоимость товаров китайского производства для иностранных покупателей.

В течение некоторого времени НБК жёстко удерживал юань на низком курсе по отношению к доллару. Такое поведение часто подвергалось критике и угрозам со стороны торговых партнёров Китая. США неоднократно рассматривали возможность объявить Китай «валютным манипулятором», что повлекло бы за собой всевозможные ограничения на торговлю с ним.

Отказ от валютных манипуляций

Под иностранным давлением, особенно во время «торговой войны» 2019 года, инициированной Трампом, Китай отказался от прямых манипуляций. Свою роль в этом решении сыграло стремление Пекина войти в число ведущих экономик развитых стран, поскольку зависимость от экспорта и валютные манипуляции — это характеристика менее развитой экономики. Соответственно, Пекин заявил, что его экономика уже меньше зависит от экспорта, поэтому ему не нужно манипулировать курсом юаня.

Но теперь, когда развитие экономики Китая замедлилось, Пекин, похоже, поспешил вернуться к своей старой модели. Власти знают, что лучше не вызывать критику и возмущение, возвращаясь к прямым манипуляциям. Таким образом, с помощью этого нового банковского правила будет достигнут аналогичный эффект воздействия на обменный курс юаня и китайский экспорт.

Юань не заменит доллар

Действительное признание Пекином экспортной зависимости ставит под сомнение уровень экономического развития, о котором заявлял ранее Китай. Ещё большее сомнение вызывает способность юаня заменить доллар в качестве мировой резервной валюты.

Резервные валюты просто не могут поступать из стран с экономикой, ориентированной на экспорт. Когда валюта получает статус резерва, она удерживается во всём мире для торговли, финансовых операций и в качестве средства сбережения. Это избыточное хранение означает, что экономика, стоящая за резервной валютой, должна отдавать в мир больше, чем получает: либо через финансовые операции, либо за счёт торгового дефицита, либо за счёт того и другого вместе.

Последние действия Китая говорят о том, что он нуждается в профиците экспорта для поддержания своей модели развития. Его подход совсем противоположен тому, который требуется для резервной валюты.

Возможно, что со временем Китай утратит свою зависимость от экспорта и разовьёт интегрированную экономику, которая сможет поддержать его амбиции и надежды его сторонников. Но последний документ Народного банка Китая показал, что до этого ещё далеко.

Взгляды, изложенные в этой статье, являются мнением автора и необязательно выражают взгляды The Epoch Times.

Милтон Эзрати — пишущий редактор The National Interest, филиала Центра изучения человеческого капитала Университета Буффало (SUNY), и главный экономист нью-йоркской коммуникационной фирмы Vested. До прихода в Vested он работал главным рыночным стратегом и экономистом в компании Lord, Abbett & Co. Он также часто пишет для City Journal и регулярно ведёт блоги для Forbes.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА