Привязанный к кровати пациент в китайской психиатрической больнице. Фото: China Photos/Getty Images | Epoch Times Россия
Привязанный к кровати пациент в китайской психиатрической больнице. Фото: China Photos/Getty Images

Китай продолжает использовать психиатрические больницы для расправы с активистами

Система психиатрических больниц страны известная как «Анькан»
Автор: 20.09.2022 Обновлено: 20.09.2022 11:52
Принятый в 2013 году закон о психологическом здоровье должен был положить конец варварской практике в Китае, когда полиция отправляла критикующих власть активистов, демонстрантов и других «неудобных» людей в психиатрические учреждения, которые правильнее было бы назвать «адскими дырами».

Новые данные неправительственной организации Safeguard Defenders показывают, что эта проблема всё ещё существует в современном Китае.

Система психиатрических больниц страны известная как «Анькан» переводится с китайского как «мир и здоровье». Эта система используется властями для принудительного помещения людей в психиатрические учреждения, часто даже без проведения первичной психиатрической экспертизы. Она зародилась в 1980-х годах как специальные «полицейские» психиатрические учреждения, находящиеся вне ведомства системы здравоохранения.

После попадания в учреждение из него становится практически невозможно выйти.

Некоторые жертвы содержатся там годами, являясь при этом психически здоровыми, но угодившие туда потому, что стали «проблемой» для властей. В отличие от следственных изоляторов и тюрем, где человек ещё может подать апелляцию, внутри этих учреждений жертва лишена каких либо способов защиты.

В отчёте организации, который охватил 109 психиатрических учреждения в 21 провинции Китая говорится, что 2/3 заключённых никогда не проходили первичную психиатрическую экспертизу. При этом большинство выявленных жертв были диссидентами и прочими неугодными властям «элементами».

Обычно недовольные граждане из местных посёлков и округов едут в Пекин или провинциальные столицы, чтобы выступить против пережитой несправедливости, часто связанной с тем, что местные органы власти крадут их землю, чтобы получить дополнительную выгоду. Но эти же самые органы власти нанимают агентов для наблюдения за железнодорожными станциями и имеют «чёрные тюрьмы» во многих городах, куда насильно помещают недовольных граждан и содержат их под стражей до того как их обратно доставят на место проживания.

Для тех же кто отказывается сдаваться «Анькан» является их последним пристанищем, т.к. в отличие от ареста и тюремного заключения, помещение в психиатрическую лечебницу не оставляет никаких «бумажных следов», а жертва не имеет никаких прав.

После попадания в Анькан, у жертвы практически нет шансов выбраться оттуда, ведь врачи в таких учреждениях сотрудничают с властями, или их принуждают к этому.

Данные в отчёте показывают, насколько серьёзными могут быть нарушения в учреждении — от принудительного лечении до длительного привязывания к кровати, от электрошоковой терапии до сильного избиения. К тому же жертвам отказывают в свиданиях с семьёй. Для большинства «психических больных» это продолжается годами.

А в некоторых случаях члены семьи сами просят полицию помочь избавиться от родственника несмотря на то, что эти люди не представляли никакой опасности для себя и окружающих.

Случай с Дун Яоцюн привлёк внимание мировой общественности после того как она облила чернилами пропагандистский плакат на котором был изображён Си Цзиньпин.

Дэн Фуцюань был бывшим солдатом, который подал петицию против отказа в компенсации за лечение травм, полученных во время службы в Народно-освободительной армии.

Сун Цаймин выступила с публичной поддержкой критика Коммунистической партии Китая (КПК) Го Вэньгуя.

Молодая девушка Ли Тяньтянь публично поддержала профессора, который был наказан за призыв к своим студентам подвергнуть сомнению официальные исторические события утвержденные КПК.

Каждый из активистов был заключен в «Анькан».

Несмотря на закон о психическом здоровье, который якобы чётко даёт понять, что никто не может быть помещён в психиатрическую больницу без надлежащей психиатрической экспертизы, полиция может поместить туда любого человека не утруждая себя долгими процедурами. К тому же жертвы, у которых нет никакой связи с внешним миром, не имеют возможности обжаловать такое нарушение. Можно только надеяться, что у них после такого беззакония не опустились руки отстаивать свою правоту.

Единственный выход — добиваться освобождения всеми возможными способами. Но стоит ли оно того, если после освобождения вам не дадут спокойно жить и свободно выражать своё мнение?

Анькан — пережиток прошлого, и сегодня ему нет места как в современном Китае, так и в других странах.

Питер Далин является основателем неправительственной организации Safeguard Defenders и соучредителем китайской неправительственной организации China Action (2007–2016 годы). Он автор «Судебного процесса СМИ» и «Народной Республики пропавших без вести». С 2007 года Питер жил в Пекине, пока в 2016 году его не задержали и не поместили в секретную тюрьму, а затем депортировали. До переезда в Китай он работал на шведское правительство по вопросам гендерного равенства, а сейчас живёт в Испании.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА