Крупные строительные проекты продолжаются в районе Алмазного острова в Пномпене, 30 июля 2019 года. (Paula Bronstein/Getty Images)
 | Epoch Times Россия
Крупные строительные проекты продолжаются в районе Алмазного острова в Пномпене, 30 июля 2019 года. (Paula Bronstein/Getty Images)

Китайский «Один пояс, один путь» принёс в Камбоджу преступность

Численность китайцев в городе Сиануквиле (Камбоджа) достигла 500 тыс. человек при местных жителях в 80 тыс.
Автор: 07.03.2022 Обновлено: 07.03.2022 19:47
В последние годы в Камбодже участились случаи китайского мошенничества, причины которого довольно сложны. Однако международные СМИ предполагают, что важную роль в этом сыграла китайская инициатива «Один пояс, один путь» (BRI), предназначенная для других стран.

В апреле 2015 года лидер компартии Китая Си Цзиньпин предложил премьер-министру Камбоджи Хуну Сену во время встречи с ним в Джакарте (Индонезия) укреплять сотрудничество в области развития инфраструктуры.

Камбоджийский Шэньчжэн

В октябре следующего года в Камбодже была создана особая экономическая зона Сиануквиля как «модель сотрудничества», которую хотели назвать «камбоджийским Шэньчжэнем». Шэньчжэнь — один из самых богатых городов Китая, граничащий на юге с Гонконгом.

Сиануквиль превратился в крупнейший морской порт и центр внешней торговли Камбоджи, частично выиграв от инициативы BRI. Однако она также открыла ящик Пандоры в Камбодже: маленький приморский город стал площадкой для китайских преступных синдикатов, – сообщила французская газета Le Monde в своей аналитической статье от 14 января.

Сиануквиль известен также как Кампонг Сом и назван в честь бывшего короля Камбоджи Нородома Сианука. Он является городом с глубоководным портом, а также столицей провинции Преа Сианук.

Китайский капитал стимулирует в Камбодже игорную индустрию

С тех пор как Китай включил Камбоджу в BRI в 2016 году, Сиануквиль с его 80 тыс. жителями быстро стал мишенью для китайских «золотоискателей».

Начиная с 2017 года еженедельно между Китаем и Камбоджей совершалось более 200 прямых рейсов. По данным китайского портала Sina, численность китайцев в Сиануквиле достигла 500 тыс. человек.

Поскольку Сиануквиль является крупной столицей азартных игр, игорные сайты Сиануквиля привлекают большое количество китайцев. Помимо офлайн-казино, азартные игры в Интернете получили ещё большее распространение, поскольку они не имеют региональных или национальных ограничений.

В Сиануквиле повсюду появились казино, управляемые китайцами, а большинство разработчиков азартных игр в Интернете обосновались в специальной экономической зоне города, постоянно управляя различными игорными сайтами и поглощая цифровые финансы по всему миру.

Поскольку казино подпитывали порочный круг азартных игр, высокие прибыли привлекали всё больше людей и денег в Сиануквиль, который за короткое время получил большой приток капитала.

В городе появились китайские рестораны, супермаркеты, отели, KTV и другие китайскоязычные предприятия сферы услуг, за которыми последовал приток китайских застройщиков, что подогрело местный рынок земли. Цены на землю в центре Сиануквиля резко выросли с $50 до $5000 за кв. м, что в 100 раз больше, чем в 2017 – 2019 годах.

Сиануквиль превратился в небольшой китайский уезд. Достопримечательность города The Golden Lion Plaza окружена рекламными баннерами на китайском языке. В этом юго-восточном азиатском городе даже появилась популярная китайская песня, в которой говорится:

«Я приехал в это место с мечтой и повсюду вижу казино жизни».

Насилие и групповая преступность

Индустрия азартных игр, продвигаемая китайской инициативой BRI, может привести к очевидному экономическому буму в Камбодже, но она неизбежно имеет побочный эффект в виде резкого роста насильственных преступлений. В статье, опубликованной в китайской социальной сети Tencent, говорится:

«Индустрия азартных игр может за минуту породить мультимиллионера или оставить без гроша в кармане богатое второе поколение: эта грань между раем и адом легко провоцирует у человека склонность к насилию».

За каждым казино почти всегда стоит поддержка гангстеров из Китая, Гонконга и Тайваня, а также камбоджийской полиции или чиновников. Камбоджийские жандармы также работают на полставки охранниками и водителями в этих заведениях.

Ещё одна проблема Сиануквиля—это увеличивающийся разрыв между богатыми и бедными. Китайцы сформировали отдельный деловой круг, поэтому цены в городе выросли в расчёте на китайцев. Большинству местных жителей многие покупки стали не по карману. Это неравенство между богатыми и бедными привело к множеству насильственных преступлений, совершаемых почти исключительно против китайцев.

Сиануквиль стал центром хаоса, наполненным жестокими похищениями, перестрелками, торговлей наркотиками, проституцией, торговлей людьми и войнами между бандами. Кроме того, транснациональное отмывание денег и телекоммуникационное мошенничество также находятся в полном расцвете.

Китай ограничил отток капитала, а Камбоджа — азартные игры

18 августа 2019 года премьер-министр Камбоджи Хун Сен издал запрет на азартные игры, вступивший в силу 1 января 2020 года. В указе говорится, что азартные онлайн-игры и игровые автоматы в Камбодже запрещены в целях поддержания безопасности и общественного порядка.

По данным Le Monde, этот шаг стал результатом давления на камбоджийское правительство со стороны компартии Китая. Она осознала, что азартные онлайн-игры стали каналом для отмывания денег, что привело к массовому оттоку китайского капитала.

После запрета на азартные игры в Камбодже в Сиануквиле закрылись различные предприятия сферы услуг, а из города мгновенно схлынула волна застройщиков, инвесторов и вывозимого капитала.

Около 447 тыс. китайцев покинули страну, включая владельцев долгосрочных виз, – сообщило 1 января 2020 года англоязычное СМИ Камбоджи Khmer Times со ссылкой на данные Департамента иммиграции Камбоджи.

Строительные проекты в рамках BRI были остановлены, в результате чего в Камбодже осталось множество бесполезных и недостроенных зданий.

Китайские интернет-мошеннические картели

После ухода китайского капитала и индустрии азартных игр в Камбодже уменьшились сексуальные посягательства, злоупотребление наркотиками и насильственные преступления. Но городе появился другой тип преступления — кибермошенничество, связанное с азартными играми в Интернете.

Киберинвестиционный парк Камбоджи является центром кибермошенников. Издание Jimu Newsиз провинции Хубэй 11 февраля сообщило со ссылкой на осведомлённого человека о том, что руководители и операторы этих мошеннических онлайн-компаний в основном китайцы: около 160 человек в крупных компаниях и около 10 – в более мелких.

Кампус, где расположены мошеннические компании, охраняется местными вооружёнными жандармами, нанятыми китайскими боссами. Когда люди попадают внутрь кампуса, с ними обращаются как с рабами, заставляя работать более 10 часов в день. Их избивают и воздействуют электрошоком, если они не выполняют задания.

Чтобы привлечь больше людей к участию в афере, киберпреступники распространяют объявления о найме, в которых утверждают, что будут платить каждому нанятому $20 – 30тыс. При таких условиях люди идут устраиваться на работу, не подозревая об обмане. Далее следует их похищение, а затем продажа в рабство. Особому риску подвергаются китайцы, живущие в Камбодже. Они могут быть похищенными и проданными в любой момент, – сообщает Jimu News.

Мошенники в Камбодже из-за последствий вспышки COVID-19 в виде нехватки персонала теперь обращаются к различным этническим группам в разных странах.

Шон Лин — китайский эмигрант, живущий в Новой Зеландии. Он сотрудничает с The Epoch Times с 2009 года, уделяя особое внимание темам, связанным с Китаем.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА