Показатели уровня занятости студентов колледжей, опубликованный Министерством образования Китая, весьма сомнительны. Многие студенты колледжей опубликовали свои мнения в блоге, чтобы разоблачить поддельные данные. (StephenShaver/AFP/GettyImages) | Epoch Times Россия
Показатели уровня занятости студентов колледжей, опубликованный Министерством образования Китая, весьма сомнительны. Многие студенты колледжей опубликовали свои мнения в блоге, чтобы разоблачить поддельные данные. (StephenShaver/AFP/GettyImages)

Компартия Китая не может справиться с пятой волной безработицы

Китай переживает беспрецедентно серьёзный кризис занятости
Автор: 05.03.2022 Обновлено: 05.03.2022 14:48
Китай столкнётся с чрезвычайно пассивным рынком труда в 2022 году, поскольку, по меньшей мере, 10 миллионов человек потеряли работу после того, как ряд экономических мер властей привёл к дефолту сектора недвижимости, сокращению индустрии внешкольного обучения и снижению оборотов гигантов торговли электронной техникой.

Добавьте к этому более 10 миллионов выпускников колледжей, которые начнут искать работу этим летом, и таким образом рекордный рост числа безработных обеспечен.

Но у коммунистических властей Китая всегда есть способ обелить даже такую катастрофическую ситуацию.

9 февраля на китайском ресурсе People’sDailyOnline, являющимся государственным рупором, была разрекламирована тенденция «гибкой занятости», то есть создание временных рабочих мест, которые 200 млн человек, в том числе более 16% выпускников высших учебных заведений как в 2020 году, так и в 2021, использовали для «активного проведения гибкой занятости», и «более 1,6 млн из них занимаются self-media и подходящим бизнесом».

Некомпетентность власти

Когда в июле 2018 года впервые была предложена «политика стабильности шести», вопросы стабилизации занятости стали приоритетной политикой властей.

Кризис массовой безработицы после многих лет борьбы снова был включён в повестку дня заседания Государственного совета КНР премьером Госсовета КНР Ли Кэцяном 19 января. Он предложил правительству сосредоточить усилия на поддержке увеличения числа рабочих мест, а также внёс инициативу скорректировать макроэкономическую политику.

В истории правления компартии Китая нестабильный рынок труда был проблемой, которая явно была вызвана некомпетентностью самой партии. До прихода Си Цзиньпина к власти Коммунистическая партия Китая (КПК) создала четыре волны безработицы в Китае.

Первый кризис занятости произошёл в период с 1950 по 1970 годы.

Политическим решением Мао Цзэдун отправил 16 миллионов городских молодых людей в сельскую местность, чтобы учиться у сельских жителей. Это явилось самой массовой миграцией населения в сельские районы и первой в истории Китая. Миллионы молодых людей потеряли возможность получения образования и трудоустройства.

Второй кризис занятости произошёл в 1978 году, когда Китай начал реформы и политику открытости. За этим последовал приток в города Китая десятков миллионов безработных молодых людей, возвращающихся из сельских районов, что и создало потребность в рабочих местах.

Третья волна массовой безработицы пришлась на середину 1990-х и начало 2000-х годов, когда была проведена реформа государственных предприятий, и разразился азиатский финансовый кризис 1997 года. В то время более 60 миллионов китайцев потеряли работу.

Четвёртым был финансовый кризис 2008 года, который сильно ударил по экономике Китая и привёл к тому, что 20 миллионов трудящихся-мигрантов потеряли работу и вернулись в свои родные города.

Проблема безработицы, обсуждаемаяна Законодательном собрании в 2002 году, впервые стала целью контроля властей. Компартия Китая снова упомянула об этом на Законодательном собрании 2006 года и объявила занятость одной из девяти целей и задач, поставленных для построения социалистического Китая в 2020 году.

Проблема безработицы тщательно скрывалась, когда в период с 2002 по 2012 год в Китае наблюдался высокий экономический рост, а лидером в тот период был Ху Цзиньтао.

Хроническая болезнь китайской экономики наконец проявилась после того, как Си пришёл к власти ближе к концу 2012 года, и масштабы истинного кризиса уже больше нельзя было скрывать. Темпы роста ВВП Китая существенно упали и продолжали снижаться с каждым годом.

После вступления Трампа в должность президента США в 2017 году международный статус властей Китая был полностью изменён. Причиной этого послужила торговая война между США и Китаем в 2018 году, движение Гонконга против законопроекта об экстрадиции в 2019 году,а также пандемия, начавшаяся в 2020 году. Китай переживает беспрецедентный кризис занятости, в то время как его экономика испытывает значительные трудности. Волна большого числа безработных возникла в пятый раз с тех пор, как в Китае компартия захватила власть. Безработица также является причиной, по которой была предложена «политика стабильности шести».

В отличие от предыдущих волн безработицы, у компартии нет способа разрешить этот острый кризис.

Мао был на пике своей власти во время первой волны миллионов безработных. Это было время, когда в Китае массово убивали людей. Таким жестоким способом были подавлены выступления недовольных безработных. Сегодня в Китае нет никого, кто имел бы такую власть, какая была у Мао как внутри, так и за пределами Китая, чтобы подавить аналогичным образом безработицу.

Во время второй волны безработицы китайский рынок набрал обороты благодаря реформам и открытости, поскольку люди занимались развитием бизнеса, и безработица исчеза. Сегодня этот импульс пропал, вся страна меняет курс, и экономика падает.

Третья волна безработицы была лишь временной, поскольку Китай вступил в ВТО в 2001 году. Активная внешняя торговля привлекла огромный иностранный капитал, стимулировала развитие большого количества частных предприятий и быстрый экономический рост.

Сегодня компартия Китая приняла строгие надзорные меры и подавила частное предпринимательство. Иностранные предприятия уходят, а глобальная промышленная цепочка перестраивается. Некомпетентная власть больше не может обманывать мир.

Во время четвёртой волны массовой безработицы КПК запустила двухлетний (2008-2009 гг.) план экономического стимулирования и выделила 4 трлн юаней (≈52,6трлн руб.) на инфраструктуру, такую как железные дороги, автомагистрали и аэропорты. В третьем квартале 2009 года ВВП Китая вырос на 8,9%.

Многие люди спрашивают, может ли Китай осуществить ещё один план экономического стимулирования для разрешения кризиса. Я полагаю, что это черезвычайно трудно.
Например, согласно недавней исследовательской статье Чжана Сяоцзина, директора Института финансов Китайской академии общественных наук, текущее соотношение долга Китая к ВВП превышает 270%, что значительно выше, чем у развивающихся экономик.

Я считаю, что это свидетельствует об огромных долговых рисках, особенно учитывая два момента, которые основаны на данных, предоставленных Чжаном.

Во-первых, Китай несёт тяжелое долговое бремя из-за относительно высокой процентной ставки и высокой стоимости неявных долгов местных органов власти. С 2012 года процентные платежи превысили прирост ВВП; в 2015 году соотношение процентных платежей к приросту ВВП превысило 150%; после 2015 года это соотношение снизилось из-за усилий властей по сокращению доли заёмных средств; но в 2019 году оно снова выросло до 200%; в 2020 году оно составило около 400% из-за пандемии. Государственные долги также растут в развитых странах, однако соотношение их процентных платежей к приросту ВВП снижается.

Во-вторых, большинство долговых рисков приходится на государственный сектор Китая. Задолженность частного сектора Китая по отношению к ВВП составляла около 110%, в то время как долг государственного сектора (правительства и государственных предприятий) по отношению к ВВП составлял 160%. Однако страны G20, за исключением Японии, имеют гораздо более высокую задолженность частного сектора по отношению к ВВП (149%)по сравнению с государственным долгом по отношению к ВВП (от 80 до 90%).

Краткое сравнение показывает, что никакие крупномасштабные инвестиции в инфраструктуру не позволят эффективно решить такую огромную долговую нагрузку и риски, с которыми в настоящее время сталкивается Китай.

Проблема занятости имеет огромное значение для сотен миллионов семей, поскольку затрагивает вопрос средств к существованию. Однако компартия Китая больше всего озабочена стабильностью своего правления. Неспособность решить насущные проблемы доказывает, что игра КПК подходит к концу.

Ван Хэ имеет степень магистра права и истории, он изучал международное коммунистическое движение, был преподавателем университета и руководителем крупной частной фирмы в Китае. Ван сейчас живёт в Северной Америке и с 2017 года публикует комментарии о текущих событиях и политике Китая.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА