Лидер КПК Си Цзиньпин (с) прибывает во время второго пленарного заседания конгресса страны в Большой зал народных собраний в Пекине 25 мая 2020 г. (Ноэль Селис / AFP через Getty Images) | Epoch Times Россия
Лидер КПК Си Цзиньпин (с) прибывает во время второго пленарного заседания конгресса страны в Большой зал народных собраний в Пекине 25 мая 2020 г. (Ноэль Селис / AFP через Getty Images)

Конституция Китая: её статьи и реальность

Произвол — главная характеристика китайской Конституции
Автор: 01.01.2022 Обновлено: 01.01.2022 17:18
Конституция китайского режима расплывчата и трактуется произвольно по усмотрению компартии Китая и Си Цзиньпина.

Является ли Конституция для государства, управляемого коммунистами, нелепостью? В конце концов, каковы общепринятые характеристики, определение и цель Конституции? Является ли Конституция документом, который определяет тщательно продуманное распределение власти в данном обществе и подотчётность «воле народа» его правительства, как это происходит в демократических странах?

Или же Конституция — это просто серия правил, навязанных сверху вниз компартией Китая, которая даёт волю только этой партии без какой-либо ответственности перед народом? И в чём разница между присягой на верность тому или иному виду?

Несколько дней назад государственная китайская пресса разразилась пропагандистской статьёй, посвящённой публичной присяге Си на верность Конституции страны.

«Я клянусь в верности Конституции Китайской Народной Республики, защищать авторитет Конституции, выполнять свои юридические обязательства…», — цитирует China Daily присягу Си Цзиньпина 17 марта 2018 года в Большом зале народных собраний.

Тибетцы, уйгуры и другие преследуемые меньшинства и диссиденты были впечатлены клятвой верности верховного лидера документу, который непосредственно привёл к геноциду их собственного народа. Это также заставляет задуматься о том, сколько рядовых китайцев поддерживают Конституцию компартии.

Три основные проблемные статьи

Хотя существует множество разных типов Конституций, всех их объединяют общепринятые в мире принципы, включая три, весьма проблематичных для компартии Китая.

Конституции касаются прав граждан. Статья 33 Конституции Китая гласит:

«Все граждане Китайской Народной Республики равны перед законом».

Сразу же можно отметить два момента. Во-первых, когда компартия произвольно изменяет закон, что означает понятие «равенство»? Во-вторых, что может думать звезда китайского тенниса Пэн Шуай о «равенстве перед законом» после преследования её компартией из-за секс-скандала с высокопоставленным чиновником Чжан Гаоли?

Конституции основываются на широко распространённой общественной легитимности. КНР была создана под дулами винтовок и штыков Народно-освободительной армии (НОАК) в 1949 году, а не в результате мирного и демократического политического процесса.

С тех пор в коммунистическом Китае никогда не проводилось свободных, открытых и честных демократических выборов. Опросы в Китае ненадёжны, поскольку компартия предусмотрела ряд стимулов для китайцев с положительными отзывами о ней. Ни одно коммунистическое государство в мировой истории не пользовалось поддержкой большинства своих граждан; почему китайцы должны отличаться в этом отношении?

Конституции отвечают международно- признанным критериям демократической системы с точки зрения представительства и прав человека. КНР была осуждена за нарушения прав человека с самого начала своего существования: жестокость «Великого скачка вперёд» и Культурной революции; геноцид тибетцев и уйгуров; продолжающееся подавление религии; отсутствие свободы политического слова. Список можно продолжать.

Расшифровка конституции Китая

Конституция Китая — это образец неясности и неопределённости. Права граждан смешиваются с их обязанностями перед государством. То, что провозглашается, часто означает прямо противоположное. Государство контролирует всё: собственность, экономику, образование, природные ресурсы, общественные «средства производства», даже мысли и высказывания людей (в интересах государства, произвольно определяемых компартией).

Вот лишь некоторые примеры «принципов» и «прав» из Конституции:

Статья 1: «Китайская Народная Республика — социалистическое государство, управляемое народно-демократической диктатурой, во главе которой стоит рабочий класс, опирающийся на союз рабочих и крестьян».

Реальность: КНР — это коммунистическая диктатура, управляемая верхушкой компартии, на благо 95,15 млн членов партии из 1,4 млрд человек, из которых немногие являются рабочими или крестьянами.

Статья 2: «Вся власть в Китайской Народной Республике принадлежит народу. … Народ, в соответствии с положениями закона, управляет государственными делами, экономическими и культурными предприятиями, социальными делами по различным каналам и различными способами».

Реальность: Власть в КНР по закону принадлежит исключительно компартии, и у рядового гражданина нет никакой возможности повлиять на её политику или принятие решений через «различные каналы».

Статья 3: «Государственные учреждения Китайской Народной Республики исповедуют принцип демократического централизма».

Реальность: «Демократический централизм» — это марксистский эвфемизм, используемый для создания видимости демократии, чтобы скрыть грубое правление компартии и реализацию политики на всех уровнях управления. Эта фраза означает терпимость к «демократическим дискуссиям» на более низких уровнях управления, но, в конечном счёте полное согласие с политикой государства.

Статья 4: «Все этнические группы Китайской Народной Республики равны. Государство защищает законные права и интересы всех этнических меньшинств».

Реальность: Законные права и интересы этнических меньшинств могут произвольно меняться в ущерб себе, как выяснили тибетцы, уйгуры и другие на протяжении многих лет.

Статья 5: «Китайская Народная Республика осуществляет управление на основе закона и строит социалистическое правовое государство. Государство охраняет единство и святость социалистической правовой системы. … Ни одна организация или частное лицо не должны иметь никаких привилегий, выходящих за рамки Конституции или закона».

Реальность: Компартия пишет, определяет и изменяет все законы без демократического участия народа. Социалистическая правовая система направлена на поддержание жёсткого контроля компартии над политической властью при подавлении любого инакомыслия. Привилегии и основные права народа существуют только в Конституции КНР и китайском законодательстве. В Китае не существует основных прав человека.

Статья 15: «Государство практикует социалистическую рыночную экономику».

Реальность: Это утверждение является противоречием, поскольку социализм и капитализм — это совершенно разные экономические системы с совершенно разными мотивирующими факторами — бюрократическая прихоть компартии против невидимой руки рынка.

Статья 16: «Государственные предприятия в пределах, установленных законом, имеют право действовать автономно».

Реальность: Компартия Китая изменяет законы или произвольно добавляет новые положения, в целях «распределения прибыли» (что большинство людей определили бы как жадность и коррупцию), ужесточения контроля, социальной справедливости и т. д. Новый закон о безопасности данных является хорошим примером того, как новые правила контролируют начинающие компании в крупных технологических отраслях.

Статья 22: «Государство развивает искусство и литературу, печать, радио- и телевещание, издательское дело, библиотеки, музеи и культурные центры, другие культурные начинания, служащие народу и социализму; содействует общественной культурной деятельности».

Реальность: Ни в одном из вышеперечисленных видов деятельности не существует разрешённой свободы самовыражения, помимо той, что разрешена компартией Китая.

Статья 25: «„Государство содействует планированию семьи, чтобы рост населения соответствовал планам экономического и социального развития“.

Реальность: Результатом стала демографическая катастрофа в огромных масштабах, благодаря сочетанию ошибочной политики одного ребёнка и подавления компартией рядовых граждан во всех аспектах китайской жизни.

Статья 28: „Государство поддерживает общественный порядок, пресекает измену и другую преступную деятельность, угрожающую национальной безопасности, наказывает преступную деятельность, включая ту, которая угрожает общественной безопасности или наносит ущерб социалистической экономике, наказывает и перевоспитывает преступников“.

Реальность: Любое инакомыслие жёстко подавляется государством всякий раз, когда государство считает необходимым сохранить и поддержать свою власть, при этом преступная деятельность определяется как необходимая для каждой конкретной ситуации.

Статья 33: „Все граждане Китайской Народной Республики равны перед законом. Государство должно уважать и защищать права человека“.

Реальность: Равенство перед законом бессмысленно, когда компартия может произвольно менять закон в соответствии со своими целями. См. выше обсуждение Пэн Шуай и геноцида этнических меньшинств. Меньшинства, такие как уйгуры, могут быть „равны перед законом“, но они определённо не равны после произвольного применения закона к ним.

Статья 35: „Граждане Китайской Народной Республики пользуются свободой слова, печати, собраний, ассоциаций, шествий и демонстраций“.

Реальность: Компартия проделала достойную работу, скопировав Первую поправку США в сокращённом виде, но она не соответствует словам — как подтвердят жертвы бойни на площади Тяньаньмэнь и гонконгских продемократических протестов, а также сторонники Далай-ламы. В статье забыли включить это ключевое положение, о котором ничего не говорится: „с учётом разрешений, выданных компартией“.

Статья 36: „Граждане Китайской Народной Республики пользуются свободой религиозных убеждений“.

Реальность: Это ещё один пример большой лжи. Компартия разрешает исповедовать в Китае пять основных религий в соответствии с жёсткими ограничениями. Представление о том, что в КНР существует какая-либо религиозная свобода, абсурдно.

Статья 37: „Личная свобода граждан Китайской Народной Республики не должна нарушаться. Никто из граждан не может быть арестован иначе как с санкции или по решению народной прокуратуры или по решению народного суда, причём арест должен производиться органами общественной безопасности. Запрещается незаконное задержание, незаконное лишение или ограничение личной свободы гражданина иными способами; запрещается незаконный обыск личности гражданина“.

Реальность: Произвольный арест и заключение в тюрьму по прихоти компартии — вот настоящее „верховенство закона“ в КНР. Миллионы китайцев, этнических и религиозных меньшинств, включая последователей Фалуньгун , могут подтвердить это.

Статья 40: „Свобода и тайна переписки граждан Китайской Народной Республики охраняются законом“.

Реальность: Вся частная переписка китайских граждан подлежит контролю со стороны государства — в любое время и по любой причине.

Если Конституция и была написана для тоталитарного государства, описанного в романе Оруэлла „1984“, то это именно она. Неудивительно, что Си с энтузиазмом присягнул на верность этой Конституции!

Но это ещё не всё. В статье China Daily, процитированной выше, Си также заявил:

«Компартия Китая руководит людьми в формулировании и обеспечении соблюдения Конституции и закона».

В действительности, только она определяет, изменяет и обеспечивает соблюдение Конституции и закона — и только на её условиях, а не на благо людей.

«Сама партия должна вести деятельность в рамках Конституции».

Нужен пример, пожалуйста! Кроме того, границы Конституции расширяются, когда это необходимо Компартии для оправдания своих действий (и агрессии).

«Ни один человек, организация или государственный орган не может быть поставлен выше Конституции или закона».

Тогда нам следует в ближайшее время ожидать публичного суда над бывшим вице-премьером Чжан Гаоли по обвинению в сексуальных домогательствах.

«Любое нарушение Конституции и закона должно быть привлечено к ответственности».

Намекает ли Си на применение Закона о национальной безопасности к зарубежным китайцам?

«Китай усилил проверку соблюдения Конституции».

Это настоящая новость! Когда и как это было сделано? Что на самом деле означает соблюдение Конституции с вездесущими «китайскими особенностями»?

Все китайцы «должны стать добросовестными наблюдателями и решительными защитниками социалистического правопорядка».

Сколько платят за эту работу, потому что средний китаец не может тратить время на это предложение?

Заключение

Миллионы американских государственных служащих, военнослужащих и других людей на протяжении десятилетий приносят присягу «защищать Конституцию США от всех врагов, внешних и внутренних».

Все присягающие знают цель и смысл своей клятвы, поскольку Конституция США была разработана демократическим путём, а её положения чётко определены основателями в самом документе, а также в подробных современных источниках, таких как The Federalist Papers.

С другой стороны, те, кто присягает на верность Конституции КНР, в действительности присягают на верность китайской коммунистической партии, которая произвольно меняет определения в этой Конституции, а также контролирует китайское общество.

Стью Цврк — ушёл в отставку с должности капитана после 30 лет службы в ВМС США на различных активных и резервных должностях, имея значительный опыт работы на Ближнем Востоке и в западной части Тихого океана. Благодаря образованию и опыту океанографа и системного аналитика, Цврк является выпускником Военно-морской академии США, где он получил классическое гуманитарное образование, которое служит ключевой основой для его политических комментариев.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА