Фейерверк в форме олимпийских колец над Национальным стадионом во время церемонии открытия зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине 4 февраля 2022 года. Фото: LiXin/Pool/AFP viaGettyImages | Epoch Times Россия
Фейерверк в форме олимпийских колец над Национальным стадионом во время церемонии открытия зимних Олимпийских игр 2022 года в Пекине 4 февраля 2022 года. Фото: LiXin/Pool/AFP viaGettyImages

Олимпиада в Пекине воодушевит компартию, как Игры в Берлине придали смелости Гитлеру

В зимних Олимпийскихиграх участвуют спортсмены 91 страны
Автор: 09.02.2022 Обновлено: 09.02.2022 18:50
Зимние Олимпийские игры, называемые «Играми геноцида», проходят в Пекине с участием 91 страны. Обычно я избегаю преувеличений, но мои мысли постоянно возвращаются к Олимпийским играм 1936 года в Берлине, когда впервые в олимпийской истории был предложен бойкот (так и не реализованный) по причине нарушения прав человека.

Гитлер воспринял отказ международного сообщества от бойкота как согласие с его политикой преследования евреев, с которой страны готовы были мириться и после завершения Игр. Он был прав.

Антиутопическая Олимпиада

Некоторые из моих коллег настроены столь же пессимистично. Авторы EpochTimes Лоуренс Соломон и Патрисия Адамс недавно заметили, что Олимпийские игры исторически основывались на ценностях «совершенства, уважения и дружбы».

Однако драконовские меры контроля компартии Китая превратили эти ценности в насмешку во время организации и проведения «самой леденящей душу антиутопической Олимпиады в истории».

Прошло почти 14 лет с тех пор, как Пекин принимал Олимпийские игры в 2008 году. Уже тогда компартия Китая была откровенно тоталитарной, не уважающей права человека и грубо нарушающей свободы этнических меньшинств.

Приверженцы духовной практики Фалуньгун , христиане и тибетцы к тому времени уже испытали на себе удары кнута компартии. Но она считала, что Олимпийские игры — это её заслуга.

«Олимпийские игры принадлежат всему миру, — сказал один китайский чиновник. — То, что Игры ещё не проводились в Китае, можно считать провалом олимпийского движения».

Следовательно, успешное олимпийское движение в глазах компартии — это движение, прославляющее физическую силу и совершенно не привязанное к каким-либо ценностям или принципам.

Геноцид уйгуров

В течение многих лет мир наблюдал за этническими чистками уйгурских мусульман в Китае посредством содержания их в лагерях перевоспитания, принудительных абортов и стерилизации. Правительственная программа, равнозначная массовому изнасилованию, предусматривает проживание партийных кадров в уйгурских семьях для ускорения их ассимиляции.

Государственный департамент США определил, что в совокупности эти меры представляют собой геноцид и преступления против человечности. Но если этого недостаточно для принятия осмысленных ненасильственных действий, которые пристыдили бы преступников, то какой смысл в Декларациях по этому поводу? Разве что признать бессилие мирового сообщества.

При отсутствии зрителей и строгом контроле всех СМИ даже дипломатический бойкот Олимпийских игр со стороны США и ряда других страня вляется лишь слабым жестом порицания, поскольку генеральный секретарь Организации Объединённых Наций Антониу Гутерриш прибыл на Олимпиаду, чтобы узаконить Игры от имени всех народов мира.

80% населения Тибетаот 6 до 18 лет в интернатах

Смущает ли компартию Китая хотя бы пренебрежительное отношение таких людей, как Джастин Трюдо? Откуда мы знаем? Эти безжалостные люди никогда не краснеют. Напротив, их стандартная стратегия в ответ на неодобрение международного сообщества — удвоить свою пропаганду.

Тысячи западных влиятельных пользователей в социальных сетях TikTok и Instagram были наняты для распространения положительных историй о Китае во время Олимпиады. Для рекламы Игр китайские СМИ «распространяют сюжеты о счастливых уйгурских детях, занимающихся зимними видами спорта».

Отказ от инвестиций в Китай мог бы повлиять на ситуацию. Однако стремящиеся продемонстрировать своё благородство в США корпоративные спонсоры, такие как NBC и Coca-Cola, не теряют ни минуты в служении интересам компартии Китая.

С учётом нашего интенсивного национального самобичевания по поводу злоупотреблений в давно закрытых канадских школах-интернатах для индейцев (IRS), наши политические лидеры должны быть особенно чувствительны к сотрудничеству со страной, которая в настоящее время с энтузиазмом проводит аналогичную операцию.

Уйгурские дети, чьи родители находятся в лагерях перевоспитания, были отправлены в школы-интернаты в Синьцзяне.

Согласно отчёту Тибетского института за декабрь 2021 года, около 800 тыс. тибетских детей — почти 80% тибетского населения в возрасте от 6 до 18 лет, в настоящее время учатся в колониальных школах-интернатах, напоминающих канадские IRS.

Об этих школах сообщалось в Канаде, однако это не вызвало того возмущения, которого можно было бы ожидать от левых обозревателей, зацикленных на колониальных преступлениях Канады.

МОК и права человека

Что касается прав человека, Международный олимпийский комитет придерживается узкого этического кодекса. В 1964 году и на последующих Играх МОК исключил ЮАР из числа участников за политику апартеида.

Однако, если принимающая страна нарушает права собственного народа, но освобождает олимпийских спортсменов от этих запретов, МОК закрывает глаза на нарушения. Эта политическая игра может сработать только в том случае, если принимающая страна уважает МОК. Однако Пекин открыто насмехается над МОК, переступив эту черту.

Антрополог и профессор социальных наук Джон МакАлун из Чикагского университета десятилетиями изучал Олимпийские игры, уделяя особое внимание международным отношениям, межкультурной дипломатии и правам человека.

Олимпийские игры в Пекине, сказал он в интервью, являются «беспрецедентными» в том смысле, что свобода слова спортсменов подвергается цензуре.

Цензура спортсменов противоречит собственному «Правилу 50» МОК, введённому в Олимпийскую хартию в 1975 году. Это правило запрещает участие спортсменов в демонстрациях и пропаганде, включая протесты на самих соревнованиях, на подиуме или во время церемоний открытия.

Однако оно не препятствует свободе слова в других контекстах, например, в общении с журналистами или публикации постов в социальных сетях.

Китайское правительство заявило, что спортсмены будут «определённо наказаны», если будут действовать, говорить или протестовать в оскорбительной для китайского законодательства и правительства форме, включая их высказывания в интервью журналистам и в социальных сетях.

«Ничего подобного раньше не происходило, — говорит МакАлун. — Это совершенно беспрецедентно за мои 50 лет этнографии в качестве антрополога Олимпийских игр».

Катаклизм в реальном времени

Мир сильно изменился после Олимпиады в Берлине. К 1936 году все знали, что нацисты — это беда для Европы, и почему. Но никто не мог предсказать масштабы грядущего катаклизма.

Одновременно это был великий день для спорта, когда Джесси Оуэнс, Ральф Меткалф и другие темнокожие спортсмены показали свою силу и характер Германии и всему миру, ненадолго опозорив расистского хозяина.

Но сегодня мы наблюдаем катаклизм, разворачивающийся в Китае в режиме реального времени. Мы знаем, где находятся концлагеря. Мы знаем, где похоронены тела. Мы знаем имена жертв и места их заключения. Мы знаем экспансионистские планы китайских властей.

Что компартия сделает с подарком, который мы им вручили? После проверки нашего морального компаса она обнаружила в нём отсутствие истинной установки севера. Теперь компартия Китая может действовать «быстрее, выше, сильнее».

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды TheEpochTimes.

Барбара Кейпостоянный обозревательNationalPost с 2003 года, старший обозревательWesternStandard, также пишет для других изданий. Её последний писательский проект —книга «Неспортивный: как транс-активизм и отрицание науки разрушают спорт» в соавторстве с Линдой Блейд.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА