Китайский солдат стоит на страже на китайской стороне древнего пограничного перехода Натху Ла между Индией и Китаем, 10 июля 2008 года. (Dipendu Dutta/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Китайский солдат стоит на страже на китайской стороне древнего пограничного перехода Натху Ла между Индией и Китаем, 10 июля 2008 года. (Dipendu Dutta/AFP via Getty Images)

Пекин расширяет своё влияние в Южной Азии

Китай разработал стратегию по окружению и изоляции Индии
Автор: 06.01.2022 Обновлено: 06.01.2022 10:06

Главным противником Пекина в Южной Азии является Индия, поэтому он, как лазерный луч, нацелен на уменьшение влияния Нью-Дели в регионе.

В последнее время между этими двумя странами возникло несколько военных столкновений, а ранее вспыхнула пограничная война 1962 года за спорную территорию в Гималайских горах и семи штатах на северо-востоке Индии (Аруначал-Прадеш, Ассам, Мегхалая, Манипур, Мизорам, Нагаленд и Трипура).

Яблоко раздора

Неизвестный большинству стран мира коридор Силигури (Куриное горлышко) — это узкая полоса индийской территории, соединяющая семь индийских северо-восточных штатов с остальной частью Индии, посредством единственной железной дороги в этом районе. Сикким присоединился к остальной Индии в качестве штата в 1975 году, а ранее был условно независимым. Семь штатов граничат с четырёх сторон с Бангладеш, Бирмой (Мьянмой), Китаем, Бутаном и Непалом. Два последних государства фактически контролируются Китаем.

На китайской стороне границы в долине Чумби происходят стычки  между китайскими военными и строителями дорог, и индийскими военными. Лидер Коммунистической партии Китая Си Цзиньпин стремится захватить эти семь штатов в состав Китая, чтобы в итоге получить ещё один крупный торговый путь, ведущий в Индийский океан из Бенгальского залива. Это является основной причиной пограничного спора между Китаем и Индией.

Недавние переговоры между двумя сторонами зашли в тупик, поэтому напряжённость в регионе сохраняется. Китайское государственное СМИ Global Times заявляет о превосходстве материально-технической базы Народно-освободительной армии Китая (НОАК) в этом регионе.

Развитие торговых наземных коридоров

В рамках стратегии по окружению и изоляции Индии Китай давно стремится к доминированию в Индо-Тихоокеанском регионе как в экономическом, так и в геополитическом плане. Китай планирует создать интегрированный экономический рынок, состоящий из «всех евразийских стран», с акцентом на Южную и Центральную Азию. Неотъемлемой частью растущей китайской сети маршрутов — «спиц», соединяющих удалённые точки с центральным «хабом», является развитие ряда наземных коридоров для облегчения сухопутной торговли, включая коридор Китай — Центральная Азия — Западная Азия, проходящий от Западного Китая до Турции. Также разрабатывается сухопутный маршрут через Пакистан к Оманскому заливу.

Китай поддерживает длительные отношения с Пакистаном. Пекин инвестирует миллиарды в рамках своей инициативы «Один пояс, один путь»  в развитие китайско-пакистанского экономического коридора с автомагистралями, железнодорожными линиями и трубопроводами от порта Гвадар на берегу Индийского океана до Синьцзяна.

Этот коридор станет транспортной артерией для доставки в Китай ближневосточной нефти, включая нефть из Ирана. Китайцы также «строят инфраструктуру для Пакистана на спорной границе Индии и Пакистана в контролируемом Пакистаном Кашмире», согласно отчёту Epoch Times.

Расширение баз НОАК

Ключевой военно-геополитической целью Китая в Индо-Тихоокеанском регионе является расширение баз ВМС НОАК по всему региону в целях противостояния давнему геополитическому доминированию США. Создание военных баз используется для запугивания стран Индо-Тихоокеанского региона, чтобы заставить их занять более нейтральную или же прокитайскую позицию в геополитических вопросах. Данная стратегия хорошо сработала с ключевым союзником Пакистаном в порту Гвадар.

Согласно сообщению Фонда защиты демократий, этот приём также используется в других странах региона:

«Народно-освободительная армия Китая уже добилась серьёзных успехов в обеспечении новых баз в Камбодже, Танзании, Объединённых Арабских Эмиратах и других регионах. … Нынешнее стремление создать китайскую базу на Кирибати очень напоминает усилия Пекина по созданию его первой (и пока единственной) зарубежной военной базы в Джибути в 2017 году».

Примечание: Кирибати находится в пределах досягаемости Гавайских островов. Пекин стремится запугать не только малые страны, но и своего «главного врага» — Соединённые Штаты Америки.

Усиление влияния Китая в Иране

Китайские коммунисты с 1960-х годов неуклонно стремились к улучшению связей с Ираном путём своевременной дипломатии, подкупа и стратегических инвестиций на протяжении многих лет. Настойчивость коммунистического режима приносит плоды, и теперь эти страны преуспевают в развитии стратегических отношений.

Пекин и Тегеран недавно подписали соглашение, которое предусматривает «китайские инвестиции в размере $400 млрд (≈29,5 трлн руб.) в Иран в течение 25 лет в обмен на снижение экспортных цен на иранскую нефть», согласно отчёту Центра стратегических и международных исследований. В этой сделке есть и военный элемент. Поскольку страны будут обмениваться военным персоналом, Китаю будет разрешено разместить 5000 военнослужащих НОАК в Иране, а также будет усилено морское сотрудничество между двумя странами. При этом сделка предоставляет доступ ВМС НОАК к иранскому порту Чабахар, который является альтернативным выходом в Оманский залив, помимо порта Гвадар.

Усиление влияния компартии Китая в Иране может оказать серьёзное влияние на иранские операции на всём Ближнем Востоке. Иран уже активно финансирует Хезболлу, Хамас и Исламский джихад, а также предоставляет военные ресурсы Корпуса стражей иранской революции своим союзникам и прокси как средство подрыва и доминирования над небольшими арабскими странами на Ближнем Востоке. Выручка от продажи иранской нефти Китаю финансирует все эти действия, а растущее политическое влияние китайского режима, поддерживаемое Тегераном, может склонить баланс сил на Ближнем Востоке от США в сторону Китая.

Существует предположение, что Пекин фактически организует трёхсторонний альянс с Ираном и Пакистаном, чтобы контролировать и влиять на ситуацию в Юго-Западной и Южной Азии. Действия, упомянутые выше, возможно, подтверждают, что де-факто альянс уже вступил в силу.

Китай — крупнейший инвестор Афганистана

Добавьте к этому Афганистан. Китайская компартия одержала большую геополитическую победу, когда в августе прошлого года Соединённые Штаты фактически сдали эту страну талибам. При этом США также оставили богатые месторождения меди, золота, бокситов, свинца, цинка, угля, железной руды и редкоземельных элементов. В течение многих лет Китай неуклонно работал за кулисами, чтобы реализовать свои долгосрочные планы в Афганистане.

На Западе многие не знают, что Китай уже стал крупнейшим инвестором Афганистана ещё до того, как администрация Байдена свернула свою деятельность. Китайцы получили в аренду на 30 лет медный рудник Айнак стоимостью $3 млрд (≈220 млрд руб.) и теперь нацелились на добычу лития. Литий используется для производства литий-ионных аккумуляторов, основного компонента растущей производственной базы Китая в области зелёных технологий. Китайские инвестиции в автомобильные и железные дороги присоединят Афганистан к сети китайской «Паутины дракона», и это станет продолжением Китайско-Пакистанского экономического коридора.

Пекин ставит в финансовую зависимость Шри-Ланку

Пекин также нацелился на Шри-Ланку, инвестируя в международный контейнерный терминал Коломбо и южный порт Хамбантота. Обычная дипломатия долговой ловушки Китая может оказаться более эффективной в Шри-Ланке, поскольку страна сохраняет высокий уровень долга, сопровождаемый плохим торговым балансом, что усложняет для неё выплату китайских кредитов. Кроме того, китайцы настаивают на импорте китайской рабочей силы для «облегчения» завершения проектов, тем самым вытесняя местных рабочих. Есть предположение, что Пекин в итоге получит определённый контроль над Хамбантотой, чтобы разрешить доступ в порт кораблям ВМС НОАК.

Заключение

Геополитические и экономические шаги коммунистического Китая в Южной Азии явно направлены на снижение влияния Индии в регионе, в частности, для достижения целей территориального роста Китая вдоль спорной китайско-индийской границы. «Паутина дракона» продолжает расширяться и опутывать несколько стран на периферии Индии. Кроме того, китайский режим стремится уменьшить влияние США в регионе, особенно на Ближнем Востоке. Таким образом, Индия и США являются естественными союзниками с общим противником.

Стю Кврк, отставной капитан ВМС США, имеет значительный опыт оперативной работы на Ближнем Востоке и в западной части Тихого океана в качестве океанографа и системного аналитика.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА