Бронзовая статуя королевы Виктории, отлитая в ознаменование 60-летия со дня восхождения на престол в 1897 году, установлена ​​в парке Виктория, Козуэй-Бей, Гонконг с 1957 года. Фото: Big Mack/Epoch Times | Epoch Times Россия
Бронзовая статуя королевы Виктории, отлитая в ознаменование 60-летия со дня восхождения на престол в 1897 году, установлена ​​в парке Виктория, Козуэй-Бей, Гонконг с 1957 года. Фото: Big Mack/Epoch Times

Почему компартия Китая отказывается считать Гонконг бывшей колонией

В 2010-х годах возникла проблема независимости Гонконга
Автор: 29.06.2022 Обновлено: 29.06.2022 05:46
В четырёх из шести учебников по гражданству и социальному развитию, представленных на рассмотрение Бюро образования Гонконга, говорится, что «Гонконг не был бывшей колонией». Об этом недавно сообщило гонконгское СМИ Ming Pai Daily News.

Гонконгский историк Ханс Юн Вин-ю считает, что это утверждение не подкреплено историческими фактами. По его мнению, «правление компартии Китая и изменение истории часто взаимосвязаны». Изменение содержания учебников вызвано стремлением компартии подавить независимость Гонконга и стереть факт, что Гонконг был колонией. Согласно принятой в 1960 году резолюции ООН, колония образовалась в результате вооружённого конфликта, поэтому её население имело право добиваться независимости.

«Подобное изменение содержания книг равносильно фальсификации истории. В них утверждается, что компартия Китая после династии Цин никогда не отказывалась от суверенитета над Гонконгом, а Великобритания имела только управление, а не суверенитет над Гонконгом. Китай якобы всегда имел суверенитет над Гонконгом, даже до передачи ему Гонконга в 1997 году», — отметил Юн.

По его словам, всё вышеизложенное не «соответствует историческим фактам». Он полагает, что причиной заявления о том, что «Гонконг не был колонией», стала политическая необходимость.

Юн привёл исторические факты:

На волне деколонизации после Второй мировой войны колонии получили право добиваться независимости под наблюдением ООН. Список был составлен «Специальным комитетом по деколонизации» ООН, изначально в него входили Гонконг и Макао.

В 1971 году Китай стала членом ООН и уже в следующем году предложила комитету исключить Гонконг и Макао, чтобы предотвратить провозглашение независимости этих двух регионов.

Компартия заявила, что Гонконг и Макао не были «обычными колониями», не отрицая термина «колония». Поэтому исключение этих двух регионов из списка «несамоуправляющихся территорий» несущественно, и не факт, что Гонконг был колонией.

Историк отметил, что этот вопрос был вызван политической необходимостью компартии Китая вернуть Гонконг и Макао в ходе послевоенной волны деколонизации. Политическая необходимость не означает, что вы должны отрицать своё прошлое. Однако после того, как компартия захватила Гонконг и Макао, она изменила содержание учебников и запретила учащимся обсуждать эту тему, что является явным вмешательством в историю».

По мнению Юна, этот инцидент является продолжением подавления «независимости Гонконга» Китаем, который хочет оставить людей в неведении по поводу того, что Гонконг когда-то был колонией. Поэтому принцип «колониям после войны должна быть предоставлена независимость» не может быть применён для оспаривания политического дискурса властей.

Руководство по рецензированию учебников существует с 1998 года

Дискурс «Гонконг не был колонией» уже давно официально поддерживается правительством Гонконга.

Юн, бывший менеджер Управления по экзаменам и оценке Гонконга, сказал, что при правлении компартии часто происходит фальсификация истории.

«В январе 1998 года правительство Гонконга объявило о пересмотре правил рецензирования учебников. В документе впервые упоминалось, что Китай никогда не признавал Гонконг колонией. Однако отрицание того, что Гонконг когда-то был колонией, происходит только сейчас», — отметил Юн.

«В то время инструкции выполнялись частично. Если издатели учебников упоминали, что Гонконг был колонией, им просто нужно было использовать кавычки. Издателям не нужно было подчёркивать, что Гонконг никогда не был британской колонией».

«Только в 2010-х годах, когда возникла проблема независимости Гонконга, Бюро образования Гонконга усилило соблюдение вышеуказанных правил.

В дополнение к заявлению о том, что „Гонконг не был британской колонией“, Бюро по проверке учебников в 2018 году посчитало, что некоторые фразы в учебниках, такие как „Китай возвращает Гонконг“ и „Китай настаивает на возвращении суверенитета Гонконга“, являются „неуместными формулировками“, и попросило издателей пересмотреть их».

Юн добавил, что эта ситуация стала ещё более критической после вступления в силу Закона о национальной безопасности. Когда Бюро видит в представленном на рассмотрение учебнике фразу «Гонконг расположен на юге Китая», оно называет его неточным и попросит издателей внести правки.

«Но они не раскрыли общественности причину этого, потому что причина была абсурдной: при упоминании „Гонконга“ и „Китая“ в этом предложении люди якобы почувствуют, что они имеют равный статус».

Он напомнил, что за время своего пребывания в должности много раз спорил с членами Бюро по поводу использования формулировок в экзаменационных работах. Позже его уволили.

Нарушение верховенства права

Юн также объяснил, что исторически Гонконг имеет прочную правовую основу как колония. Устав Гонконга был принят в 1843 году после основания города.

Официальное полное название Гонконга было «Колония Гонконг» на протяжении всего периода британского правления.

В документе, представленном Законодательному совету Департаментом юстиции Гонконга в ноябре 1998 года, одним из руководящих принципов реализации Программы адаптации законов была замена слова «колония» на «Гонконг».

Кроме того, отец докоммунистической Китайской Республики (1912-1949) Сунь Ятсен однажды сказал, что «Гонконг был колонией».

В своём публичном выступлении в Гонконгском университете в 1923 году Сунь сказал, что его «революционные идеи пришли из Гонконга, из колонии Гонконг». До основания Китайской Народной Республики (КНР) никогда не возникало вопроса о том, что Китай не признаёт Гонконг колонией, и правительство Китайской Республики до появления компартии никогда не упоминало об этом.

В то время территория, которую Китай хотел вернуть, была арендованной на 99 лет землёй на Новых территориях Гонконга.

В 1924 году Сунь Ятсен упомянул об отмене неравноправных договоров в декларации Первого национального конгресса китайского Гоминьдана, а затем была история уступок Цзюцзян и Ханькоу путём пересмотра договоров.

Юн отметил, что «в связи с улучшением отношений между Китаем и западными странами после начала Второй мировой войны Китай задумался о возвращении Новых территорий раньше, чем следовало. Хотя должна быть веская политическая причина, чтобы вернуть их через договор, но во время Второй мировой войны этого не было».

До китайско-британских переговоров в 1980-х годах британцы предлагали «суверенитет в обмен на управление», то есть Великобритания передавала Китаю суверенитет и сохраняла за собой управление. Юн считает, что если в будущем ученики бросят вызов учителям при изучении «фальшивой истории», то все рассуждения немедленно рухнут, обнажив ложь компартии и её Бюро образования.

Компартия утверждала, что Гонконг попал в руки Великобритании из-за трёх «неравноправных договоров».

По словам Юна, «неравноправные договоры» — это новая концепция, появившаяся через 80 лет после превращения Гонконга в британскую колонию. Венская конвенция о праве международных договоров существует только с 1960-х годов, и в ней упоминается, что договор, заключённый под угрозой или с применением силы, недействителен. Однако более ранние договоры были такими.

«Все более ранние договоры должны быть пересмотрены в частном порядке для урегулирования», — говорится в документе.

Юн указал, что так называемые неравноправные договоры не означают, что «договор недействителен, если я его отвергаю». Согласно международному праву, до появления новых договоров Британия обладала суверенитетом над Гонконгом и Коулуном.

Юн также считает, что действия компартии и Бюро образования не только искажают историю, но и не признают договоры, нарушая верховенство закона, что является огромной проблемой.

«Неравноправный договор — это только моральная, а не юридическая концепция. Договор есть договор», — говорит Юн.

Поиск реальной информации

Юн сожалеет, что образование не может говорить правду, поэтому его назначение полностью утрачивается. Под властью компартии «это действительно рано или поздно произойдёт».

Он просто не ожидал, что власти используют силу для «написания фальшивой истории», превратив в реальность нарратив о том, что «Гонконг не является британской колонией». Это равносильно тому, что «2+2 равно 5».

Юн посетовал, что идеология Гонконга должна соответствовать идеологии компартии Китая всего через 25 лет после того, как она захватила его.

По мнению Юна, уровень образования в гонконгских школах упал, «ученики узнают только ложь, а не правду, и нет понимания». Гонконгцы не могут ничего сделать, кроме как соблюдать правила. Однако они должны пробудиться и искать другие знания, находить хорошие книги для чтения, а родители должны заниматься самообразованием, чтобы передать правдивую информацию своим детям.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА