Работница смотрит через забор на территории комплекса во время карантина из-за COVID-19 в районе Цзинань города Шанхая, Китай, 25 мая 2022 года. (Hector Retamal/AFP via Getty Images) | Epoch Times Россия
Работница смотрит через забор на территории комплекса во время карантина из-за COVID-19 в районе Цзинань города Шанхая, Китай, 25 мая 2022 года. (Hector Retamal/AFP via Getty Images)

«Последнее поколение» отражает дегуманизацию Китая, проводимую компартией

Молодые китайцы отказываются иметь детей
Автор: 30.06.2022 Обновлено: 30.06.2022 09:15
Отчаяние — мощная сила. Это полная потеря надежды. Без надежды в жизни нет смысла и нет причин продолжать жить. Вот куда коммунистическая партия Китая (КПК) привела новое поколение Китая.

Или как они сами себя называют, «последнее поколение».

Молодые и отчаявшиеся

Это больше, чем просто легкомысленный ответ молодого человека, подавленного тоталитарными карантинами, слежкой и вмешательством государства в его жизнь. Когда полицейский сказал ему при отправке в карантинный лагерь, что его отношение и нежелание сотрудничать повлияют на три поколения его семьи, молодой мужчина ответил:

«Это последнее поколение».

Этот ответ нашёл широкий отклик у молодого поколения Китая, которое не видят особых надежд в своей жизни. Он быстро стал хэштегом в социальных сетях по всей стране, позволяя молодым людям выразить своё отчаяние от жизни в условиях драконовских блокировок целых городов, таких как Шанхай и многие другие. Изолируются десятки миллионов молодых китайцев.

Это порождает отчаяние и разочарование жизнью в современном Китае. Конечно, можно посочувствовать их бедственному положению.

«Культура 996» эксплуатирует целое поколение

Как правило, представители поколения китайцев, которым сегодня от 20 до 30 лет, являются единственными детьми в семье из-за многолетней политики компартии, разрешающей иметь только одного ребёнка в семье. Они могут быть женаты, у них есть две пары родителей, о которых нужно заботиться, но многие из них не женаты и живут одни. Чаще всего у них нет детей, и они могут владеть квартирой, стоимость которой упала из-за манипуляций государства с рынком. Многие не могут позволить себе купить квартиру и экономят, чтобы прожить.

Их работа, если она у них есть, долгая и утомительная. Эти работники тратят свою жизнь на выполнение высокотехнологичных функций, что оставляет им мало свободного времени. Этот новый китайский образ жизни был цинично назван «культурой 996», когда молодые работники с высшим образованием работают с 9 утра до 9 вечера шесть дней в неделю.

Хотя жалобы на «996» распространены в социальных сетях и вызвали общенациональную дискуссию в Китае, на протяжении десятилетий они поддерживались высшими эшелонами бизнеса и политической власти. Недавние изменения в закон были внесены, чтобы уменьшить это явление высокотехнологичной эксплуатации труда, но на практике оно остаётся.

Эта эксплуатация и «культура 996», конечно, служат целям государства, которое выигрывает как от производительности молодого поколения, так и от дополнительной выгоды, заключающейся в том, что люди слишком устают, чтобы заниматься чем-то ещё.
Национальный кризис в области психического здоровья

Более того, в эпоху пандемии государство стало всемогущим и навязчивым. Частые тестирования, агрессивный контроль со стороны полиции, постоянный шквал инструкций по громкоговорителям и отсутствие общения со сверстниками повлияли на психику целого поколения.

Сегодняшнее поколение стало свидетелем того, как страна превратилась из мирового лидера в промышленности и даже в борьбе с пандемией в глобального изгоя с тоталитарным правительством, которое полностью контролирует всё и всех.

Результатом является национальный кризис психического здоровья, который правительство не в состоянии даже распознать, не говоря уже о том, чтобы справиться с ним, характеризующийся массовым разочарованием и апатией.

Спасайся бегством из Китая

В ответ на это среди молодёжи появилось новое направление, известное как runxue (жуньсюэ) или «философия бегства». Послание столь же простое, сколь и убийственное — оно призывает молодёжь бежать из Китая в поисках лучшей и безопасной жизни.

Эта новая философия так же понятна, как и настроения «последнего поколения». В конце концов, молодым людям нужна возможность попробовать что-то новое, расправить крылья, попытаться что-то сделать, потерпеть неудачу, а затем попробовать снова без удушающего и постоянного давления партии на их умы и жизни.

С точки зрения поведения, молодое поколение не похоже ни на одно из тех, что видел Китай. В эпоху политики «одного ребёнка» многие хотели иметь больше детей, в то время как государство проводило принудительные аборты.

А сегодня многие молодые китайцы отказываются иметь детей. Один опрос показал, что две трети женщин в возрасте от 18 до 31 года предпочли не иметь детей.

«Не иметь детей в этой стране, на этой земле, будет самым благотворительным поступком, который я мог бы совершить», — написал пользователь Weibo под хэштегом #thelastgeneration, прежде чем он был подвергнут цензуре.

«Мы обычные люди, которые не имеют права на личное достоинство, и наши репродуктивные органы будут нашим последним средством», — откликнулся другой пользователь.

Мрачное настоящее и будущее

Даже с учётом государственных налоговых льгот и стимулов, призванных убедить молодёжь иметь до трёх детей, идея родить ребёнка в антиутопии, которой является современный Китай, не привлекает это поколение, от которого зависит политика.

Как и следовало ожидать, стареющее население с уровнем рождаемости ниже уровня замещения не предвещает ничего хорошего для будущего Китая и компартии. Конечно, это отдельная тема, но достаточно сказать, что политика КПК за последние несколько десятилетий создала поколенческую и социальную пустоту, последствия которой только сейчас начинают ощущаться.

Конечно, партия пытается справиться с таким разрушительным и, по-видимому, глубоко укоренившимся настроением среди молодёжи так же, как она подходит ко всем проблемам: подавляя общественное обсуждение.

Естественно, «последнее поколение» теперь подвергается цензуре во всех китайских социальных сетях. Очевидно, КПК полагает, что, если это больше не появляется в социальных сетях или любых других средствах массовой информации, то всё это исчезло. Компартия может уверенно и официально заявить, что отчаяния среди молодёжи больше нет.

Однако среди молодого поколения царит отчаяние. Большинство отождествляет это с обширной и жестокой политикой блокировок, но корни этого гораздо глубже. Более того, это глубокое повальное уныние. Репрессии в отношении бизнеса, карантин и коллапс экономики сделали Китай менее пригодным для жизни, а государство — более устрашающим и агрессивным по отношению к народу.

Ещё в начале 1990-х годов, когда Китай стремительно поднимался, обещание материального богатства было на устах китайских лидеров и в умах молодого поколения. Популярная в то время поговорка гласила:

«Я лучше буду плакать в BMW, чем смеяться на велосипеде».

Сегодня большая часть молодёжи Китая в слезах, оцепенении и, возможно, безвозвратно сломлена жестоким правительством, поэтому отказывается заводить детей, чтобы не узаконивать его.

Это многомерная проблема, для решения которой компартии не хватает ни сочувствия, ни реальных возможностей.

Джеймс Р. Горри, автор книги «Кризис Китая» (Wiley, 2013), пишет в своём блоге TheBananaRepublican.com, живёт в Южной Калифорнии.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА