Китайский лидер Си Цзиньпин (слева) и его предшественник Цзян Цзэминь принимают участие в закрытии XIX съезда Коммунистической партии Китая в Доме Народного собрания. Пекин, Китай, 24 октября 2017 года. (Wang Zhao/AFP via Getty Images)  | Epoch Times Россия
Китайский лидер Си Цзиньпин (слева) и его предшественник Цзян Цзэминь принимают участие в закрытии XIX съезда Коммунистической партии Китая в Доме Народного собрания. Пекин, Китай, 24 октября 2017 года. (Wang Zhao/AFP via Getty Images)

Проблемы в коммунистическом раю Си Цзиньпина

Приведёт ли фракционная борьба внутри КПК к перестановкам в высших эшелонах власти?
Автор: 24.02.2022 Обновлено: 24.02.2022 09:52

Международный олимпийский комитет (МОК) разрешил Китаю провести Зимние Олимпийские игры 2022 года, несмотря на то, что в Пекине не было снега.

Не являлся ли очень сухой климат в феврале слишком рискованным фактором для проведения Игр в Пекине? Почему Зимние Олимпийские игры должны были проводиться в городе, где в феврале выпадает в среднем полсантиметра осадков? Однако 12 февраля в Пекине наконец-то выпало «некоторое значительное количество снега».

Как бы то ни было, Олимпийские игры были тщательно спланированы правящей Коммунистической партией Китая (КПК), чтобы они стали настоящим триумфом нынешнего лидера КПК.

Китай – это экономический колосс. Мировые лидеры многих стран преклоняются перед Си Цзиньпином в обмен на экономические уступки.

Китай – лидер мирового спорта

Китай – это проведение олимпиады, где нет толп ликующих зрителей, как на всех предыдущих Олимпийских играх.

Китай – страна, где власти пытались полностью контролировать вирус SARS—CoV-2, («нулевой COVID»), включая драконовские меры – «изоляторы» для олимпийских спортсменов и тренеров, у которых обнаруживали положительный результат теста на заболевание.

Олимпийская деревня явилась виртуальной тюрьмой как для изоляции спортсменов от потенциально инфицированных китайцев, так и для минимизации доступа к средствам массовой информации.

Пропаганда вращалась вокруг американских спортсменов китайского происхождения, которые решили представлять либо Китай, либо Соединённые Штаты. Государственные китайские СМИ высмеяли правило МОК о том, что Олимпийские игры должны быть «неполитическими».

Китай создал условия, при которых американская телевизионная сеть NBC почти не упоминает (разве что мимоходом) о продолжающемся геноциде уйгуров или о другом преследовании меньшинств и групп и воздерживается от какой-либо реальной критики страны.

Всё это является явным свидетельством того, что остальной мир поддерживал Си и КПК в том, что касается Олимпийских игр. При этом шёл нескончаемый поток статей в государственных китайских СМИ, восхваляющих Зимние игры со всех мыслимых точек зрения.

Но средства массовой информации за пределами Китая показывают совсем другую картину:

  •  Самый низкий рейтинг в истории Олимпийских игр, по данным OutKick .
  •  Китайское «замкнутое управление» Олимпийскими играми (как вещает государственная газета China Daily), показывает не что иное, как приём авторитарного контроля.
  •  Уйгурский лыжник, ненадолго показанный в качестве факелоносца во время церемонии открытия, впоследствии исчез из поля зрения общественности, как сообщает Wall Street Journal.
  •  И, конечно же, преследование неугодных групп в стране продолжалось, пока шли Игры.

Несмотря на эти неурядицы, проведение Олимпийских игр — это всего лишь «последнее перо в шляпе» Си — по крайней мере, так характеризуют происходящее государственные китайские СМИ, проводящие политику компартии.

На шестом пленуме ЦК КПК 19-го созыва в ноябре прошлого года Си и ряд других деятелей раструбили о достижениях за «100 лет успешного правления коммунистической партии в Китае», включая «достижение умеренно процветающего общества», «искоренение бедности» и совсем необоснованное утверждение о том, что «социализм с китайскими особенностями» — единственная социально-экономическая система, которая может существовать в Китае.

На пленарном заседании Си Цзиньпин представил «историческую резолюцию», в которой обобщил всю эту ложь в качестве оправдания того, чтобы ему был предоставлен беспрецедентный третий пятилетний срок в качестве лидера КПК. И, конечно же, преемственность руководства также была важной частью этого доклада, поскольку компартия Китая действительно очень ценит «стабильность» и рассматривает её как главный приоритет. Резолюция была принята без возражений.

Приведёт ли XX съезд КПК в конце этого года к дублированию этой резолюции и продолжению автократического правления Си Цзиньпина?

Или фракционная борьба внутри КПК, вызванная внутренним и внешним давлением, приведёт к перестановкам в высших эшелонах власти в компартии Китая?

Некоторые утверждают, что в Китае при Си Цзиньпине не всё так гладко.

Например, 31 декабря SinoInsider сделал такой интересный прогноз на 2022 год:

«Фракционная борьба в элите КПК достигнет точки кипения. Ни Си Цзиньпин, ни его соперники не хотят, чтобы другой достиг своих политических целей на XX съезде партии, и поэтому будут стремиться мешать друг другу».

Согласно статье The Jamestown Foundation, фракции КПК включают в себя «Шанхайскую фракцию, возглавляемую экс-президентом Цзян Цзэминем и бывшим вице-президентом Цзэн Цинхуном; фракцию Коммунистической лиги молодёжи, возглавляемую экс-президентом Ху Цзиньтао; и фракции других «принцев» (потомков основателей Китайской Народной Республики), которые невысокого мнения о Си».

В статье Financial Times говорится о вероятном балансировании Си, когда он попытается удержать власть после XX съезда партии:

«… поддержание достаточно “милых” отношений с китайскими политическими элитами, чтобы не утратить их поддержку, но сохранение их разобщённости, чтобы ослабить сопротивление».

Кроме того, всегда существует возможность ссылки или длительного тюремного заключения для тех, кто отклоняется от линии партии. Это классический метод «кнута и пряника».

Между тем, в статье анонимного автора «Фан Чжоу» , утверждается, что Си «станет переходной фигурой в истории партии. Он уже достиг пределов, на которые способен, и, вероятно, даже превысил границы того, чего мог бы достичь».

Это риторика фракции Цзяна? Утверждая в цветистых выражениях, что Си является «архитектором своей собственной кончины», тем не менее, Фан не хочет предсказывать окончательный конец правления Си.

Си не покидал Китай более 700 дней. Некоторые указывают на этот факт как на признак его политической слабости. По данным Фонда защиты демократий, «простое объяснение отказа Си покинуть Китай и его недавнего чрезмерного стремления к лояльности заключается в том, что Си признаёт, что он становится всё более уязвимым».

Си уделяет большое внимание «стабильности» и «безопасности для власти» и регулярно требует лояльности от функционеров компартии Китая и руководства Народно-освободительной армии. Может быть, если он выедет за пределы Китая, его беспокоит возможный «дворцовый переворот», организованный конкурирующей фракцией?

Одной из проблем для любых фракций компартии Китая, выступающих против Си, является почти определённое использование «внутрипартийных правил» для контроля публичного и частного поведения членов компартии. Как ранее сообщала The Epoch Times, «внутренние партийные правила» также называются «правилами банды», потому что «КПК считается “бандой”, поскольку она всегда видит себя выше страны и ставит свою внутреннюю дисциплину выше законов государства».

Использование Си этих внутренних правил против фракций Цзяна и Ху и их союзников в рамках продолжающейся «антикоррупционной кампании» ослабит общественное неудовольствие политикой и планами Си.

Гордон Чан указывает в комментарии Newsweek от 8 февраля, что Си «сидит на бомбе внутреннего долга», подпитываемой спекуляциями на рынке недвижимости, которая, по оценкам экспертов, составляет 350% ВВП Китая. Он также указывает, что эта оценка маскирует «скрытый долг» — долговые обязательства, о которых не сообщают главы провинций и другие чиновники на местах.

Каким образом Си, не говоря уже о компартии Китая, обезвредит эту бомбу, сохраняя при этом фракции КПК в равновесии настолько, чтобы он не лишился власти?

К чему приводят все эти предположения наблюдателей за пределами Китая, когда дело доходит до предсказания долговечности пребывания Си на посту генерального секретаря ЦК КПК, президента Китая и председателя Центральной военной комиссии?

И можно ли верить редакционным статьям в государственных китайских СМИ, которые рассуждают о руководстве КПК?

Можно было бы сделать карьеру, пытаясь читать между строк в материалах государственных средств массовой информации, чтобы разглядеть зерно истины.

Китай – это страна с коммунистическим правлением, которая невосприимчива к общественному давлению, особенно со стороны тщательно контролируемого народа, правда, до тех пор, пока КПК продолжает обеспечивать китайским гражданам «продовольственную безопасность» и повышение уровня жизни.

Решения Политбюро компартии Китая принимаются за закрытыми дверями. КПК отбирает все списки кандидатов на всех выборах, и любые предположения о смене руководства, которые могут привести к таким изменениям, не основаны ни на чём, кроме анализа различных доводов, подобных тем, которые описаны выше – анализа извне, а не изнутри фракции, принимающей решения КПК.

Являются ли такие статьи, опубликованные за пределами Китая, как вышеупомянутый научный труд Фан Чжоу, (по-видимому, он является своего рода противоречием «исторической резолюции» Си), основанными на каких-либо реальных «внутренних знаниях» о происходящем в политбюро и высших эшелонах компартии? И какова истинная цель статьи? Только авторы знают ответ.

За событиями, разворачивающимися в Китае в 2022 году, следует внимательно следить, поскольку, нравится нам это или нет, Китай оказывает огромное влияние на остальной мир во многих сферах человеческой деятельности: экономической, научной, военной и геополитической. И предположения о том, сможет ли Си отмахнуться от всех надвигающихся туч и преуспеть в своих поисках ещё одной пятилетней команды в качестве лидера компартии Китая, будут увеличиваться в течение года, независимо от того, что думают и говорят те, кто находится за пределами Китая.

Я склонен полагать, что все разговоры о Си и о возможности смены руководства КНР — это всего лишь развлекательная часть «хлеба и зрелищ с китайской спецификой».

Стю Цврк вышел в отставку в звании капитана после 30 лет службы в Военно-морском флоте США на различных активных и резервных должностях. Он имеет значительный опыт работы на Ближнем Востоке и в западной части Тихого океана. Он работал в качестве океанографа и системного аналитика. Цврк окончил Военно-морскую академию США, где он получил классическое гуманитарное образование, которое служит ключевой основой для его политических комментариев.

Взгляды, изложенные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА