Военные корабли и истребители Народно-освободительной армии Китая (НОАК) принимают участие в военной демонстрации в Южно-Китайском море 12 апреля 2018 года. (Reuters)  | Epoch Times Россия
Военные корабли и истребители Народно-освободительной армии Китая (НОАК) принимают участие в военной демонстрации в Южно-Китайском море 12 апреля 2018 года. (Reuters)

Секретный военно-морской флот Китая в Южно-Китайском море

Интересы Пекина в Южно-Китайском море уже давно не ограничиваются экономическими рамками, а имеют стратегическое значение
Автор: 23.05.2022 Обновлено: 23.05.2022 10:07
Южно-Китайское море (ЮКМ) — это один из немногих регионов, который для Китая имеет огромное стратегическое значение. Пекин всё чаще называет ЮКМ «китайским озером», на которое он распространяет свой «неоспоримый суверенитет».

Конкурирующие территориальные претензии Пекина к странам, имеющим границы в Южно-Китайском море, заставляют Китай на протяжении многих лет проявлять военную активность в этом регионе, что не редко приводит к напряжённости, если не к открытым столкновениям.

Вопрос китайской гегемонии в Южно-Китайском море все меньше и меньше касается экономики: запасов нефти и газа или прав на рыболовство, а всё больше контроля и суверенитета.

Расширение военного потенциала и инфраструктуры в регионе

Южно-Китайское море, попросту говоря, является ключевой оборонительной зоной для Пекина. Поэтому Китай усилил своё военное присутствие в этом регионе за счёт расширения патрулирования ВМС НОАК (PLAN). Кроме того, Китай резко расширил военный потенциал на островах Хайнань и Вуди в западной части ЮКМ.

На острове Вуди была построена взлётно-посадочная полоса длиной 2 700 метров, способная принимать большинство китайских истребителей, а также улучшена гавань и развернуты зенитный ракетный комплекс большой дальности HQ-9B.

В тоже время Пекин предпринимает масштабные усилия по созданию и последующей милитаризации группы искусственных островов в архипелаге Спратли в восточной части ЮКМ. Китайская программа включает в себя строительство взлетно-посадочных полос на рифах Файери Кросс, Суби и Мисчиф, гаваней и казарм и, наконец, размещение на островах радиолокационных станций, зенитных орудий, ЗРК HQ-9B и сверхзвуковых противокорабельных крылатых ракет (ПКР) YJ-12B.

Использование Китаем береговой охраны и «морского ополчения» в ЮКМ

Ни для кого ни секрет, что китайская береговая охрана (КБО) является крупнейшей в Южно-Китайском море и одной из самых активных.

Помимо открытого военного присутствия в ЮКМ, Китай в последнее время расширяет и активизирует свою деятельность, которая включает в себя усиленное патрулирование региона китайской береговой охраной и использование нерегулярного «морского ополчения» — так называемых «маленьких синих человечков».

Береговая охрана обычно не занимается военными вопросами. В первую очередь она создана для защиты свободы судоходства и операций на региональных морских коммуникационных линиях. В её компетенцию входят борьба с пиратством, а также пресечение других видов преступной деятельности на море: торговля людьми и контрабанда наркотиков.

Береговая охрана также используется для поддержания соблюдения другими странами исключительных экономических зон (ИЭЗ). ИЭЗ — это региональные морские территории, простирающиеся от берега не более чем на 200 морских миль, в пределах которых страна имеет исключительные права на эксплуатацию этой территории с целью получения экономической выгоды; сюда входит рыболовство, а также добыча нефти и газа.

Исключительные экономические зоны в Южно-Китайском море являются особенно спорными, поскольку здесь пересекаются интересы многих стран. Поэтому региональная береговая охрана стала выполнять всё большую функцию по обеспечению соблюдения прав на ИЭЗ.

Например, использование полувоенных сил для потопления коммерческих судов, приводящих к большим человеческим жертвам или использование береговой охраны для насильственного удаления персонала с баз в ЮКМ или блокирование разведки нефти и газа на спорных территориях и таким образом, провоцирование вооруженного сопротивления — все эти действия повышают риск конфликта.

Слияние гражданских морских сил Китая

До недавнего времени Китай управлял пятью разновидностями гражданских морских сил:

  • Китайское морское наблюдение (CMS),
  • Пограничный патруль,
  • Командование по обеспечению правопорядка в рыболовстве,
  • Таможенная служба,
  • Администрация безопасности на море (MSA).

Многие из этих сил пересекались в своих миссиях и конкурировали друг с другом. В 2013 году первые четыре службы были объединены в единую береговую охрану Китая (CCG) под командованием Государственной океанической администрации.

Вооружение китайской береговой охраны

На вооружении китайской береговой охраны находится более сотни патрульных катеров, в частности 41-метровые морские патрульные суда Тип-218, вооруженные спаренными 14,5-мм пулемётами. В 2007 году НОАК передала КБО два 1700-тонных фрегата типа 053H (Jianghu-I), сделав их самыми крупными кораблями береговой охраны.

В 2016 году Китай спустил на воду два 12 000-тонных «катера-монстра» для КБО—это самое большое из существующих полувоенных судов. По крайней мере, один из этих кораблей был развернут в ЮКМ.

Провокации китайской береговой охраны и «морских ополченцев»

Неудивительно, что китайская береговая охрана является одним из самых агрессивных полувоенных флотов в Южно-Китайском море. По данным Центра стратегических и международных исследований (CSIS), китайская береговая охрана участвовала в подавляющем большинстве столкновений в ЮКМ, включая запугивание, преследование и даже таран судов береговой охраны и рыболовных судов других стран. В ноябре 2021 года КБО применила водомёты против двух филиппинских судов снабжения, действовавших в индивидуальной экономической зоне Филиппин.

Но действия китайской береговой охраны не идут ни в какое сравнение с действиями китайских «военизированных рыбаков», так называемых «маленьких синих человечков», которые выходят в ЮКМ и целенаправленно вступают в столкновения с судами других стран, как торговыми, так и военно-морскими. Это не просто частные рыбаки, занимающиеся «патриотической деятельностью». Напротив, эти суда на самом деле являются морским ополчением, субсидируемым Пекином, и фактически нерегулярной военной организацией.

Эти суда отправляются для сбора разведданных, демонстрации флага и продвижения требований на суверенитет. Более того, они не прочь устроить мелкие стычки с другими судами. Они дают китайским военно-морским и военизированным силам, особенно китайской береговой охране, предлог (защита китайских «гражданских лиц») для вмешательства и тем самым усиливают военное присутствие Китая в ЮКМ.

Хотя эта морская милиция существует уже много лет, лишь в последнее время она стала более активной и агрессивной силой, названная «3Ds» стратегией Китая в ЮКМ, которая имеет постоянную стратегическую цель: заявлять о претензиях Китая, защищать эти претензии и не признавать претензии других стран.

Использование полувоенных и нерегулярных морских сил позволяет китайцам находиться в подавляющем большинстве в ЮКМ. В отчёте RAND Corporation это названо «классической операцией в „серой зоне“… разработанной для „победы без боя“ путём подавления противника группой рыболовецких судов». Всё это ещё больше подкрепляет китайские претензии на «неоспоримый суверенитет» в регионе.

Китай создал мощный военизированный инструмент, усилив береговую охрану более активным использованием многочисленной и агрессивной морской милицией.

Со слов Джея Батонгбакала, директора Института морских дел при Филиппинском университете, конечной целью является «установление фактического контроля и господства над всем Южно-Китайским морем».

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Ричард А. Битцингернезависимый аналитик по вопросам международной безопасности. Ранее он был старшим научным сотрудником Программы военных преобразований в Школе международных исследований имени С. Раджаратнама (RSIS) в Сингапуре, а также работал в правительстве США и в различных аналитических центрах. Его исследования посвящены вопросам безопасности и обороны в Азиатско-Тихоокеанском регионе, включая подъем Китая как военной державы, а также военную модернизацию и распространение вооружений в регионе.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА