Житель за барьерами, оцепляющими зону карантина в Шанхае 14 апреля 2022 года. (AlySong/Reuters)  | Epoch Times Россия
Житель за барьерами, оцепляющими зону карантина в Шанхае 14 апреля 2022 года. (AlySong/Reuters)

Шанхайская модель борьбы с пандемией

Автор: 22.05.2022 Обновлено: 22.05.2022 10:07
В начале прошлой недели ситуация с пандемией в Шанхае продолжала ухудшаться. Но, согласно официальным сообщениям, был только один серьёзный случай. Пользователи интернета, естественно, задали вопрос: стоило ли закрывать город с населением в 25 млн человек из-за одного серьезного случая?

Однако ожидается, что общественное мнение не окажет никакого влияния. Местные чиновники понимают, что руководство требует строгой подотчётности в борьбе с эпидемией; те, кто справится, будут повышены в должности, а те, кто не справится, потеряют свои должности, особенно когда приближается 20-й съезд партии.

Несколько месяцев назад эксперты предложили в средствах массовой информации скорректировать подход «ноль случаев» и учесть опыт западных стран, но такие мнения были немедленно пресечены. До сих пор официальная пропагандистская машина занимает единую позицию, подход «ноль случаев» становится непоколебимой государственной политикой.

Борьба с эпидемией — это научно-медицинская проблема. Большинство правительств нанимают экспертов в качестве консультантов и в значительной степени полагаются на них в разъяснении общественности необходимых политических мер. Китайские власти также нанимают экспертов, но они могут только следовать линии правительства; они не должны открыто обсуждать различные варианты мнений и ссылаться на успешный зарубежный опыт. Это типичная политизация вопроса и она связана с престижем руководства.

Вплоть до конца прошлого года Шанхай довольно успешно сдерживал эпидемию и местные лидеры хвастались своей чёткой и целенаправленной политической программой. Недавно соседи обвинили эту метрополию в том, что она передала им вирус. Китайские пользователи интернета часто пытаются найти козла отпущения для своих проблем; не так давно Шэньчжэнь аналогичным образом обвинил Гонконг.

Китайские лидеры придают первостепенное значение борьбе с эпидемией, отчасти для того, чтобы продемонстрировать превосходство своей политической системы, особенно её мобилизационную мощь. Помимо Северной Кореи, мобилизационная мощь Китая, вероятно, занимает первое место в мире. 3 апреля 2022 года более десяти тысяч медицинских работников прибыли в Шанхай, а на следующий день уже протестировали на COVID всё население города. Несколько дней спустя более тридцати тысяч медицинских работников прибыли в город из нескольких соседних провинций для оказания помощи. Кроме того, были оперативно организованы основные изоляционные помещения.

Однако для жителей Шанхая эта впечатляющая мобилизационная мощь не помогла. В условиях жёстких карантинных мер некоторые семьи не могли вовремя получить еду. Семьи с больными не могли получить медикаментов. Несколько человек умерли из-за невозможности получить медицинскую помощь. Так же маленьких детей с симптомами COVID разлучали со своими родителями.

Хотя китайские власти изо всех сил старались блокировать сообщения об этих жалобах, международным СМИ всё же удалось широко осветить ситуацию в Шанхае. Имидж китайских властей как эффективной администрации значительно пострадал. Индийский экономист Амартия Сен заметил, что в современную эпоху в демократических странах никогда не случалось серьёзного голода. Это произошло потому, что их правительства придают первостепенное значение интересам народа и не будут навязывать диктаторскую и неразумную политику. Ситуация в Шанхае является наглядным контрпримером.

Несколько месяцев назад в Новой Зеландии серьёзная эпидемическая ситуация вынудила власти ввести карантин в таких городах как Окленд. Тем не менее, людям по-прежнему разрешалось ходить в близлежащие супермаркеты за продуктами и каждый день совершать часовую прогулку в радиусе пяти километров от дома. Её правительство понимает потребности в психологическом здоровье людей и это является важным аспектом в отношении к людям.

Ситуация в Шанхае была совершенно иной. После недельного карантина некоторые люди, очевидно, страдали от психического стресса. В менее серьёзных случаях жители громко кричали в своих квартирах и вызывали аналогичное поведение со стороны соседей. В более серьёзных случаях люди дрались с сотрудниками, проводившими карантин, а некоторые даже выходили на улицы, чтобы проклинать компартию. Китайские официальные лица отказались признать проблему давления на психику людей во время карантина.

В начале прошлой недели власти Шанхая объявили о некоторых послаблениях и мегаполис был разделён на три зоны. Но послабление было ограниченным, 60% населения всё ещё находились в зоне карантина и не могли покинуть свои дома. Только пятая часть жителей в зоне безопасности могла выйти на близлежащие улицы и рынки.

Было высказано предположение, что цивилизованность и права человека в стране лучше всего отражаются в её тюрьмах. На самом деле состояние прав человека в стране довольно чётко проявляется в борьбе с серьёзной эпидемией.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Джозеф Ю-шекЧенготставной профессор политологии Городского Университета Гонконга. Он повсеместно публикует статьи о политических событиях в Китае и Гонконге, о внешней политике Китая и развитии южного Китая. Он был активистом продемократического движения в Гонконге в течение четырёх десятилетий. Выйдя на пенсию, он продолжает работать комментатором и обозревателем текущих событий. 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА