Статуя Конфуция в храме Конфуция в Пекине, Китай, 28 сентября 2010 года. (LIU JIN/AFP viaGettyImages) | Epoch Times Россия
Статуя Конфуция в храме Конфуция в Пекине, Китай, 28 сентября 2010 года. (LIU JIN/AFP viaGettyImages)

Великие философы Китая презирали бы то, что создали Мао и компартия Китая

Коммунистическая идеология Китая, созданная Мао, полностью противоположна философским учениям китайских мыслителей древности
Автор: 25.07.2022 Обновлено: 25.07.2022 10:09

Когда два десятилетия назад автор книги «Грядущий крах Китая»  Гордон Чан предсказывал скорый крах правления Коммунистической партии Китая (КПК), он утверждал, что «режимы рушатся, когда люди перестают бояться и думают, что они больше не одни».

Прогноз Чана всё ещё не сбылся. Государство, которое построил Мао Цзэдун, по-прежнему существует. Но стоит отметить два факта.

Во-первых, Советскому Союзу понадобилось 74 года, чтобы распасться и исчезнуть; за год до этого мало кто из аналитиков предвидел, что такое возможно. На данный момент правлению китайской Компартии 73 года. Во всемирной истории семь или восемь десятилетий — это всего лишь сиюминутная вспышка.

Во-вторых, КПК, созданная Мао, совершенно не соответствует китайской философии, которая долгое время доминировала в интеллектуальном и культурном климате страны, а именно даосизму и конфуцианству. Если предсказание Чана в конечном итоге сбудется, то когда-нибудь мы будем оценивать режим Мао и его идеологических преемников как крайне губительное отклонение в китайской политической и этической мысли.

Лао-цзы, как «первый либертарианский интеллектуал»

Покойный американский политический философ, экономист, представитель австрийской школы экономической теории и историк, Мюррей Ротбард назвал основателя даосизма Лао-цзы.

Ротбард писал:

«Для Лао-цзы человек и его счастье были ключевой единицей и целью общества. Если социальные институты препятствовали расцвету личности и его счастью, то эти институты должны быть сокращены или вовсе упразднены. Для индивидуалиста Лао-цзы, правительство с его «законами и правилами, которых больше, чем волосков у быка», было злобным угнетателем личности и его «следует бояться больше, чем свирепых тигров»».

Сославшись на общий опыт человечества в отношении правительства, Лао-цзы пришёл к такому проницательному выводу:

«Чем больше в мире искусственных табу и ограничений, тем больше обедняется народ. … Чем большее значение придается законам и правилам, тем больше будет воров и грабителей».

Древние философские учения Китая, в сравнении с марксистской теорией

Конфуций был современником Лао-цзы в VI веке до н.э. и даже более влиятельным на протяжении веков. Бросая вызов элитарному авторитаризму, он был революционером своего времени. Он говорил о «мандате Неба», о том, что правители должны осуществлять власть легко и справедливо, иначе Небо позаботится о том, чтобы народ сверг их. Конфуций защищал право на восстание против тиранов, в то время как Мао и его преемники не терпели инакомыслия и подавляли сопротивление с расчётливой жестокостью.

Мао считал, что политическая власть вырастает из дула пистолета — фактически, это возвеличивание силы и перспективы того, что «правда в силе». В то же время, даосизм и конфуцианство подчёркивают гармонию и взаимное уважение. Основатели этих древних, но прочных философий пришли бы в ужас, узнав, что китайский лидер уморил голодом и убил 65 миллионов своих соотечественников, чтобы навязать им систему, придуманную немецким философом, основоположником научного коммунизма, Карлом Марксом.

Кровавая «культурная революция» Мао в 1960-х годах позволила закрепить этот ядовитый марксизм в качестве единственной идеологии Китая. Его целью было уничтожение «четырёх пережитков» — старого мышления, старых обычаев, старой культуры и старых привычек. Лао-цзы и Конфуций никогда не призывали к насильственному навязыванию своих идей в ущерб другим.

Традиционные китайские философы, такие как Лао-цзы и Конфуций, были творцами культуры. Мао был крайним культурным нигилистом, врагом самой культуры. В то время как истинная культура спонтанно возникает среди людей в процессе их взаимодействия, искусственные социальные механизмы, которые Мао стремился создать вместо культуры, были нисходящими, нарциссическими и дикими. Они в гораздо большей степени отражали заблуждения одного маньяка, чем консенсус или плюралистические институты.

Несмотря на то, что лидеры после Мао отошли от самых крайних идей и практик маоизма, все они неуклонно продолжили отстаивать однопартийное, авторитарное государство как средоточие мудрости, не допуская малейшей угрозы своей монополии на власть.

Лидер КПК усиливает репрессии, формируя культ личности

Вступая во второе десятилетие своего правления, нынешний лидер КПК Си Цзиньпин усиливает репрессии, формируя свой собственный культ личности. Он возглавляет злобную автократию, которая преследует меньшинства, присваивает себе всю полноту власти и подавляет тех, кто осмеливается сопротивляться её варварству.

Учения Лао-цзы и Конфуция были направлены на достижение гуманных условий и воспитания добродетельного народа. Корыстная пропаганда КПК находится в совершенно другой плоскости и направлена на сохранение власти любой ценой.

Менций — один из выдающихся философов древности

Одним из наиболее значимых китайских философов древности является Менций. Хотя он родился через два столетия после Конфуция, но учёные относят его к числу почти равных Конфуцию по своему влиянию.

Фактически, именно через более плодовитого Мэнция мы понимаем самого Конфуция. Мэнций интерпретировал Конфуция и довёл учение старца да той логической формы, которую сегодня любители свободы определяют, как древнюю версию «классического либерализма» XIX века.

Пол Мини, пояснил, что по мнению Менция — личностный рост — это сугубо индивидуальное дело. Поэтому его лучше поддерживать, чем навязывать:

«Подобно Конфуцию, Менций считал, что правительство существует для того, чтобы воспитывать добродетельных граждан. Поначалу, может показаться, что это звучит как рецепт властного авторитарного режима патернализма, однако убеждения Менция даже отдалённо не напоминают тоталитарные. Философ не был согласен с жёсткими методами правления».

Менций придерживался экономических подходов в управлении государством, которые позже, спустя примерно 2 000 лет, отстаивал шотландский экономист Адам Смит. Китайский философ выступал против государственных монополий и фиксирования цен. Он защищал свободную торговлю и выступал против войны, как средства достижения национального процветания,пишет Мини.

Менций предъявлял к власть имущим строгие требования и ожидал, что чиновники будут действовать честно, справедливо и добросовестно. Как и Конфуций, Менций полагал, что «государственные мужи должны обладать высочайшими этическими качествами, поскольку их пример будет распространяться на всё население. Если же лидеры не придерживаются этических норм поведения, то могут развратить всё общество, а если они не выполняют свои должностные обязанности, то с моральной точки зрения допустимо снять их с должности или заменить, при необходимости силой».

Последователям даосской и конфуцианской мысли редко удавалось добиться того минимально-благожелательного государства, о котором они писали. Правительства искусны в препятствовании, тем, кто хочет вернуть государство в правильное русло. Но ни один китайский ученый не станет утверждать, что китайская культура не формировалась на протяжении веков под влиянием этих двух философий.

Если бы Лао-цзы, Конфуций или Менций могли высказать суждение о сегодняшней китайской власти, то они бы наверняка выразили к нему глубокое презрение. КПК, несомненно, потеряла «Небесный мандат», если он вообще у неё когда-либо был.

В тот день, когда китайская компартия прекратит своё существование и рухнет, те великие китайские мыслители древности непременно улыбнутся в знак безоговорочного одобрения.

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения The Epoch Times.

Лоуренс Ридпишет еженедельные статьи для ElAmerican. Он является почетным президентом Фонда экономического образования (FEE) в Атланте, штат Джорджия, и автором книги «Настоящие герои: вдохновляющие правдивые истории о мужестве, характере и убежденности» и бестселлера «Был ли Иисус социалистом?».

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА