Пустые дороги во время поэтапной блокировки из-за COVID-19 в Шанхае, Китай, 4 апреля 2022 года. (QilaiShen/Bloomberg via Getty Images | Epoch Times Россия
Пустые дороги во время поэтапной блокировки из-за COVID-19 в Шанхае, Китай, 4 апреля 2022 года. (QilaiShen/Bloomberg via Getty Images

Всплеск случаев заболевания COVID в Китае бросает вызов политике Пекина «нуль COVID»

Факты опровергают результативность политики «нуль COVID» в Китае
Автор: 26.04.2022 Обновлено: 26.04.2022 09:58
В то время как весь мир выходит из-под вызванных страхом ограничений, Китай усиливает свою политику «нуль-COVID» для контроля над вспышками в крупных городах.

Если политика компартии Китая «нуль-COVID» действует, то почему в последние недели произошли многочисленные вспышки в китайских городах? Почему Шанхай переживает ужасные блокировки, испытывая растущую нехватку продовольствия и паническую скупку продуктов, когда 38 тыс. медицинских работников были направлены туда для поддержки общегородского тестирования?

Замалчивание информации о вирусе

Компартия Китая знала о существовании вируса COVID-19 в ноябре 2019 года, но ничего не сделала для пресечения его распространения путём раннего раскрытия клинических данных о вирусе и другой ключевой информации. Действительно, Пекин даже не признал наличие проблемы, пока мировое сообщество не вынудило его сделать это после распространения вируса по всему миру.

Несмотря на неустанную дезинформацию и ввод в заблуждение со стороны компартии и государственных китайских СМИ в течение последних двух лет, все обнаруженные доказательства указывают на возникновение вспышки вируса в городе Ухань в провинции Хубэй в конце 2019 года.

Был ли он создан искусственно или это естественная мутация существующего вируса, остаётся неизвестным (хотя многие отчёты об исследованиях усиления функции указывают на вероятность первого варианта). И не случайно Уханьский институт вирусологии (WIV), где находится единственная в Китае лаборатория биобезопасности четвёртого уровня по изучению самых смертоносных вирусов в мире, расположен всего в 20 милях от центра первоначальной вспышки — рынка морепродуктов.

Тем не менее, компартия отрицает даже участие WIV в так называемом исследовании вируса с усилением функции, не говоря уже о вспышках.

Одним из многих примеров является комментарий китайского посла в Южной Африке в августе прошлого года:

«США не жалели усилий на раздувание клеветы о так называемой утечке вируса из лаборатории в Ухане и утаивании информации Китаем, а также его отказе сотрудничать в международном расследовании. Эта клевета США не имеет под собой никаких оснований. Американская сторона откровенно лжёт».

Пропаганда Китая

Не стоит повторять, что Китай — закрытое общество. Компартия жёстко контролирует всю информацию, которая может нанести ей ущерб или поставить её в неловкое положение.

В начале вспышки в Ухане Китай выслал многих западных журналистов во избежание появления репортажей о вирусе, которые не соответствовали предпочтительной версии компартии (о том, что вспышка вируса контролируется «китайскими методами»).

За последние два десятилетия компартия вложила миллионы долларов в западные СМИ для подавления негативной информации о её связи с вирусом COVID-19. Поэтому относительно легко проследить попытки прокитайских СМИ переложить вину за вирус с Китая на США. Просто сравните, какие американские медиа-компании получили деньги от компартии, с их сообщениями о вирусе в духе версии Пекина.

Неужели кто-то всерьёз верит, что «китайские методы» борьбы с вирусом избавили китайцев от смерти из-за ковида с мая 2020 года?

Или что коммунистический Китай (с населением около 1,4 млрд человек) занимает 117-е место в мире в рейтинге стран с наибольшим количеством случаев заболевания вирусом?

Вспышки после затишья и статистика

Таким образом, ирония судьбы заключается в том, что после периода относительного затишья в Китае и подавления внутренней информации о вирусе, страна корчится от вспышек и принудительных блокировок в таких крупных городах, как Чанчунь (6,8 млн), Шэньчжэнь (12,8 млн) и Шанхай (27,8 млн).

Китай даже добавил две смерти в статистику COVID-19 Worldometers , которая была заморожена на уровне 4636 человек в течение почти двух лет.

На протяжении двух лет Китай рекламировал свою политику «нуль-COVID», которая состоит из набора авторитарных мер по «контролю» за вирусом, включая массовые вакцинации, всеобщее обязательное использование масок, наблюдение, всеобщее тестирование, изоляцию и карантин, закрытые границы и индивидуальное лечение инфицированных.

Не говоря уже о почти полной утрате личных и экономических свобод для реализации этих авторитарных методов!

Вот несколько недавних заголовков в государственных СМИ, которые пытаются обосновать необходимость продолжения китайских методов борьбы с вирусом или убедить китайский народ в том, что компартия держит всё под контролем:

  • «Китай придерживается динамической стратегии ’’нуль COVID’’ после более чем 100 тыс. случаев заболевания внутри страны за месяц» (GlobalTimes, 1 апреля).
  • «Китай строит прочную оборонительную стену против COVID-19 для защиты жизни и здоровье людей» (People’sDaily, 29 марта).
  • «Динамичный подход к борьбе с COVID-19 эффективен и необходим» (ChinaDaily, 25 марта).
  • «Вице-премьер Китая требует полного выполнения мер по борьбе с эпидемией» (People’sDaily, 20 марта).
  • «Динамичная политика борьбы с COVID-19 работает, — говорит Национальная комиссия здравоохранения» (ChinaDaily, 16 марта).

Как обычно, заголовки и статьи скрывают факты, неудобные для компартии.

Обратите внимание, что компартия молчаливо признала необходимость переименования политики «нулевого COVID» с учётом растущего числа выявленных случаев. Недавние вспышки превратили «ноль COVID» в «Оксиморон».

Тонкое изменение названия теперь включает слово «динамический», как будто это заставит кого-то поверить в действенность мер для пресечения распространения вируса.

Кроме того, обратите внимание на первый пункт выше, в котором издание Global Times сообщает в заголовке о зарегистрированных 100 тыс. новых случаев в прошлом месяце. Как согласуются 100 тыс. новых случаев со смертью всего двоих человек? Верят ли китайцы в это «чудо»?

Учитывая, что государственные СМИ всегда скрывают правду в своих сообщениях, фактическое количество случаев наверняка намного превышает официальные цифры.

Кроме того, Китай не очень охотно сообщает свои последние статистические данные Worldometers и международным властям: статистика на 4 апреля показала ничтожные 1405 новых случаев заболевания в день. Это составляет около 43 500 случаев за месяц.

Теряет ли компартия контроль над отчётностью и собственной пропагандой?

Некоторые заключительные мысли

В то время как компартия получает заслуженную долю критики за свою ложь в течение последних двух лет по поводу COVID, бремя, к сожалению, несёт китайский народ. И жители Шанхая, в частности, находятся на передовой линии фронта, перенося блокировку домов, разлучение семей, нехватку продовольствия, потерю доходов и другие ограничения, предписанные компартией.

Интересно, верят ли пропаганде компартии в Шанхае (или где-либо ещё в Китае) в наши дни?

Мнения, выраженные в этой статье, являются мнением автора и не обязательно отражают точку зрения TheEpochTimes.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА