(Bernd Scheurer/Pixabay) | Epoch Times Россия
(Bernd Scheurer/Pixabay)

Закон об эвтаназии — это бизнес, основанный на спросе

В бельгийский закон об эвтаназии внесены поправки, позволяющие детям обращаться за эвтаназией
Автор: 13.10.2021 Обновлено: 13.10.2021 15:35
В мае 2003 года журнал International Trade and Business Law Annual, где я работал главным редактором, опубликовал статью о новых законах Бельгии об эвтаназии, принятые 28 мая 2002 года.

Статья, написанная профессором Вальтером де Бондтом из Гентского университета, содержала обзор  одной из самых ранних версий закона о добровольной помощи при смерти (VAD) — только в Нидерландах он был принят раньше, чем в Бельгии.

Бельгийский закон об эвтаназии, вступивший в силу 22 сентября 2002 года, во второй статье определяет эвтаназию как «намеренное прекращение жизни человека по его просьбе кем-либо, кроме заинтересованного лица».

Статья 14 прямо указывает, что врач не может быть принуждён провести эвтаназию.

Статья 15 предписывает, что «лицо, умершее в результате эвтаназии, проведённой в соответствии с условиями, указанными в Законе об эвтаназии, считается умершим от естественной причины в связи с исполнением соглашений, стороной которых он являлся, в частности, соглашений о страховании». Далее в Законе подробно описывается процедура эвтаназии.

Закон о добровольной помощи при смерти, после его принятия и реализации, будет практически невозможно отменить.

В действительности, единственная дискуссия вокруг такой инициативы, скорее всего, будет посвящена тому, как можно ещё больше её либерализовать.

Бельгийский закон иллюстрирует обоснованность этого мнения: с тех пор в закон были внесены поправки, позволяющие даже детям обращаться за эвтаназией. Эту поправку приняли 13 февраля 2014 года, и она легализовала эвтаназию путём смертельной инъекции для детей, устранив все возрастные барьеры для этой практики.

Эта культура смерти теперь подробно описана в новой книге австралийского преподобного Джона Флеминга под названием «Убивать или не убивать: Эвтаназия в обществе с культурой желания смерти». Книга является скрупулёзной работой в защиту святости и неприкосновенности жизни и мощным аргументом против принятия обществом культуры смерти.

Книга представляет собой настоящую сокровищницу, предлагающую глубокое обсуждение множества актуальных вопросов, на фоне которых рассматривается и оценивается принятие законов об эвтаназии.

Флеминг метко отмечает, что «эвтаназия как проблема является лишь частью решимости определённых элит дехристианизировать западные общества, избавить их от важнейших составляющих гражданского общества».

Он утверждает, что законы о добровольной эвтаназии прокладывают скользкий путь, который препятствует любым попыткам обратить эту практику вспять и, в свою очередь, стимулируют «спрос» на эвтаназию. Как пишет Уильям Тиг в предисловии, книга исследует весь спектр «юридических, медицинских, философских, религиозных и социальных вопросов, в которых пропаганда разрешённой законом эвтаназии стала широко распространяемой и преуспевающей реальностью в современном мире».

Многие в Бельгии выступают за принятие такого закона, и в этом нет сомнений. Всякий раз, когда я осмеливался подвергать сомнению моральную сторону эвтаназии в разговорах с членами семьи в Бельгии, все они выражали негодование. Они считают добровольную эвтаназию священным правом, позволяющим им полностью контролировать своё тело и решать, как и когда умереть.

В период с 2002 по 2020 год, в Бельгии официально подвергли эвтаназии около 24 тыс. человек.

В девятой главе своей книги Флеминг убедительно описывает скользкую дорожку, возникшую в результате принятия бельгийского законодательства в 2002 году.

По его словам, проблема усугубляется, когда смертельные дозы часто вводятся без явной просьбы пациентов, и когда врачи не сообщают об эвтаназии в Федеральную комиссию по контролю и оценке, поскольку не считают, что совершили её.

Право на смерть отсутствует в международных документах по правам человека, которые, напротив, подчёркивают право на жизнь.

Статья 6 (1) Международного пакта ООН о гражданских и политических правах гласит:

«Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Это право охраняется законом».

Эвтаназия также фактически нарушает клятву Гиппократа в медицине.

Доверие, которое действительно должно существовать между пациентами — особенно пожилыми или уязвимыми — и их врачами, подвергнется серьёзному испытанию, поскольку больше нельзя предполагать, что врачи станут продлевать жизнь пациента с помощью паллиативной помощи.

Тимоти Костелло, архиепископ Перта, в своём письме  спросил, было ли «когда-нибудь допустимо с этической точки зрения сознательно прекращать собственную жизнь, просить другого человека помочь в этом или намеренно помогать другому человеку совершать подобное?».

В этом контексте Флеминг напоминает читателям, что право на жизнь является неотъемлемым правом и выживание нашей цивилизации зависит от сохранения морального правила «не убивать». Скользкая дорожка, созданная политическим классом, является предвестником морального краха западной цивилизации.

Начиная с 1970-х годов, появилась неуклонная тенденция, направленная на постоянное изменение моральных норм, которые на протяжении сотен лет скрепляли наши общества.

Пример этой тенденции — индустрия абортов, права трансгендеров и законодательство о добровольной эвтаназии, в настоящее время принятое повсеместно в Австралии, за исключением Нового Южного Уэльса и прилегающих к нему территорий.

Эти события предполагают, что люди имеют право на полную автономию в отношении своего тела, и в то же время бросают вызов многовековым традициям, которые стремились сохранить святость и неприкосновенность жизни.

Социальный обозреватель Пол Коллитс в своей рецензии на книгу Флеминга пишет, что это работа «огромной эрудиции, широких междисциплинарных исследований, политической осведомлённости и острой направленности, сдобренная житейской мудростью и политической проницательностью практикующего специалиста». Убеждение Флеминга, прежде всего, заключается в том, что хорошие аргументы имеют значение в решающих дебатах, даже в наш век поверхностных звучных слов, клише и политики, ориентированной на фокус-группы».

Действительно, публикация книги Флеминга — это важное и своевременное событие, которое подчёркивает степень ущерба, причинённого проектом дехристианизации.

Книгу следует продвигать в массы. Она является своевременным напоминанием о том, что западная цивилизация, многие десятилетия пребывающая в моральном упадке, встала на скользкий путь, который порождает необратимый спрос на бизнес в области прекращения жизни.

Взгляды, выраженные в этой статье, являются мнением автора и необязательно отражают взгляды The Epoch Times.

Профессор Габриэль А. Моэнс является почётным профессором факультета права в Университете Квинсленда, а также проректором, деканом и профессором факультета права в Университете Мердока.

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor@epochtimes.ru


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА