Портрет Н. Н. Ланской работы И. К. Макарова. Не ранее 1851 Фото: wikipedia/Publik Domain | Epoch Times Россия
Портрет Н. Н. Ланской работы И. К. Макарова. Не ранее 1851 Фото: wikipedia/Publik Domain

Н. Пушкина–Ланская: « …дай Вам Бог любимой быть другим» (видео)

Автор: 21.02.2019 Обновлено: 30.12.2021 16:33

В горячке творчества талантливая женщина-поэт XX века назвала семейную жизнь своего кумира «мещанской трагедией». Писала, что, к счастью, узнала о существовании его «второй половины», уже будучи взрослой. Очень пренебрежительно упомянула её по фамилии в своём эссе, подчёркивая, что таких, как избранница великого мужчины, всегда можно найти в большом количестве. Эссе называется «Мой Пушкин». Автор Марина Цветаева.

Марина Цветаева — страстный и пристрастный автор. Она всегда была влюблена в талантливых мужчин-поэтов. То, что Пушкин не её современник, не имело значения. А то, что её Пушкин тоже любил кого-то, вызывало, вероятно, у Цветаевой женский протест. Пусть Марина Ивановна великий поэт, но со своей женской сущностью она ничего поделать не могла. Как это по-женски — думать и рассуждать, что «твой» мужчина фатально ошибся, что его в семье не ценят, не понимают и не чувствуют, как это умеешь ты. Я тоже люблю Пушкина, но я не верю, что он ошибся в самом главном своём выборе (после призвания, конечно) — в выборе жены и матери своих детей.

Что было больнее и тяжелее для умирающего Александра Сергеевича — физические муки от страшной раны или сознание, что он уходит и оставляет жену на поругание, а четверых детей делает нищими сиротами? Он винил в случившемся только себя. Его конец — высшее проявление человеческих качеств мужа и отца. Пока была надежда, что выживет, он не позволял жене входить в комнату, где страдал. Друзья, окружавшие его в те страшные часы, советовали: «Покричи, не сдерживай себя». Он стонал, стиснув зубы, и говорил: «Нельзя, жена услышит — испугается» И ещё: «Бедная, бедная… Сколько ей ещё страдать во мнении людском». Когда понял, что конец близок, разрешил впустить жену, попросил, чтобы она покормила его с руки морошкой. Это была их последняя ласка. Благословил её и детей, просил уезжать из Петербурга, траур блюсти несколько лет. А потом выходить замуж. Только за доброго человека. «Ты не умрёшь!» — кричала она. Умер.

Вдова. Ей нет ещё 25 лет. У неё четверо детей. Старшей дочери 5 лет, а младшей — 8 месяцев. Муж оставил долги, у них нет своего дома, родственники рады бы помочь, но у всех своих проблем полно. Но самое главное — беззащитность перед «мнением людским». Если до смерти мужа о ней сплетничали «по всем углам гостиных», то теперь говорят открыто в лицо, что это она своим эгоизмом и недостойным замужней женщины и матери поведением стала причиной трагедии. Обвиняли в том, что она неумна, бессердечна, что горе её неглубоко и фальшиво. Пророчили, что она скоро забудет своего несчастного мужа, выйдет замуж, будет по-прежнему плясать и веселиться на балах, а сирот сдаст в какой-нибудь пансионат. Так думали и говорили не только недруги, но и друзья. Даже родная семья Натальи Николаевны раскололась на два лагеря: кто-то сочувствовал ей как вдове Пушкина, кто-то — сестре Екатерине, которая как жена высланного из России Дантеса навсегда покинула родину и родных.

Каждый из нас, кто, потерял близкого родного человека, чувствует свою вину перед ним: вспоминает какие-то случаи из прошлого, когда что-то не так сказал, чем-то обидел родного человека. И ничего нельзя вернуть и исправить. Наталья Николаевна не оставила никаких записок и воспоминаний. Только по сохранившимся письмам к родным мы можем представить, что было с ней после смерти мужа.

Выполняя волю Александра Сергеевича, она уехала из Петербурга. Все её помыслы сосредоточились на детях. Стоило кому-нибудь заболеть, посыпала за лучшими врачами: «Тут я денег не жалею, лишь бы дети здоровы были». Как трудно приходилось семье, свидетельствуют строки письма 1843 г. Н. Н. к брату Д. Н. Гончарову: «Право, прости, дорогой, добрый брат, что я так надоедаю тебе, — самой смерть совестно, ей-богу, но так иногда жутко приходится, а теперь нахожусь в самом жалком положении». Но, слава богу, у семьи был свой маленький домик в родовом пушкинском Михайловском, которое царь освободил от долгов. Дети росли, и нельзя было вечно жить в деревне. Детей надо учить и развивать. Жизнь продолжалась.

В Петербурге Наталья Николаевна появилась тридцатилетней. Спустя шесть лет после гибели мужа. И хотя она была, по выражению Вяземского, «удивительно, разрушительно, опустошительно красива», её вдовство затянулось.

Ею увлёкся блестящий дипломат Столыпин, но «грозный призрак четырёх детей» заставил его отказаться от «безрассудного брака».

Князь Голицын, задумав предложить руку и сердце, через третьих лиц попытался узнать, не против ли она будет отдать детей на воспитание в пансионат. Самый лучший. Самый элитарный. «Кому мои дети в тягость, тот мне не муж», — был её ответ.

 

С генералом Петром Петровичем Ланским — ровесником её покойного мужа — Наталья Николаевна познакомилась зимой 1844 года. Ланской стал бывать в её доме, а весной сделал предложение. Очень скромная тихая свадьба состоялась летом, за городом, в Стрельне. Император Николай I, не изживший нежных чувств к красавице Натали, пожелал быть посажёным отцом, но та деликатно уклонилась от царской милости.

Пётр Петрович ранее женат не был, но грядущее присутствие четверых неродных детей в его будущей семье не останавливало его.

«Он добрый человек», — так отзывались о нём друзья покойного поэта. Брак этот был очень счастливым и длился 19 лет, до самой смерти Натальи Николаевны в 1863 году. В браке родились три дочери: Александра, Софья, Елизавета. Все семеро детей были очень дружны между собою, а дети Пушкины — с отчимом. Часто бывая в отъезде, Пётр Петрович получал от жены письма: «Ты знаешь, как я желаю доброго согласия между вами всеми — ласковое слово от тебя к ним, от них к тебе — это целый мир счастья для меня».

Наталье Николаевне «подбрасывали» детей родные и друзья: «Бог посылает мне детей со всех сторон, и мне это нисколько не мешает», — смеялась она. Денег вечно не хватало — она перешивала платья, экономила на свечах в доме, не позволяя себе никаких лишних трат. Однажды Пётр Петрович дал жене некоторую сумму с тем, чтобы она порадовала себя какой-нибудь красивой безделицей. Та истратила деньги на театр. «Не брани меня, что я употребила твой подарок на покупку абонемента в ложу, я подумала об удовольствии для всех…», — писала она мужу. Поистине Пушкин оказался провидцем, распознав в воздушной шестнадцатилетней красавице будущую хозяйку и мать семейства. Ведь сколько было разговоров о разорительных замашках, непомерных тратах, «пустом», «неинтересном» характере, наконец. А Александр Сергеевич имел то знание женщин, ту интуицию, чтобы понять: душа его «мадонны» ещё прекраснее лица.

Кто-то из современников запомнил разговор с Натальей Николаевной о красоте. Она, конечно, понимала, что исключительно красива. Сожалела, что люди часто не понимают её поведения. «Мне нечем гордиться, — говорила она. — Бог меня создал такой. В этом нет моей заслуги. А вот за то, что я люблю детей и могу с ними ладить, за это меня можно уважать». И ещё она говорила, что её призвание — быть хозяйкой и руководителем какого-нибудь большого детского пансионата. Она бы хотела и смогла. Но жизнь сложилась по-другому.

О трагедии, которую пережила мать, в этой семье знали и помнили всегда. И муж, и дети с большим уважением относились к некоторым привычкам Натальи Николаевны. Например, в пятницу (это день смерти Пушкина) она не выходила из своих комнат, постилась, молилась. Каждую пятницу, всю свою оставшуюся жизнь.

Но и своего нынешнего супруга Наталья Николаевна ценила очень высоко: «Благодарю тебя за заботу и любовь. Целой жизни, полной преданности и любви, не хватило бы, чтобы их оплатить. В самом деле, когда я иногда думаю о том тяжком бремени, что я принесла тебе в приданое, и что я никогда не слышала от тебя не только жалобы, но что ты хочешь в этом найти ещё и счастье — моя благодарность за такое самоотвержение ещё больше возрастает, я могу только тобою восхищаться и тебя благословлять».

Наталья Николаевна умерла в 51 год от воспаления лёгких. Но до этого была в её жизни ещё радость. У сына Александра, наконец, появился долгожданный наследник, которого назвали в честь знаменитого деда и отца тоже Александром. Это был уже третий Александр в её жизни, и она успела его окрестить.

Похоронена Наталья Николаевна Пушкина-Ланская на кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. Пётр Петрович Ланской, оставшись вдовцом, тяжело переживал утрату. Детям и внукам помогал до конца своей жизни. Умер в 1877 году. Похоронен в одной могиле с женой.

Лариса Михайлова.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА