Ли Дяньцинь вместе с практикующими Фалуньгун перед китайским консульством в Нью-Йорке участвует в митинге и акции со свечами, призывая положить конец преследованиям. 16 июля 2017 года. (Benjamin Chasteen/The Epoch Times) | Epoch Times Россия
Ли Дяньцинь вместе с практикующими Фалуньгун перед китайским консульством в Нью-Йорке участвует в митинге и акции со свечами, призывая положить конец преследованиям. 16 июля 2017 года. (Benjamin Chasteen/The Epoch Times)

На родине её ждала смерть. Узница совести рассказала о зверствах в китайских тюрьмах

The Epoch Times24.06.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Когда Ли Дяньцинь рухнула на унитаз в китайском трудовом лагере, наполовину погрузившись головой в грязную воду, она думала, что умрёт.

Охранники перед этим ввели ей неизвестный препарат, после которого она так ослабла, что не могла двигаться. Её конечности покраснели и распухли, а мышцы дёргались в конвульсиях. Она чувствовала, как кровь прилила к голове, и подумала, что сейчас покинет этот мир, оставив позади всю эту грязь и жестокость, не будет больше никаких пыток, сеансов «промывания мозгов»  и тяжкой, изнурительной работы.

К счастью, одна заключённая заметила её долгое отсутствие и пошла искать. Она пришла в себя только через три дня в больнице.

Ли была заключена в печально известный трудовой лагерь Масаньцзя в 2000 году за отказ отречься от духовной практики Фалуньгун, незаконно запрещённой коммунистической  партией Китая.

Практика Фалуньгун включает в себя медитативные упражнения и нравственное учение. Она начала заниматься Фалуньгун в 90-е годы, когда страдала от опухоли, отказа кишечника и хронической усталости.

Ли, члены семьи которой тоже практиковали Фалуньгун, рассказала, что все недомогания исчезли вскоре после того, как она начала практиковать.

«Фалуньгун не только спас мою жизнь, но и мою семью», — сказала Ли в интервью The Epoch Times. Она сейчас живёт в Нью-Йорке.

Национальная кампания уничтожения

Фалуньгун (или Фалунь Дафа) был представлен в Китае в 1992 году и быстро набирал популярность: по официальным оценкам того времени, к 1998 году его практиковали от 70 до 100 миллионов человек.

Ли объясняет популярность этой практики её нравственным учением, основанным на принципах «Истина, Доброта, Терпение».

«Фалуньгун учит нас быть добрыми, внимательными к другим и постепенно улучшать себя, — сказала она. — Это принесло счастье всем членам моей семьи».

Однако бывший глава компартии Китая Цзян Цзэминь посчитал, что чрезмерная популярность Фалуньгун представляет угрозу его власти, и 20 июля 1999  года развязал общенациональное преследование с целью искоренить практику и её последователей.

В одночасье все приверженцы Фалуньгун оказались врагами народа и подверглись жестоким репрессиям. Государственное телевидение начало вести непрерывную пропаганду, очерняя Фалуньгун. Был сформирован «Офис-610» специально для преследования во всех слоях общества, от рабочих мест до школ и госструктур.

Ли, как и миллионы других последователей в Китае, была уверена, что всё это недоразумение.

В 2000 году местный оперный театр в городе Инкоу поставил пьесу, порочащую практику Фалуньгун, и всех школьников до 9 класса обязали её посмотреть. Ли и ещё четверо последователей встретились с руководителем театра, чтобы прояснить ситуацию.

Ли рассказала режиссёру о том, что практика Фалуньгун помогла ей избавиться от болезней и обрести смысл в жизни. Она просила его не распространять эту ложь и клевету. Руководитель театра ответил, что он просто выполняет приказ. Затем извинился и позвонил в полицию.

Ли была арестована.

Аресты, пытки

В течение десяти лет Ли часто арестовывали и задерживали, переводили из одной тюрьмы в другую, держали в психиатрической больнице и трудовых лагерях, таких как Масаньцзя, чтобы сломать её волю.

При первом избиении полицейские по очереди давали ей пощёчины и наносили удары по всему телу, пока не обезобразили её, обе руки распухли и стали фиолетово-чёрными.
Ли всё выдержала и не подписала отказ от Фалунь Дафа.

«Я их не боялась, потому что знала, что не сделала ничего плохого», — сказала Ли.

«Меня столько раз арестовывали и отпускали, что я потеряла счёт», — сказала Ли, хотя раньше она гордилась своей острой памятью.

Как бывший бухгалтер, она обладала остротой мышления, могла моментально и безошибочно сообщать данные о продажах своему начальству по памяти.

Но после перенесённых пыток и мучений мышление и память её значительно ослабли, а голова иногда непроизвольно тряслась.

После одного удара у Ли участилось сердцебиение, словно все мышцы собрались в комок. Её глаза были выпучены, кости раздроблены, а колено сильно распухло. И через много лет боль от полученной травмы не отпускала её.

Три года, с 2007 по 2010, Ли заставляли сидеть на трёхногом табурете в Шэньянском центре содержания под стражей, превращённом в трудовой лагерь, где заставляли изготовлять букеты из пластика или ткани, которые шли на экспорт. Она часто работала с семи утра до часа ночи и даже до двух часов, чтобы выполнить производственную норму. От материалов и упаковки исходил такой сильный неприятный запах, что трудно было дышать.

Когда Ли впервые доставили в трудовой лагерь, на ней была только летняя одежда. Позже одна из заключённых дала ей куртку с длинными рукавами и брюки, а также хлопчатобумажную обувь, чтобы она могла пережить суровую зиму. У неё не было денег на тюремную форму. Когда Ли освободили через три года, одежда на ней вся обветшала.

Ли сказала, что охранники обращались с ними, как с рабами, потому что их премии зависели от производительности труда заключённых, многие из которых были последователями Фалуньгун, как и она.

Однажды охранники сказали ей, что заплатили за неё 30000 юаней ($4232), как за рабочую силу.

«Мы купили тебя, ты это знаешь? Думаешь, мы будем тебя кормить даром?» — вспоминала она слова охранников.

«Я не нарушала никаких законов и не совершала никаких преступлений, это компартия Китая заключила меня сюда», — сказала им в ответ Ли.

Когда бывало особенно трудно, она, стиснув зубы, напоминала себе о принципах: «Истина, Доброта, Терпение».

Однажды охранники приказали Ли голыми руками вычистить общественный туалет.

«Разве вы не совершенствуете правдивость, доброту и терпение? Покажите, как вы это делаете. Если вы сможете это убрать, я буду восхищаться вами», — с насмешкой говорил охранник.

Не жалуясь, она убирала всё своими руками и своими тряпичными туфлями, пока те не порвались, утешая себя мыслью, что таким образом она может хотя бы немного улучшить условия жизни других последователей Фалуньгун.

Ли сказала, что иногда её мучает чувство вины от мысли, что продукция, выпущенная с помощью принудительного труда, поддерживает тоталитарный режим.

«Как я могу [позволять им] зарабатывать деньги, чтобы они продолжали преследовать людей?»

Надежда

Здоровье Ли быстро ухудшалось в заключении. Из-за антисанитарных условий в тюрьме у неё воспалились ноги, живот раздулся до таких размеров, словно она была на последнем месяце беременности, её глаза часто краснели.

Из пупка выделялся чёрный гной. Она часто падала в обморок, иногда по нескольку раз в день. Заключённые думали, что она не выживет.

Ли говорит, что в какой-то момент она почувствовала, как умирает «каждая клетка её тела».

Она также видела, как вокруг неё гибнут люди. Одна практикующая умерла от удушья после того, как полиция заклеила ей рот скотчем, чтобы она не могла выкрикивать слова «Фалунь Дафа несёт добро!».

«Никто из нас не знал, будет ли жив завтра», — сказала Ли.

Но одна мысль не давала ей покоя: она хотела остаться живым свидетелем причинённых ей и другим страданий, чтобы рассказать об этом всему миру.

«В будущем я выступлю в ООН и расскажу о преступлениях китайской компартии», — сказала себе Ли.

Она выполнила своё обещание после побега в США в июле 2016 года. Через две недели после приезда она стояла перед китайским консульством в Нью-Йорке, чтобы потребовать прекращения преследования.

Она надеется, что её история поможет многим людям осознать масштабы жестокости и положить конец репрессиям.

«Я обращаюсь к правительству США и ко всем американцам за помощью, чтобы однажды мы смогли вернуться на родину. С людьми, следующими принципам Истина, Доброта, Терпение, мир станет лучше и добрее».

Ева Фу

Источник: The Epoch Tmes 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на editor[email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА