(Shutterstock) | Epoch Times Россия
(Shutterstock)

Пророчества о конце света создали новую отрасль: клиники лечения климатической тревожности

Человечество пытается решить «климатический кризис», но создает новый кризис – тревогу, депрессию и отчаяние у детей, вынужденных проходить психологическое лечение.
Автор: 29.06.2022 Обновлено: 29.06.2022 10:03
Джессика Нил (псевдоним, 30 лет) снова очнулась от кошмара. Она чувствовала, как бешено колотится её сердце, а тело покрылось холодным потом. Она взглянула на свой телефон: было три часа ночи.

Джессика лежала тихо, пытаясь расслабиться, поскольку перед её глазами неоднократно проходило то, что она видела во сне: она стояла на небольшой деревянной сцене на центральной площади города в окружении людей с детьми, бегающих по своим делам.

Она изо всех сил старается привлечь их внимание к бедствиям, которые видит вдали. Это катастрофы, которые быстро приближаются одна за другой: огромный пожар с востока, ураган с запада и огромное наводнение с севера. Она кричит, машет руками, топает ногами, но её никто не видит и не слушает. Она знает, что через короткое время мир будет разрушен, все умрут, и она тоже умрет.

Нил проснулась с чувством глубокой печали и отчаяния. Её тело всё ещё тряслось, и она повернулась, чтобы проверить свои опасения перед лицом фактов. Она встала с постели, включила компьютер и судорожно проверила температуру по всему миру, последние сообщения о глобальном потеплении, неудавшиеся попытки снизить выбросы углерода, экологические катастрофы, происходящие в разных уголках мира и состояние вымирания диких животных.

Нил не единственная, чьи мысли о потеплении климата постоянно крутятся в голове, вызывая панику и нарушая её жизнь. В опросе, опубликованном в медицинском журнале Lancet, приняли участие 1000 человек в возрасте от 16 до 25 лет в десяти странах, включая США, Великобританию, Францию, Португалию, Индию, Нигерию и др. По результатам опроса около 50 % участников каждой из стран заявили, что они чрезвычайно обеспокоены или очень обеспокоены глобальным потеплением и боятся будущего. Более 50 % сообщили, что они длительное время страдают от беспокойства, гнева, беспомощности и вины, а также испытывают трудности в повседневной жизни.

Для Нил результаты опроса были лишь небольшим утешением. Ей требовалась ментальная помощь психолога, который мог бы понять факторы, тревожащие её, которые появляются в новостях, и глубину её страданий.

После непродолжительного поиска в Интернете она наткнулась на веб-сайт организации психологов в Англии, специализирующихся на климатическом кризисе, со ссылками на организации психологов по всему миру, специализирующиеся в этой области. Нил выбрала психотерапевта Кэролайн Хикман, которая была соавтором исследования, опубликованного в Lancet.

Не хотят рожать детей

«Половина людей, которые обращаются в мою клинику, приходят из-за страха перед климатическим кризисом», — говорит Хикман, преподаватель Университета Бата в Великобритании и директор известной клиники в Бате.

«Ко мне приходят люди всех возрастов: дети, подростки, взрослые, молодые и старые, — говорит она. — Это люди с высокой осведомленностью об окружающей среде и со страхом изменения климата, в том числе матери, которые беспокоятся о будущем своих детей, или бабушки и дедушки, которые беспокоятся о будущем своих внуков».

«Интересно, что на данный момент приходит больше мужчин, чем женщин, чего не было в прошлом, — добавляет она. — Это мужчины в возрасте 50 лет, которые привыкли заботиться о своих семьях, а теперь испытывают удручённость, беспомощность и отчаяние перед лицом климатического кризиса».

В дополнение к психическим симптомам, которые вы обнаружили в ходе опроса, беспокойство по поводу изменения климата выражается ли в поведении?

«Да. Есть пары, которые решают не заводить детей, есть те, кто решает сменить место жительства, то есть искать более безопасное место для жизни из-за изменения климата. А есть те, кто, чтобы чувствовать себя лучше, становятся экологическими активистами в индивидуальных инициативах или в рамках разных групп».

— Отличается ли обеспокоенность климатическим кризисом от других видов тревоги, например, тревоги из-за теракта или стрельбы в школе?

«Это отличается двояко. Во-первых, другие события, такие как теракт, какими бы ужасными они ни были, всё же заканчиваются. Всё кончено, и мы возвращаемся к нормальной жизни. А изменение климата — это событие, которому нет конца. Это продолжается и становится только хуже. Так что это тупиковая тревога. Бывают лучшие дни и худшие дни, но этому нет конца, поэтому полного выздоровления тоже не может быть. Второе отличие состоит в том, что у многих людей возникает чувство предательства и недоверия к институтам, которые должны о них заботиться и защищать от этой ситуации. Они чувствуют, что их никто не слушает, и что им всё равно».

Чувства отсутствия заботы, отсутствия осведомленности и одиночества — вот что почувствовала Нил, когда пришла к Хикман на лечение.

«Нил работала в экологически чистой организации, но никто из её коллег, друзей и семьи не был так осведомлен и обеспокоен изменением климата, как она. Они отмахнулись от её беспокойства как от чрезмерного, — говорит Хикман. – Она чувствовала большое одиночество, как предупреждающий об опасности, которого никто не слушает, а также чувствовала большую тревогу за будущее своей семьи и своё собственное будущее».

Некоторые психологи лечат климатическую тревогу с помощью инструментов, которые они используют против других видов тревоги, таких как когнитивно-поведенческая терапия (CBT)) и Mindfulness, но Хикман не согласна с таким подходом.

«Климатическая тревога не лечится обычными методами, — говорит она, — потому что, как я уже упоминала, изменение климата — это постоянное явление, которому нет конца. Поэтому лечение направлено на то, чтобы научить людей тому, как жить с тревогой. Не подавляйте её, потому что если вы попытаетесь подавить её, она снова появится в снах. Но также не позволяйте беспокойству управлять жизнью, рассматривайте его в перспективе».

— Как вы относитесь к проблеме климата в перспективе?

«Это вопрос баланса. Я помогаю Нил и другим пациентам помнить, что даже если ситуация плохая, в мире всё ещё есть хорошие вещи. Я призываю их не позволять апокалиптическим мыслям завладевать жизнью, потому что они могут привести к депрессии.

Есть ещё жизни, которые можно прожить хорошо. Действовать по-разному, чтобы приумножить хорошие вещи. Например, мы создали родительские организации, учительские организации и специальные кафе, куда люди приходят, чтобы рассказать о своём бедствии. Такой подход помогает людям развить умственную зрелость и психологическую устойчивость».

Нил не была полностью избавлена от беспокойства и панических атак, но, по словам Хикман, научилась жить с ними и вести гораздо более нормальную жизнь.

«Если раньше у нее были панические атаки, и она едва могла встать с дивана, то сегодня ей удаётся гораздо лучше сбалансировать свою жизнь».

По сравнению с Соединенным Королевством обеспокоенность Израиля климатом ещё не достигла больших масштабов.

«Трудно сказать о масштабах этого явления в стране, — говорит доктор Дани Дерби, один из двух местных психологов, опубликовавших на своем веб-сайте информацию о том, что он специализируется на лечении этой проблемы. – Иногда люди приходят к нам с этой проблемой, но мы редко сталкиваемся с ней».

Однако не исключено, что доктору Дерби предстоит много работы в ближайшем будущем. В марте прошлого года было объявлено, что со следующего учебного года начнётся «зелёная революция в учебниках». Министерство образования обновит учебные программы, чтобы они более чётко отражали «климатический кризис». Сообщалось, что Министерство образования также работает над новой учебной программой, посвящённой глобальному потеплению.

Тем временем родители детей в детских садах Израиля говорят, что их дети уже слышат страшные истории на специальных мероприятиях, связанных с климатическим кризисом. Например, обеспокоенный отец сказал мне:

«По дороге домой из детского сада мой сын спросил меня:

«Правда ли, что, когда я вырасту, весь мир будет пустыней, и не будет ни воды, ни деревьев, ни животных, и еды не хватит, и море накроет наш дом?». Я спросил его, где он это услышал, и ребёнок ответил, что у них в детском саду было «зелёное мероприятие»».

Другой отец сказал:

«Мои дети возвращаются из детского сада с рассказами о том, что земля больна. Они спрашивают, что будет, если она умрёт».

Вопрос на миллион долларов, конечно же, заключается в том, действительно ли есть научное обоснование растущей тревоги по поводу конца света.

Нет всеобъемлющего соглашения

В настоящее время мир разделён на две отдельные группы. Одна из них предсказывает, что климатический кризис приведёт к катастрофическим последствиям ещё при нашей жизни, поэтому мы должны принять немедленные решительные меры для замены всех источников энергии. Нам необходимо ввести правила для предприятий и отдельных лиц, чтобы сократить выбросы загрязняющих веществ и интегрировать проблему климата во все аспекты нашей жизни.

Эта группа использует отчёты Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК) для обоснования своих заявлений и действий. Это всемирно влиятельная климатическая организация, состоящая из учёных многих стран, которая периодически публикует свои отчёты по этому вопросу и рекомендует правительствам, как действовать. Её отчеты за последние два десятилетия были предметом международных конференций политиков, которые обсуждали её предупреждения и то, как можно изменить реальность. Большинство СМИ в мире поддерживают эту группу и обязательно озвучивают её публикации.

Журнал Time был одним из первых средств массовой информации, поддержавших эти сообщения, когда в 2006 году он опубликовал заголовок, кричащий: «Глобальное потепление. Будьте обеспокоены, будьте очень обеспокоены». Журнал подчеркнул, что ледники на полюсе тают быстрее, чем когда-либо; уровень моря поднимается и, как ожидается, затопит целые населённые пункты вдоль береговой линии; всё больше и больше территорий разрушается из-за засух; и земля достигла точки невозврата. И все это – из-за нас.

В том же году на экраны вышел фильм Эля Гора «Неприятная правда». Гор заявил в фильме, что уровень моря поднимется примерно на шесть метров после таяния Западной Антарктиды или Гренландии «в ближайшем будущем». И именно глобальное потепление стало причиной ужасных разрушений, оставленных ураганом Катрина в Новом Орлеане (2005 г.), и гибели белых медведей, утонувших из-за исчезновения ледников. Фильм способствовал формированию общественного мнения и помог Эль Гору получить Нобелевскую премию мира 2007 года совместно с МГЭИК, хотя многие факты в фильме оказались неверными.

Отчеты МГЭИК, разбросанные по тысячам страниц, касаются науки, но добавленное к ним «Краткое изложение», предназначенное для лиц, принимающих решения, и средств массовой информации, как правило, преувеличивает её прогнозы. Стивен Шнайдер, который был главным координатором одной из групп, участвовавших в написании третьего оценочного доклада МГЭИК, сказал в 1996 г.:

«Нам необходимо заручиться широкой поддержкой, чтобы привлечь внимание общественности. Это, конечно, предполагает широкое освещение в СМИ. Надо предлагать пугающие сценарии, выступать с упрощёнными и драматическими заявлениями и воздерживаться от упоминания любых сомнений, которые могут у нас быть. Эта двойственная этическая ситуация, в которой мы часто оказываемся, не может быть разрешена никаким способом. Каждый из нас должен решить, каков правильный баланс между эффективностью и честностью. Я надеюсь, что баланс есть между тем и другим».

Есть в мире и вторая группа, которая почти не получает голоса в СМИ, пытаясь успокоить и заявить, что, несмотря на некоторое глобальное потепление, конец света не близок, и что среди учёных, подписавших доклады МГЭИК, нет единого мнения о том, что нам грозит катастрофа.

«Нет апокалиптического сценария, на который указывает Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК). На самом деле, МГЭИК не предсказывает, что кто-либо умрёт в результате изменения климата в ближайшем будущем», — сказал нам Майкл Шелленбергер, активист-эколог с 30-летним стажем и активист по глобальному потеплению и возобновляемым источникам энергии с 20-летним стажем.

В беседе с ним Шелленбергер объяснил, что в прошлом он принадлежал к первой группе, но после апокалиптического дискурса решил передумать и присоединился ко второй группе.

«Вы читаете газеты и пугаетесь. Например, в статье о климате, опубликованной в New York Times, заголовок гласил: «В важном отчёте о климате описывается высокий риск кризиса уже в 2040 году». Под заголовком было изображение мальчика, играющего с костями мертвого животного. Другой заголовок был в «Вашингтон пост»:

«У мира есть только более десяти лет, чтобы контролировать изменение климата», — говорят ученые ООН. Или слова конгрессмена-демократки Александрии Окасио-Кортез, которая сказала, что «мир закончит своё существование через 12 лет, если мы не решим проблему изменения климата»».

На следующий день после интервью с Oкасио-Кортез репортёр новостного сайта Axios взял и позвонил нескольким учёным-климатологам, чтобы узнать их реакцию на то, что через 12 лет наступит конец света.

«Все временные рамки – ерунда, – сказал ему климатолог НАСА Гэвин Шмидт. – Ничего особенного не происходит, когда мы превышаем заданную температуру, которая нас волнует».

Андреа Даттон, исследовательница в области палеоклиматологии (изменение климата на протяжении всей истории) из Университета Висконсин-Мэдисон, сказала ему:

«По какой-то причине СМИ придерживались 12 лет (2030 г.), очевидно, потому что журналисты думали, что это поможет передать сообщение, что мы добираемся до этой точки быстро, поэтому нам нужно действовать срочно. К сожалению, это привело к совершенно неправильной характеристике того, что написано в отчёте».

«Я также начал видеть подростков, которые считают, что они могут не прожить достаточно долго, чтобы иметь детей, — добавляет Шелленбергер. – Моей дочери 14 лет, и она в порядке, но её друзья очень напуганы. В отчетах МГЭИК написано, что для ограничения потепления необходимо ограничить выбросы углекислого газа. В сообщениях не говорится ни о том, что скоро наступит конец света, ни о том, что цивилизация рухнет, если температура поднимется выше 2°С».

Шелленбергер говорит, что если мы посмотрим на картину в целом, наша ситуация сегодня намного лучше, чем в прошлом.

«Число смертей в результате стихийных бедствий за последние сто лет снизилось на 92% с момента достижения пика в 1920-х годах. За то десятилетие от стихийных бедствий погибло 5,4 млн человек. За последнее десятилетие погибло только 0,4 миллиона человек. Это произошло в то время, когда население мира увеличилось в четыре раза. Фактически за последние десятилетия продолжительность жизни также увеличилась, а качество жизни улучшилось. Мы гораздо более гибкие и невосприимчивые в нашей естественной среде. Поэтому нет оснований ожидать изменения или разворота ситуации, даже если температура в мире повысится на 2 или 3 °С».

Шелленбергер тоже пытается успокоить по поводу наводнения или затопления. В то время как уровень воды поднялся на 0,19 м в период с 1901 по 2010 год, по оценкам доклада МГЭИК, к 2100 году уровень моря поднимется еще на 0,66 м в среднем сценарии и до 0,83 м в экстремальном сценарии, говорит он.

«Это медленный рост, который даёт нам достаточно времени, чтобы подготовиться к нему. Также была паника по поводу пожаров. Сезон пожаров теперь длиннее, потому что в целом теплее. Но что определяет частоту и интенсивность пожаров, так это то, позволяем ли мы скапливаться большому количеству валежника на земле, строим ли мы деревянные дома вблизи леса, перемещаем ли мы высоковольтные линии внутри или вблизи леса. С 2000 года около двух миллионов дунамов (1 дунам = 0,1 га) было сожжено из-за пожаров, вызванных линиями электропередач.

Даже в том, что касается нашей способности выращивать продукты питания, паниковать не о чем. Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (FAO) пришла к выводу, что урожайность сельскохозяйственных культур значительно возрастёт в любой будущей климатической ситуации».

Шелленбергер утверждает, что в настоящее время человечество производит достаточно еды для десяти миллиардов человек, что составляет 25-процентный излишек.

«Эксперты считают, что мы будем производить ещё больше несмотря на изменение климата», говорит он, добавляя, что производство продуктов питания будет больше зависеть от наличия тракторов, ирригационных систем и удобрений, чем от изменения климата.

Даже сегодня фермеры в самых бедных регионах, например, в Африке, ожидают получить 40-процентный рост урожайности только за счёт технологических усовершенствований. Всё, что я описал, звучит для вас как конец света?».

Что ждёт нас в будущем, никто не знает. Петтери Таалас, глава Всемирной метеорологической организации (WMO) (одна из двух организаций, основанных МГЭИК), в сентябре 2019 года попытался успокоить настроения. По его словам, не впадайте в крайности. Даже если в отчётах поднимаются тревожные идеи, климатические экстремисты не должны выбирать факты из главных докладов в соответствии со своими нарративами.

«Эта информация читается людьми так, как они читают Библию: вы пытаетесь найти определённые отрывки или отрывки, которыми можно обосновать свои экстремистские взгляды. Это напоминает религиозный экстремизм, — сказал он. — Мы должны сохранять спокойствие и задаваться вопросом, каково на самом деле решение этой проблемы. Это не будет концом света».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА