Визуализация фишинга и мошеннических телефонных звонков на территории Китая. (Ng Han Guan/AP)  | Epoch Times Россия
Визуализация фишинга и мошеннических телефонных звонков на территории Китая. (Ng Han Guan/AP)

Китай наращивает киберпотенциал

Пекин демонстрирует всё большую устойчивость к международному осуждению за свои правонарушения в киберпространстве
Автор: 22.02.2022 Обновлено: 22.02.2022 09:29

Коммунистическая партия Китая (КПК) находится на пути превращения Китая в глобальную сверхкибердержаву, как утверждают некоторые эксперты. Для того, чтобы противостоять влиянию компартии Китая, Соединённым Штатам придётся приложить достаточно усилий для защиты важнейших объектов инфраструктуры и своих ценностей.

В четверг, 17 февраля 2022 г. состоялись слушания Комиссии по обзору экономики и безопасности на тему «Кибервозможности Китая: война, шпионаж и последствия для США», на которых высказались ведущие аналитики и специалисты.

Виннона Десомбре, внештатный научный сотрудник Инициативы Атлантического совета по управлению государством в киберпространстве, была одним из экспертов, выступивших с докладом:

«Китайская коммунистическая партия хочет, чтобы Китай стал „сверхкибердержавой“, и сейчас находится на пути к достижению этой цели. Китай является серьёзным равным противником в киберпространстве. Его наступательные кибервозможности соперничают с США, его операции демонстрируют явное развитие асимметричных возможностей, которые позволяют ему достигать стратегических целей, а его киберзащита — сильна и надёжна».

По словам Десомбре, лидер КПК Си Цзиньпин приказал сместить военные и пропагандистские приоритеты в сторону информации и информационных операций, начиная с масштабных реформ вооруженных сил Китая, Народно-освободительной армии (НОАК), в 2015 году.

Для противостояния такому развитию событий, Соединённым Штатам придётся наладить партнёрские отношения с союзниками для продвижения своих ценностей в информационной сфере, а также ослабить ограничения на привлечение иностранных интеллектуальных ресурсов и создать новые законы и правила для защиты критически важной инфраструктуры от киберугроз.

Интеллектуализация войны

Дин Ченг, старший научный сотрудник по азиатским исследованиям Фонда «Наследие», сообщил на слушаниях комиссии, что НОАК определила — «победа или поражение в будущих войнах будет зависеть от способности использовать информацию».

По его словам, НОАК работает над адаптацией информационных технологий в сетях для создания новых военных возможностей, которыми она может воспользоваться.

«Согласно анализу НОАК, устойчивое и непрерывное развитие информационных технологий, включая искусственный интеллект, большие данные (Big Data) и облачные вычисления, в совокупности, позволили создать „новые обстоятельства“ для военных операций, — сказал Чэнг. — В результате произошла военно-научная революция, требующая новых оперативных форм и теорий, а также потенциальных изменений в структуре НОАК».

Эта «интеллектуализация» войны, по словам Чэнга, приведёт к тому, что искусственный интеллект и машинное обучение будут применяться к широкому спектру военных технологий, что позволит в системах вооружения обрабатывать больше данных.

«В этом отношении НОАК стремится к стилю ведения войны, при котором система будет противостоять системе, то есть способность выигрывать войны будет определяться не одним оружием, а противостоянием конкурирующих друг с другом массивов взаимосвязанных систем», — сообщил Ченг.

Кибершпионаж Китая

Келли Вандерли, старший менеджер компании Mandiant Threat Intelligence, специализирующейся на кибербезопасности, также заявила, что КПК и НОАК становятся всё более мощными киберсубъектами, и с каждым разом повышают сложность своих атак на иностранные цели.

«Мы считаем, что после реструктуризации армии и разведки Китая, технические приёмы, используемые китайскими группами кибершпионажа с 2016 года, неуклонно развиваются, становясь более скрытными и проворными, при этом принимаются меры для усложнения атрибуции», — сказала Вандерли. (Атрибуция — психологический термин, обозначающий механизм объяснения причин поведения другого человека. - Прим. ред.)

С её слов, китайские власти компрометируют законные предприятия и службы, сами оставаясь в «тени», что затрудняет возложение на них вины. Эксперт также отметила, что Пекин демонстрирует всё большую устойчивость к международному осуждению за свои правонарушения и, более того, старается уклоняться от международных переговоров.

«Компания Mandiant Threat Intelligence полагает, что китайская деятельность в области кибершпионажа демонстрирует высокую склонность к риску, и уже не ограничена нормами или дипломатическим давлением, нежели ранее, что отражается на её смелой риторике и политике в других сферах», — сказала Вандерли.

В заключении она добавила, что технологии 5G, квантовые вычисления, искусственный интеллект и машинное обучение — активно используются китайскими властями в шпионской деятельности, и рекомендовала Соединённым Штатам актуализировать отчётность об инцидентах и обмениваться данной информацией между частными корпорациями и государственными органами.

Кибервозможности Китая расширяются

Эксперты отметили, что усилия Пекина по расширению своих кибервозможностей являются частью усилий всего китайского общества по укреплению компартии на международной арене. Власти Китая используют образовательные учреждения для создания более качественных кадровых резервов в областях, связанных с киберпространством.

Эту информацию подтвердил Дакота Кэри, аналитик-исследователь Центра безопасности и новых технологий (CSET):

«Кибервозможности Китая расширяются. Взращивание талантов и исследования имеют решающее значение для этого расширения, и китайские университеты поддерживают эти инициативы».

Кэри отметил, что с 2015 года китайские власти работают над стандартизацией учебной программы по кибербезопасности для университетских программ. В рамках этой работы были запущены новые программы сертификации, школы и исследовательские центры.

«В течение следующего десятилетия кибернетический потенциал Китая будет расцветать по мере того, как университеты станут выпускать всё больше высокообразованных специалистов по кибербезопасности, а также по мере развития исследований», — спрогнозировал Кэри.

Университеты помогают военным

В своей речи Кери упомянул важный эпизод, произошедший в 2015 году, когда китайский профессор Юго-Восточного университета устроил для своих студентов состязание «захват флага», в котором они соревновались, пытаясь взломать компьютерную систему противника.

«В отличие от обычных соревнований по захвату флага, где участники взламывают системы других команд для получения очков, профессор предложил студентам реальную возможность заработать очки и завоевать престиж, попытавшись получить доступ к сети подрядчика Министерства обороны США. Возможно, эти учения могли помочь операциям НОАК», — сообщил Кэри.

По его словам, Юго-Восточный университет работает в лаборатории Purple Mountain Lab совместно с Силами стратегической поддержки НОАК, и известен тем, что его исследования помогают китайским военным.

Однако наиболее глубокая связь между университетами и службами безопасности, по его мнению, существует в таких учебных заведениях, как Шанхайский университет Цзяотун, в котором сотрудники проводят исследования для повышения кибернетического потенциала военных операций.

«Университетская программа по кибербезопасности находится на базе информационных технологий НОАК в Шанхае», — сказал Кэри.

Он пояснил, что с 2010 по 2014 год университет участвовал в кибероперациях против США от имени НОАК. Однако, в отношении других университетов эксперт сказал, что не знает существует ли у них прямая связь с НОАК.

По его словам, источники финансирования, связанные с НОАК, широко распространены, и действуют программы кибербезопасности, однако прямая поддержка военных маловероятна.

Ресурсы США для Китая

Важно также отметить высказывание Кэри о том, что коммунистические власти Китая разработали большую часть своей стратегии, задействовав частный сектор США. Так, по его словам, одна из основных конкурентных систем, используемых для разработки новых кибервозможностей, была создана непосредственно на основе программы DARPA.

«Инструменты, необходимые для проведения хакерских кампаний, легкодоступны, — заявил Кэри. — Всё, что нужно большинству операторов, — это компьютер, подключение к интернету и обучение. Даже если бы эти учреждения подвергались экспортному контролю, маловероятно, что такая политика имела бы большое значение для кибернетических возможностей Китая».

Поэтому, по его мнению, вводить санкции против отдельных школ или технологических компаний в Китае не имеет смысла. Проще говоря, если Пекин решит, что ему нужна какая-то технология, то он будет полагаться не только на законные способы её приобретения.

«Если университет исследует технологию, которую власти Китая сочли ценной, китайские хакерские команды попытаются её заполучить, независимо от того, сотрудничает ли учебное заведение с китайскими институтами», — заявил Кэри.

Компартия правит, а компании подчиняются

Что касается учреждений, расположенных на территории материкового Китая, Кэри отметил, что у них нет выбора, сотрудничать с НОАК или нет. Поэтому контроль из-за рубежа не заставит их поступить иначе. Китайские законы требуют, чтобы фирмы поддерживали сбор данных китайской разведки, и организации должны предоставлять свои данные властям, если считается, что они имеют отношение к национальной безопасности.

«Закон о национальной безопасности Китая позволяет правительству принуждать компании сотрудничать с правительством для облегчения шпионажа, — сказал Кэри. — В последние месяцы китайское правительство ясно дало понять, что компартия правит, а компании подчиняются».

Эндрю Торнебрук — репортер The Epoch Times, специализируется на военной тематике и национальной безопасности.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА