(Shutterstock) | Epoch Times Россия
(Shutterstock)

Его считают математическим гением. Единственная проблема: у него почти нет мозга

Откуда на самом деле берутся наши мысли?
Автор: 13.07.2022 Обновлено: 13.07.2022 06:01
Оказывается, есть среди нас люди, у которых, по данным компьютерной томографии, почти нет мозга. Такое явление поднимает многочисленные острые вопросы о мозге и человеческом сознании, на которые наука пока не знает, как ответить.

Компьютерная томография (КТ), разработанная в начале 1970-х годов, позволила исследователям сканировать мозг и произвела революцию в науке. Новые открытия были настолько интересными и сложными, что во многих случаях у исследователей оставалось больше вопросов, чем ответов. Именно это произошло с профессором Джоном Лорбером (1915 — 1996), детским неврологом Шеффилдского университета в Великобритании, который долгое время занимался исследованием гидроцефалии. С помощью КТ-аппарата он смог изучить это явление подробно.

Гидроцефалия — это заболевание, появляющееся в головном мозге плода уже во время беременности. Это заболевание обусловленно скоплением «спинномозговой жидкости» в камерах головного мозга. В нормальном мозге функция спинномозговой жидкости заключается в защите мозга от сотрясений и сохранении мозговой ткани. Но когда жидкость не стекает, она скапливается, а затем создаёт давление в полости мозга, что приводит к увеличению черепа сверх нормы. В то же время жидкость создаёт большую проблему, поскольку заставляет клетки мозга сжиматься по направлению к внутренней стороне черепа и уплотняться в тонкий слой, приклеенный к черепу. Без лечения, которое позволяет жидкости вытекать из черепа, во многих случаях пациент будет страдать от нарушений когнитивной и психической функций.

Когда Лорберу удалось заполучить новый компьютерный томограф, он надеялся узнать больше об этой болезни, чтобы помочь страдающим от неё детям и взрослым. С этой целью в конце 1970-х он просканировал мозг почти 700 пациентов. Большинство его испытуемых были детьми, но были и взрослые.

Одним из них был Роджер, выдающийся студент математического факультета Шеффилдского университета с особенно высоким IQ в 126 баллов. Жизнь Роджера была довольно рутинной, и никто не подозревал, что с ним что-то не так. Но один из врачей в университете заметил, что его череп больше обычного. Как человек, знакомый с исследованиями Лорбера, врач предложил Роджеру присоединиться к исследованию.

«Когда мы просканировали его мозг, то увидели, что вместо нормальной толщины — 4,5 см мозговой ткани от мозговых камер до черепа — остался лишь тонкий слой шириной около миллиметра», — объясняет профессор Лорбер в статье, опубликованной в 1980 году в журнале Science. Спинномозговая жидкость заполнила желудочковую полость в мозгу Роджера, которая расширилась за счёт мозговой ткани, и «его череп был в основном заполнен спинномозговой жидкостью» — описал профессор Лорбер.

Другими словами, объясняет исследователь в голландском документальном фильме на эту тему, у Роджера почти не было мозга:

«Области, которые должны были бы быть чрезвычайно важными для нашего интеллекта и нашего характера, почти не существовали. Вся лобная доля, которая должна была бы быть основой нашей логики и морали едва ли есть».

Если да, то где интеллект Роджера? Могло ли быть так, что его мысли исходили не только из того, что осталось от его разума, но и из другого источника?

«Он должен быть где-то, потому что он очень умный», — заключил исследователь.

Не только Роджер

Роджер не единственный из больных гидроцефалией, которому удаётся вести нормальный образ жизни. Профессор Лорбер разделил испытуемых на четыре группы в зависимости от объёма заполненных полостей головного мозга (полости, заполненные спинномозговой жидкостью) от общего объёма черепа. В группе с наиболее тяжёлым состоянием, к которой принадлежал Роджер, повреждения занимали более 90% объёма черепа. В этой группе было довольно много людей с тяжёлыми формами инвалидности, но около половины людей в этой группе имели IQ выше среднего, т. е. более 100 баллов.

«Я знаю о нескольких таких проявлениях, которые были обнаружены случайно, — говорит биолог доктор Майкл Нам, изучающий аномалии мозга. — Взрослые пришли на сканирование мозга, возможно, из-за головной боли, а может, из-за внезапно появившихся у них непроизвольных движений. Им сделали сканирование головного мозга, и обнаружилось, что они страдают гидроцефалией, и что мозга у них почти нет».

Нахам является научным сотрудником «Института приграничных областей психологии и психического здоровья» в Германии, который занимается новаторскими исследованиями в области психологии и психического здоровья. В рамках своей работы он фокусируется на нерешённых загадках в области сознания и биологии.

«Когда вы смотрите на сканирование мозга таких людей, вы вообще не видите структуры мозга, вы не можете их найти. Предположительно они там интегрированы каким-то образом. Они вообще не развивались нормально. Даже два больших полушария мозга находятся в неузнаваемом состоянии».

Наварры в Испании, и, к её удивлению, выяснилось, что она страдает тяжёлой гидроцефалией, и что большая часть её головного мозга заполнена жидкостью. Это не помешало ей говорить на семи разных языках и работать администратором. В тесте IQ, проведённом исследователями, она получила 98 баллов, что очень близко к среднему.

«Эти аномальные случаи, — говорит доктор Нахам, — очень интересны, потому что вызывают много вопросов. Если мы исследуем их со всей серьёзностью, возможно, нам удастся прорваться в решении неразгаданных загадок сознания и работы мозга».

Работа с нерешёнными загадками сознания побудила доктора Нахама вместе с двумя партнёрами опубликовать статью, рассматривающей множество ситуаций, в которых обнаруживается большой разрыв между (дефектной) структурой мозга и нормальной когнитивной функцией.

«Есть люди, у которых в результате осложнений, возникших во время беременности и родов, развивается нормально только одно полушарие головного мозга, а другого просто не существует. То есть в половине черепа, где должно существовать полушарие, его там просто нет, пусто. Одним из самых интересных случаев является опубликованное в 2009 году исследование 10-летней девочки, живущей без правого полушария.

Оно было обнаружено случайно из-за ряда непроизвольных движений левой стороны тела, когда ей было три с половиной года. Она ходила в обычный детский сад, а позже и в обычную школу. Она могла ходить, бегать, а также кататься на роликах и велосипедах. У неё не было проблем с двигательными способностями, и интеллектуально она развивалась совершенно нормально».

Уже много лет известно, что правое полушарие управляет левой половиной тела, а левое полушарие — правой половиной тела. Двигательные нервы, выходящие из правого полушария, проходят в нижней части ствола головного мозга, то есть ориентировочно в области шеи, на левую сторону туловища и наоборот.

— В таких случаях ожидается, что левая сторона её тела должна быть парализована. Как же это могло не случиться?

«Действительно, это может произойти, потому что функции тела и мозга взаимосвязаны. Однако известно о некоторых случаях, когда дети или даже взрослые не были ущербны, когда у них существовало только одно полушарие мозга. В результате некоторые люди спрашивают: „Если они могут обойтись только половиной мозга, то зачем нам вообще два полушария? Ведь мозг — это орган, потребляющий больше всего энергии в организме и больше всего кислорода, он также требует большого кровоснабжения. Другими словами, это очень „дорогой“ орган. Может быть, одного полушария могло быть достаточно?».

Такова история Джуди, которая в возрасте трёх лет внезапно потеряла сознание, находясь в детском саду. Родители доставили её на машине скорой помощи в больницу, но врачи не установили причины внезапного падения и отправили её домой. На следующее утро она снова забилась в конвульсиях и упала. Всё, что делали врачи, не помогало. Дошло до того, что она каждые три минуты билась в конвульсиях, и каждый раз падала на левую сторону.

Врач объяснил, что у неё редкое заболевание, называемое энцефалитом Расмуссена, которое вызывает хроническое воспаление головного мозга, обычно в одном полушарии. Врачи надеялись, что если ей удалить правое полушарие мозга, то левое полушарие заберёт функции правого. Джуди перенесла операцию в возрасте трёх лет. Операция прошла успешно, приступы прекратились.

Сейчас она живёт нормальной самостоятельной жизнью, замужем уже четыре года, и люди, которые встречают её, с трудом замечают, что она отличается от них. Помимо ограниченного движения левой рукой и хромоты, Джуди функционирует нормально.

Известно, что мозг в молодом возрасте может восстанавливаться быстрее и намного лучше, чем мозг взрослого человека. Принято объяснять это тем, что существует нейропластичность мозга, то есть гибкость мозга, который каким-то образом способен реорганизовать клетки, чтобы обеспечить правильное развитие когнитивных процессов.

«Иногда пациенты вообще не замечают никаких изменений, потому что сохраняют все свои воспоминания, сохраняют все психические функции и большинство функций тела», — объясняет доктор Нахам.

— Но память обычно поддерживается в связях между нейронами и нейронами, разбросанными по всему мозгу. Как можно сохранить воспоминания, если вырезано всё полушарие?

«Верно, и это самое интересное. По логике вещей воспоминания обычно хранятся по всему мозгу и даже в больших областях полушарий, и когда одно из этих полушарий удаляется, воспоминания, по идее, должны сильно повреждаться. Но мы видим, что это совсем не так».

— Как учёные объясняют это явление?

«Когда я работал со своими партнёрами над статьёй, то искал альтернативные модели механизма памяти, которые разработали учёные и которые смогли бы объяснить, как воспоминания остаются доступными даже после удаления половины мозга. Я обнаружил, что таких объяснений очень мало. Немного удивительно, что люди принимают это как должное и фактически не пытаются выяснить, что там происходит на самом деле».

— Какие объяснения предлагаются сегодня?

«Одно из объяснений дал детский невролог профессор Джон Фримен из Университета Джонса Хопкинса, который был одним из ведущих врачей в проведении операций по отсоединению или удалению одного из полушарий. Профессор Фримен выдвинул гипотезу, что все воспоминания хранятся дважды в мозгу, и один раз во всём полушарии. Таким образом, если вы удалите один из них, память всё ещё будет храниться там. Конечно, это всего лишь предположение, и, насколько мне известно, оно ещё не подтверждено никаким экспериментом или другим эмпирическим открытием».

— Странно, что мозг может такое сделать. Это звучит не особенно эффективно.

«Верно (смеётся), потому что обычно одно полушарие не теряешь, так что с биологической точки зрения нет нужды сохранять всё дважды.

Другая гипотеза предполагает, что, поскольку эта операция проводится людям, чьё полушарие сильно повреждено очень серьёзной болезнью, новые воспоминания и новый опыт сохраняются только в здоровом полушарии. То есть если больное полушарие удаляется, это не приводит к потере воспоминаний. Что же касается более старых воспоминаний, то из периода, предшествовавшего развитию болезни, предполагается, что они со временем были перенесены из больного полушария в здоровое.

Но нет доказательств, демонстрирующих существование таких процессов. Пациенты, перенёсшие такую операцию, говорят, что у них на самом деле отсутствуют относительно поздние воспоминания, те, которые были созданы незадолго до операции, что противоречит гипотезе».

— Существуют ли другие состояния, демонстрирующие такой разрыв между дефектным мозгом и нормально функционирующим?

«Я думаю, что нечто подобное происходит в случаях околосмертных переживаний, например, после остановки сердца, когда прекращается приток крови к мозгу. Если удаётся спасти этих людей, то они иногда могут рассказать об удивительных переживаниях, через которые они прошли, пока кровь не достигла мозг, и мозг на самом деле погас. И также можно упомянуть в этом контексте ситуации „погружений за порог смерти“.

Например, случаи людей, страдающих запущенной и терминальной стадиями болезни Альцгеймера. Они уже находятся в ситуации, когда просто лежат в постели, никого не узнают и даже не знают, кто они такие. Но затем внезапно они ненадолго проявляют острое и бдительное сознание: они могут сесть в постели, снова опознать членов своей семьи и начать с ними разговаривать. Часто они умирают вскоре после внезапного воспоминания.

Всё это, на мой взгляд, аномалии, которые вызывают вопросы о нашем привычном представлении о происхождении сознания, о том, что его создаёт, что создаёт мысли человека».

Только нейроны

Так откуда берутся наши мысли? Философы занимались этим вопросом на протяжении тысячелетий.

В последние десятилетия, во многом благодаря передовым технологиям визуализации мозга, в научном сообществе преобладает материалистический взгляд, обращающийся к процессам, происходящим в нейронах мозга, чтобы расшифровать наши человеческие переживания.

«Нейроны являются источником наших эмоций и сознания. То есть всё, что связано с нашим сознанием, связано с тем, что делает мозг и нейроны внутри него. Например, предположим, я хочу понять, что происходит, когда я открываю глаза и вижу мир, то есть как я на самом деле что-то вижу. Преобладает мнение, что для того, чтобы понять это, я должен разобраться с деятельностью нейронов в мозгу».

— Профессор Лорбер рассказал об одном студенте, у которого в мозгу остался миллиметровый слой, что-то порядка пяти процентов от объёма нормального мозга, и тем не менее он продолжал нормально функционировать. Предлагаемый вами подход, согласно которому сознание и память находятся в нейронах мозга, с этим не согласуется.

«Да, это очень особый случай, и у меня нет хорошего объяснения того, как такое возможно. Это действительно довольно загадочно. Исследования мозга — сравнительно новая область. Она начала развиваться к концу XIX века, и это слишком короткий период времени, чтобы исследовать самый сложный объект, который мы знаем.

Много раз, когда мы сталкиваемся с чем-то таинственным, например, с мозгом, возникает искушение подумать, что здесь работает душа или дух, и что это не физический процесс. Я думаю, с этим нужно быть осторожным. Нам нужно время, чтобы понять, как функционирует мозг, прежде чем мы сможем дать логическое объяснение таким загадочным явлениям. Возможно, в будущем смогут объяснить сложные процессы, происходящие в мозгу, и смогут дать ответ и на этот феномен. Невозможно предсказать, что сможет сделать и объяснить наша будущая наука».

Наряду с материалистической версией существуют и другие версии, пытающиеся объяснить, как различные изменения в мозге и даже отсутствие частей не мешают нормальному поведению человека. Большинство сосредотачивается на связи между материей и духом.

Согласно традиционной версии, сознание, управляющее эмоциями и мыслями, на самом деле является душой. В XVII веке французский философ Рене Декарт предложил дуалистическую точку зрения, согласно которой реальность состоит из двух разных и обособленных типов вещей: с одной стороны, есть «дух» вещей, который по своей сути нематериален, а с другой стороны, есть материальные, физические вещи. Согласно дуализму, дух — это тот, кто мыслит и чувствует. Физические объекты, с другой стороны, не обладают такими ментальными свойствами, а только свойствами, которые можно измерить с помощью научных инструментов, такими как размер, вес, форма и тому подобное.

Другой взгляд, также уходящий своими корнями в древние философии, в последние десятилетия получил название «панпсихизм», и он стремится объединить материалистический и духовный подходы. С одной стороны, он допускает существование души и сознания, переживающих наши эмоции и чувства, но с другой стороны, не отделяет их от тела. Панпсихизм предполагает, что ментальные аспекты являются частью самой материи и интегрированы в неё, а это означает, что материя обладает определённым сознанием.

«Прочитав об исследовании Лорбера, многие исследователи мозга предложили другое объяснение. Они говорили о существовании „невидимого мозга“ или о существовании мозга в более глубоком измерении или пространстве. То есть они предположили, что функции мозга не ограничены лишь поверхностным мозгом», — говорит доктор Ю-Хонг Донг, бывший старший научный сотрудник швейцарской фармацевтической компании Novartis, которая занималась гидроцефалией.

Например, профессор Патрик Валь, специалист по анатомии из Лондонского университета, сказал:

«Веками неврологи считали, что человеческие мысли возникают на поверхности мозга. Но на самом деле многие из этих функций могли возникнуть на более глубоком уровне». Норман Гешвинд, исследователь мозга из Гарвардского университета, считал, что «нельзя отрицать тот факт, что существует глубокая структура мозга, связанная со многими функциями организма». Был также профессор Дэвид Боушер, биолог из Ливерпульского университета, который сказал, что «почти наверняка мозг имеет некоторые более глубокие, более совершенные и важные структуры и механизмы по сравнению с теми, что мы знаем сегодня».

Другой пример, приведённый доктором Донг, это пример Дональда Форсдайка, профессора биологии и химии, который в 2015 году предположил, что «мысли потенциально могут существовать в очень микроскопической форме, меньшей, чем атомы», но то, как они существуют, ещё не понятно биологам и биохимикам.

«Философы уже давно утверждают, что странно предполагать, что атомы и молекулы могут вызывать что-то вроде сознательного опыта, — говорит доктор Нахам. — Например, австралийский философ Дэвид Чалмерс указал в 1995 году на „трудную задачу сознания“: возможно ли, чтобы личный опыт мог формироваться из материи, из взаимодействия молекул? Я думаю, что если соединить философские идеи и случаи, когда строение мозга не соответствует интеллектуальной деятельности, то возникают веские основания усомниться в распространённом предположении, что сознание производится исключительно посредством нейронов».

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА