Если будет окончательно доказано, что разум зависит от мозга, то аргумент в пользу того, что NDE являются событиями, основанными на мозге, также будет верен. Yurchanka Siarhei/Shutterstock | Epoch Times Россия
Если будет окончательно доказано, что разум зависит от мозга, то аргумент в пользу того, что NDE являются событиями, основанными на мозге, также будет верен. Yurchanka Siarhei/Shutterstock

Нейробиология околосмертных переживаний

Почему опыт ОСП всегда превосходит обычное сознание?
Автор: 12.06.2022 Обновлено: 13.06.2022 05:28
Когда люди сообщают о глубоких внетелесных переживаниях во время близкого столкновения со смертью, скептики часто объясняют это физиологическими и психологическими факторами.

Роберт Мейс, который изучает околосмертные переживания (ОСП) уже около 30 лет, рассмотрел некоторые из этих факторов во время выступления на конференции Международной ассоциации по изучению околосмертных переживаний (IANDS) 2014 года в Ньюпорт-Бич, Калифорния, 29 августа.

Гипоксия, или кислородное голодание — одна из часто упоминаемых причин околосмертных переживаний. Другая причина — фаза быстрого сна (быстрого движения глаз, БДГ, REM). Она характерна для состояния сна, в котором люди часто видят сны. Иногда REM активизируется во время бодрствования, и некоторые утверждают, что сцены загробной жизни, общение с умершими близкими, просмотр жизни и многое другое — это результат REM.

Однако по словам Мейса, переживания, о которых сообщают люди, значительно отличаются от состояний гипоксии и REM-интрузии:

«Они почти всегда сообщают, что у них был гиперреальный опыт, который намного превосходит наш обычный, сознательный опыт. Они чувствуют, что сфера ОСП — это их настоящий дом, пронизанный безусловной любовью, и что они больше не боятся умирать».

«Эти характерные аспекты просто не присутствуют при гипоксии, REM и так далее», — отметил Мейс.

Исследователи из Льежского университета в Бельгии обратили внимание на другие физиологические аспекты. Их интересовало, будут ли люди, испытывающие ОСП во время ситуаций, не угрожающих жизни, таких как сон, медитация или после обморока, описывать те же ощущения, что и люди, испытывающие ОСП во время ситуаций, угрожающих жизни, включая остановку сердца.

Эти два вида ситуаций включают совершенно разные физиологические состояния. Хотя скептики могут утверждать, что физиологические условия, связанные с остановкой сердца (например, гипоксия), могут вызвать ОСП, если физиологически нормальные люди испытывают те же ощущения, это говорит о том, что причина этих переживаний не физиологическая.

Исследователи обнаружили, что люди как в опасных для жизни, так и в неопасных для жизни ситуациях описывали свои переживания одинаково, с точки зрения содержания и интенсивности.

«Похоже, что существует последовательность и общность между ОСП, не зависящая от физиологических факторов», — резюмировал Мейс.

В более широком масштабе Мейс обсудил отсутствие доказательств обязательной связи между разумом и мозгом. Если будет окончательно доказано, что разум зависит от мозга, тогда будет верен аргумент в пользу того, что опыты ОСП основаны на работе мозга.

Однако «центр самости» в мозге не найден, сказал Мейс. Он перечислил то, что называет «загадками сознания», многие из них связаны с тем, что у каждого человека есть единая личность, которая, похоже, координирует разрозненные области мозга.

Например, несмотря на серьёзную дисфункцию мозга, единый, целостный разум или «цельная личность» может существовать, отметил Мейс. Если сознание настолько зависит от мозга, то можно было бы ожидать, что повреждённый мозг фрагментирует центральное сознание человека.

Он рассказал о явлении, называемом терминальной ясностью, когда люди с нарушенной работой мозга (включая пациентов с болезнью Альцгеймера) незадолго до смерти внезапно восстанавливают свои воспоминания и спокойную, рациональную структуру мышления. Это может означать, сказал он, что центральная личность не разрушается при повреждении мозга — она просто как-то отдаляется.

По словам Мейса, дальнейшее изучение ОСП может принести большую пользу неврологии. Например, если будет установлено, что сознание способно функционировать вне мозга, то его можно будет использовать для лечения повреждений мозга.

Он хотел бы получить доступ к соответствующему оборудованию и сотрудничать с нейробиологами для проверки гипотез о том, как сознание может физически взаимодействовать с нейронами в мозге. По его словам, этого можно достичь путём тестирования живых нейронов in-vitro.

Владимир Васильев — обозреватель и журналист The Epoch Times, специализирующийся на новостном и аналитическом освещении событий в мире науки и технологий.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА