Фото: public domain/wikipedia | Epoch Times Россия
Фото: public domain/wikipedia

Никколо Паганини: Музыка — костёр души

Автор: 10.04.2018 Обновлено: 14.10.2021 12:50

Музыкант играл на скрипке — я в глаза ему глядел.
Я не то чтоб любопытствовал — я по небу летел.
Я не то чтобы от скуки — я надеялся понять,
Как умеют эти руки эти звуки извлекать…
Булат Окуджава

 

В музейных архивах европейских столиц хранятся полуистлевшие страницы газет первой половины XIX века. Можно убедиться, что несколько десятилетий имя итальянского скрипача-виртуоза Паганини встречается так же часто, как имя Наполеона.

Музыкальные критики и репортёры на всех европейских языках оставили свои впечатления от концертов великого итальянца: «…Это дьявольское наваждение. Слушатели охвачены каким-то сумасшествием, иначе не может быть. Когда он играет, дыхание захватывает, и самое биение сердца отвлекает внимание человека. Собственное сердце раздражает и становится невыносимым. Собственная жизнь прекращается, когда начинаются эти звуки».

Европа читает в эти годы «Фауста» Гёте, и средневековая легенда о том, что с дьяволом можно заключить контракт, у многих поклонников Паганини вызывает прямые ассоциации с маэстро.

Люди не могут объяснить, как простой смертный может так владеть скрипкой: она поёт, рыдает, кричит, хохочет, говорит мужскими и женскими голосами.

Завораживала не только музыка, но и внешность музыканта. Гёте и Бальзак так описывают Паганини в своих воспоминаниях: мертвенно-бледное, как будто вылепленное из воска лицо, глубоко запавшие глаза, худоба, угловатые движения и, самое главное, тонкие сверхгибкие пальцы, какой-то невероятной длины, как будто вдвое длиннее, чем у обычных людей.

Особенно, конечно, поражали руки. Те, кто не верил в союз музыканта с дьяволом, высказывали предположение, что Паганини в молодости перенёс какую-то необыкновенную хирургическую операцию на кистях обеих рук.

Надо сказать, что музыкальное наследие Никколо Паганини, в частности 24 каприса, никто из музыкантов мира до сих пор не может воспроизвести в полном объёме.

Маэстро жил и творил в эпоху романтизма, когда особенно ценилась неповторимость человека-творца и тайна творчества.

Паганини умер в 1840 году в Ницце. После его смерти мир не успокоился и продолжает искать «секрет Паганини»: легенды о его жизни, творчестве и смерти продолжают будоражить умы людей. Но кое-что всё-таки прояснилось.

В 1896 году французским педиатром А. Марфаном были описаны признаки генетической болезни, которая определяется наследственным пороком развития соединительной ткани и характеризуется поражением опорно-двигательного аппарата, глаз и внутренних органов.

Болезнь эта с тех пор называется «Синдром Марфана». Причины её недостаточно изучены.

Впервые на связь мастерства Паганини с синдромом Марфана указал американский врач Майрон Шенфельд в статье, опубликованной в «Журнале Американской медицинской ассоциации».

Он указал, что описание внешности Паганини — бледная кожа, глубоко посаженные глаза, худое тело, неловкие движения, «паучьи» пальцы — абсолютно точно совпадает с описанием облика людей с синдромом Марфана.

Подтверждение этому современный медик нашёл в сохранившихся дневниках личного врача Паганини. Врач описал своего знаменитого пациента как человека астенического телосложения, страдающего сколиозом и аномальной подвижностью суставов, а также имеющего проблемы со зрением, то есть почти весь набор синдрома Марфана.

Значит ли это, что посмертный медицинский диагноз поможет человечеству разгадать «секрет Паганини»?

Думается, вряд ли. Открытие медиков объясняет только некоторые технические приёмы уникальной исполнительской манеры великого виртуоза.

И в то же время, может быть, всё просто? Сам Паганини при всей своей загадочности, которую он постоянно культивировал, считая тайну лучшим имиджем артиста, часто повторял: «Надо самому сильно чувствовать, чтобы чувствовали другие».

Есть его нотные записи, есть даже его скрипка, и на ней можно раз в году сыграть победителю конкурса Паганини. Дело за малым — нужно сильно чувствовать и страстно любить музыку больше всего на свете.

В эпиграфе стоят строки из стихотворения «Музыкант» нашего современника Булата Окуджавы. Кажется, стоит продолжить:

… я надеялся понять,

Как умеют эти руки эти звуки извлекать

Из какой-то деревяшки, из каких-то грубых жил,

Из какой-то там фантазии, которой он служил?

Да ещё ведь надо в душу к нам проникнуть и зажечь…

А чего с ней церемониться? Чего её беречь?

Счастлив инструмент, прижатый к угловатому плечу,

По чьему благословению я по небу лечу.

Счастлив он, чей путь недолог, пальцы злы, смычок остёр,

Музыкант, соорудивший из души моей костёр.

 

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА