Все новости » Культура и искусство » Литература » Новое издание книги Сергея Чупринина «Критика — это критики»

Новое издание книги Сергея Чупринина «Критика — это критики»


Эта книга писалась более тридцати лет. Собирая её сегодня, я решил ничего не менять в статьях, составивших издание 1988 года, и лишь добавил к нему в качестве постскриптума материалы анкеты, на которую по предложению журнала «Литературное обозрение» тогда же откликнулись почти все центральные персонажи моей портретной галереи. Такие же постскриптумы сопровождают и почти все главы, рассказывающие о критике и литературных критиках 1990–2000-х годов. Мне это кажется правильным. Как правильным кажется и моё нежелание раскрывать смысл книги на первой же странице. О том, что надумалось за долгие десятилетия, в двух словах не расскажешь. Придётся вам читать.

Эта книга — об эстетическом, нравственно-философском, публицистическом опыте, накопленном русской советской литературно-критической мыслью последних десятилетий.

Но эта книга — и сама опыт, так как она содержит в себе первую, пожалуй, в нашей печати попытку не говорить обо всей отечественной критике суммарно, а сосредоточиться по преимуществу на творческом пути и облике ряда её характерных представителей.

Автор твёрдо убеждён, что критика, как и любой другой род литературной деятельности, живёт, прежде всего, талантами, богатым разнообразием составляющих её писательских индивидуальностей. Здесь, как и в прозе, поэзии, драматургии, очеркистике, работают сегодня не одни лишь халтурщики, приспособленцы и неумехи, имя которым — легион, но и яркие дарования, сильные умы, подлинные художники и мыслители, располагающие собственным, независимоличным взглядом и на литературу, и на жизнь, воплотившуюся в литературу, видящие свою первостепенную задачу в генерировании, поддержке и утверждении значительных социально-художественных идей.

Иными словами: критика — это прежде всего критики!

Таких мастеров, естественно, немного. Но именно они задают тон и уровень, необходимые критике, именно они переводят её из разряда журнализма и окололитературного сервиса в ранг искусства и важного духовно-культурного дела.

Их имена сегодня на слуху у всех, кто более или менее пристально следит за движением многонациональной советской литературы и литературной мысли наших дней, стремится понять логику взаимодействия искусства и действительности, художника и его аудитории, нынешних творческих инициатив и классического наследия. Это и неудивительно, ведь выступления этих критиков в периодике не раз становились поводом к оживлённым спорам, определяли, как правило, течение газетных и журнальных дискуссий, вызывали и вызывают подчас самые разноречивые суждения.

Каждый из «портретируемых» в книге критиков отличается, как знают читатели, завидной широтой, многоаспектностью творческих и исследовательских интересов, имеет вкус к осмыслению актуальных вопросов истории и теории литературы, с большей или меньшей активностью обращается в своей практике к опыту театра, кинематографа, телевидения, музыки, изобразительных искусств. Но «нельзя объять необъятное», и автор сознательно останавливается по преимуществу на том, что принято у нас называть «практической», «текущей» критикой, на книгах, статьях, полемических выступлениях, так или иначе связанных с новейшими явлениями и тенденциями современного литературного процесса.

Чересчур узко? Вот уж нет! Во-первых, эти писатели, на взгляд автора, возможно, и спорный, наиболее полно реализовали свой потенциал, свои мировоззренческие, эстетические, нравственно-психологические установки при обращении именно к литературной «злобе дня», к тому, что непосредственно волнует массовую читательскую аудиторию. Во-вторых, всякий критик, серьёзно занимающийся сегодня «текущей» прозой, поэзией, драматургией, очеркистикой, с неизбежностью пускает в дело все свои познания, весь свой аналитический инструментарий, стремясь (по крайней мере в идеале) к рассмотрению отечественной литературной нови в её широких, разветвлённых связях с классическим наследием, с процессами, происходящими ныне во всей и советской, и мировой культуре.

В-третьих, и это, пожалуй, главное, любое квалифицированное, существенное высказывание критика о современной ему литературе воспринимается у нас как высказывание о современной жизни, о ходе перемен в общественном бытии и сознании. Такова более чем полуторавековая традиция русской критической мысли, и недаром, говоря о нынешней многопрофильности в работе нашего «цеха», о разительном и поразительном подчас несходстве во мнениях и оценках, мы неизменно как общую черту и примету критики выделяем её мощный публицистический, социально-гражданственный, воспитательный заряд.

О чём бы ни шёл спор — об освоении классических традиций или об образе «делового человека», о судьбах «деревенской прозы» или о динамическом взаимодействии интернационалистских и патриотических начал в нашей литературе, о проблемах научно-технической революции или о воспитании надёжной творческой смены, — мысли спорящих так или иначе устремляются к ключевым вопросам, с особенной энергией выдвигающимся сегодня на первый план в общественной повестке дня: что делать? что с нами происходит? кто виноват? с чего начать? не начало ли перемены?..

Оставаясь, прежде всего, суждением о писателях и книгах, современная нам критика в наиболее зрелых, самобытных своих проявлениях надеется сквозь увеличительное стекло литературы вглядеться в действительность, произвести свой «суд» над нею, помочь формированию общественного мнения и общественных идеалов. Такова, повторимся, традиция, берущая своё начало от Пушкина и Белинского, реализовавшаяся в литературно-критической классике как XIX века, так и советской эпохи.

Этим критика в первую очередь и интересна. Об этом прежде всего и будет идти у нас речь.

Информация предоставлена издательством «ВРЕМЯ»





Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top