Все новости » Культура и искусство » Литература » Новое издание книги Владимира Гуркина «Любовь и голуби»

Новое издание книги Владимира Гуркина «Любовь и голуби»


Великое счастье безвестности, такое, как у Владимира Гуркина, выпадает редкому творцу: это когда твоё собственное имя прикрыто, словно обложкой, названием твоего главного произведения. «Любовь и голуби» знают все, пьеса давно живёт отдельно от своего автора, как народная песня. А ведь у Гуркина есть ещё и «Плач в пригоршню» — шедевр русской драматургии, никаких сомнений. Куда хочешь, ставь — между Островским и Грибоедовым или Сухово-Кобылиным» (Владимир Меньшов).

И вообще, Гуркин — подлинное драматургическое изумление, я давно ждала такого национального, народного театра, безжалостного к истории и милосердного к героям (Людмила Петрушевская).

Отрывок из книги

Сергей Юрский

Сказочник на ветру времени (О Володе Гуркине)

Володя написал одно из самых популярных произведений за последнюю четверть века на громадном пространстве русскоговорящей части мира. Говорю, конечно, о пьесе, впоследствии превращённой в сценарий фильма «Любовь и голуби». Экое странное название! Теперь-то привыкли, а ведь уже в нём, в названии, абсолютная индивидуальность автора — сочетание не сочетаемого. Ну, как это, в самом деле: «любовь И голуби»? А так! А почему так?

Да потому, что это сказка, и больше не задавайте вопросов. Происходящее на экране вызывает у миллионов людей абсолютное доверие — это наша жизнь, наши люди, мы их узнаём, это мы!

Зрители сочувствуют им, как своим, смеются и хохочут над ними, как над своими, как над самими собой. А ведь это выдумка, сказка, гениальное обобщение русских характеров, созданное Володей Гуркиным.

Гуркин во многом вышел из Шукшина. Но именно — вышел! Стал самостоятельной фигурой. Для зрителей кино автор невидим, он закрыт действующими на экране персонажами.

Зрители уверены, что они — герои фильма — так говорят, что эти слова рождаются прямо сейчас, у этой речки, в этих скромных комнатах, на этом убогом дворе. А слова-то сочинены! Володей! Первый заряд заложен им, а далее дана ещё удивительная свобода для импровизации.

Нас было восемь артистов и наш режиссёр Володя Меньшов. И каждый из нас вспоминает эти съёмки как самую радостную и самую лёгкую киноработу там, в Медвежьегорске, среди строгой природы в местах недавних ещё концлагерей. На удивление быстро все мы вжились в наших персонажей. Мы почти превратились в них, и когда после десяти часов съёмок в гриме и костюмах возвращались мы в гостиницу, случайные прохожие видели в нас не актёров, а просто незнакомых людей из соседней деревни. Это редкое чудо хорошо и точно написанных ролей дал нам Гуркин. А сам он тоже был здесь, с нами.

В гостинице жили в соседних номерах. Но что-то я не помню, чтобы мы, что называется, «пытливо работали по вечерам с автором». Нет! Автор уже сделал своё дело, и сделал его безупречно. Теперь наша очередь. Мы общались, выпивали, шутили и говорили о ситуации в стране. А ситуация была тревожная, поворотная — восемьдесят третий год! Подумать только, как давно! Предполагали ли мы, что фильм станет «народной картиной»? Да нет, об этом как-то вовсе не думалось. Мы честно трудились, и труд нам был в радость. Оправдывалось название — «Любовь и голуби». В нашей группе была атмосфера любви. Без высокопарных слов, без пьяных излияний чувств, была настоящая сердечность отношений. Это редко бывает в кино. Почти никогда. Поверьте мне!

Так вот тут была любовь — к своим товарищам, которые так хорошо делают своё дело, да и ко всему живому, что жило (и снималось!) во дворе и в доме Кузякиных: и к дрессированным голубям, и к неуёмному кабану Борьке, и к степенной корове Марте. Сколько лет прошло, а мы их помним. Так вот, сейчас, вспоминая, и поминая с любовью автора этого периода нашей жизни, мы благодарим дорогого Володю Гуркина — талантливого, оригинального, сердечного драматурга — за радость, которую он дал народу (да, буквально всему нашему народу!).

Картина пережила и сухой закон, когда её чуть не запретили, и гласность, когда простую речь затмили лозунги и требования, и конец социализма, и лихой наш капитализм с полной переменой сознания, и времена нынешней, как говорят, нашей непоколебимой стабильности. Она жива и любима. Потому что на сегодняшний день это самая лучшая новая русская народная сказка. И сочинил её Володя Гуркин. Кланяемся его памяти.

Любовь и голуби

Забавная история в двух частях

Действующие лица:

Ваяся Кузякин, 50 лет
Надя, жена его, 50 лет
Их дети:
Люда, 23 года
Лёнька, 18 лет
Ольга, 13 лет
Митя Вислухин, сосед Кузякиных, 68 лет
Шура, его жена, 65 лет
Раиса Захаровна, полюбовница Васи, 50 лет

Картина первая

Справа дом, напротив сарай с пристроенной голубятней, в глубине двора банька, за банькой огород. Майское утро. Воркуют, шелестят в голубятне голуби. С ними Вася ведёт беседу.

Голос Васи. Оть, тюр, люр-люр... Иди сюда. Глянь, как царевна. У, у. Не бойся... Че я ей сделаю? Хоро-ошая, хорошая. А ты — на руку. Ну-ка. Хоп! Эх, ешкин кот, вот людям бы так. Махонька-то кака. Фу-ты ну-ты, надулся... Прямо аж директор. Шугани-ка кавалера своего. Не хочешь. Ну, и правильно. Вот так и живите...

Пауза.

Из дома вышла Надя. Она встревожена.

Надя (кричит в сторону огорода). Людк! Людк!

Голос. А-а!

Надя. Иди-ка сюда, че скажу!

Из огорода появилась Люда с вязаньем в руках. Надя что-то спрашивает у Люды, а мы вновь слышим голос Васи.

Голос Васи (тяжело вздохнув). Надюха щас, поди, хватилась, а денежки бабай унёс... ёшкин кот. Отвинтить бы вашему Юсупу «дом советов», да резьбу сорвать, чтоб не чинились.

Надя и Люда спешат в дом.

Ты чё клюёсся? (Смеется.) Не хошь, чтоб я ругался? Дак ить он барыга — Юсуп ваш. Ну, ладно, не буду.Не буду. Хорошие.

Из дома выбежала Ольга. Она в парадной форме, с портфелем в руках. Стучит в дверь сарайчика.
Ольга. Пап! Пап!

Вася (высунувшись из сарайчика). Чё ты?

Ольга. Ты деньги брал?

Вася. А?

Ольга. Из шкафа...

Вася. А-а. Ну?

Ольга. Сейчас мама тебе даст взбучку.

Вася. Да?

Ольга. Знаешь, какая злая?

Вася. Ёшкин кот...

Ольга. Ты спрячься там и закройся.

На крыльцо быстро выскочила Надя. Вася едва успел захлопнуть дверь.

Надя (стучит в дверь). Василий! (Взволнованно и ласково.) Слышь, Василий! Ну, ты чё молчишь? Я же знаю — ты тут. Слышь, Василий?

Вася (из-за двери). Че-о?

Надя (едва сдерживаясь). Это... давай-ка воды натаскай. Слышь?

Вася. Да вон в бане полна кадушка.

Надя. Да где?

Вася. Да с Лёхой вчерась натаскали.

Надя. Да я стирать буду.

Вася. Да ты ишо эту используй.

Надя (кричит, не сдержавшись). Я счас тебя использую! Так использую! (Рвёт за ручку дверь.) Открывай, паразит!

На крыльцо вышла Люда.

Надя. Людка, помоги!

Люда. Чё я сделаю-то?

Надя (мечется по двору). Ах, ты скотина... (Схватила полено и бьёт им по двери.) Откроешь... Всё равно откроешь, голубятник паршивый!..

Вася. Надюха, кончай, давай. Дверь сломашь!

Надя. Я тебе счас ребра переломаю!

Вася. Ниче себе.

Надя. Дверь он пожалел.

Вася. Дак мне чинить-то.

Надя. Ты куда, паразит, тридцатку дел? А? Ты почему такой бессовестный-то? А? (Вот-вот заплачет.) Ну, если голубей купил — захлестну. Вместе с голубями захлестну паразита. Купил или нет?

Молчание.

Я кого спрашиваю? Олька, батя покупал голубей? (Ударив поленом в дверь.) Покупал или нет?
Ольга (тихо). Ну...

Надя (показав Ольге фигу). Ну, и вот тебе на кино, на платья. (Людмиле.) А тебе, Людка, на сапоги, на помаду. Будем голодом сидеть.

Вася. Чё-то ты размахнулась на двадцать пять рублей...

Надя. А он пусть целуется там со своими голубями. (Плачет.) Обдирай, обдирай нас как липок... Пусть потом люди посмотрят в твои глаза бесстыжие, а я посмотрю, чё ты им скажешь.
(Села на крыльцо.)

Пауза.

Ольга. Мам, они красивые.

Надя (Ольге). Вот знала ведь, а матери ни полслова.

Вася. Надь, чупатые.

Надя. Чё?

Информация предоставлена издательством «ВРЕМЯ»





Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top