Белиз известен снорклингом, дайвингом и отдыхом. (Саймон Даннхауэр / Shutterstock) | Epoch Times Россия
Белиз известен снорклингом, дайвингом и отдыхом. (Саймон Даннхауэр / Shutterstock)

Очарование крохотного Белиза

Автор: 12.06.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

Полоса неонового аквамарина была безмятежной, тропическое солнце отражалось от поверхности голубого Карибского моря, а тёплые волны манили искупаться.

Внезапно в море все закрутилось — инструкторы, акулы, скаты… И хотя моё желание искупаться сменилось смутным чувством страха, я понимал, что мне надо пройти через это. Сейчас или никогда, такой случай больше может не представиться. Закрепив трубку и маску, я глубоко вздохнул и соскользнул вниз в водоворот.

Я находился в Аллее акул и скатов в Белизе — крошечной стране, даже немного меньшей штата Вермонт, и единственной англоязычной стране в Центральной Америке.

В октябре прошлого года Белиз снова открылся для туристов, и уже несколько месяцев в страну прибывают туристы в надежде ощутить очарование Белиза и увидеть его природные чудеса. Это место с пышными тропическими лесами, широкими пляжами и крупнейшим барьерным рифом в Западном полушарии.

Здесь вы можете выбрать себе занятие по душе, будь то быстрое плавание в бурных водах или захватывающее восхождение на вершину руин майя, или посещение острова, официальный девиз которого призывает вас не торопиться.

Тропический лес

Я уже бывал в этой стране. Несколько лет назад мои приключения в основном были связаны с джунглями. Из международного аэропорта в Белиз-Сити я направился вглубь страны и прибыл в Бельмопан, одну из новейших столиц мира. После того как в 1961 году ураган Хэтти разрушил примерно три четверти Белиз-Сити, власти в 1970 году специально построили город с населением всего 16 000 человек в безопасной средней части страны.

Я гулял пешком мимо здания законодательного собрания, стилизованного под храм майя. Целыми днями, мокрый от пота, я путешествовал по тропическим лесам, заполненным птицами, ягуарами и оцелотами, а затем купался в бурной реке или холодной чистой воде в национальном парке Св. Германа «Голубая дыра».

День я провёл в Ксунантуниче. Когда-то в этих окрестностях проживало около 200000 человек, и комплекс процветал благодаря храмам, дворцам и площадям, которые датируются 600 годом нашей эры. С 1959 по 1960 год археологи проводили здесь раскопки захоронений, которым сотни лет.

Сегодня это прекрасное место для знакомства с историей: стоит посетить знаменитую погребальную камеру и Эль-Кастильо — самую большую пирамиду, которая является второй по высоте пирамидой в стране и единственной, на которую можно подняться. С вершины, обдуваемой приятным прохладным ветерком, можно рассмотреть всю дорогу до Гватемалы.

Берег

Но моя нынешняя поездка была посвящена побережью. После приземления я отправился на Амбергрис-Кей, самый большой остров страны длиной примерно 40 километров, а шириной меньше двух километров. Там я сел на катамаран и отправился в однодневную поездку на Аллею акул и скатов, где мне повезло остаться целым и невредимым.

В этом месте, являющимся частью морского заповедника Хол Чана, рыбаки с давних времён чистили свои уловы. Это привело к тому, что сюда стали приходить хищники и поедать останки рыб. Название Хол Чан на языке майя означает «маленький канал».

Заповедник занимает около 7 квадратных километров. Созданный в 1980-х годах для восстановления рыбных запасов, сейчас он изобилует морскими животными, включая дельфинов, ламантинов, мурен, трёх видов морских черепах и более 160 видов рыб.

И здесь много акул-нянек. Несмотря на огромные размеры, до 4 метров в длину, эти акулы в основном безвредны. Своё название они могли получить из-за того, что звук, который они издают, когда спускаются на дно за пищей, похож на сосательный звук, издаваемый грудным ребёнком. А скаты? Они не из тех, кто ранит шипами из хвоста. Я сделал на подводную камеру несколько незабываемых селфи. Животные крутились и взбивали водоворот позади меня, а я улыбался сквозь подводную маску.

«Медленно»

На следующий день я собрал чемоданы и сел на водное такси до Кей-Колкера, острова в форме полумесяца с очень неспешным ритмом жизни. Официальный девиз Кей-Колкера, который можно увидеть повсюду на вывесках и на стенах, — «Медленно».

И это хороший совет. Рай, созданный для потерпевших кораблекрушение, Кей-Колкер представляет собой не более чем большую песчаную косу длиной в восемь километров, застроенную яркими деревянными зданиями.

Использование автомобилей и грузовиков в городке строго запрещено. Начиная 1960-х годов на косе была главная остановка хиппи на «тропе гринго». Здесь можно было покачаться в гамаке, посидеть на пляже и расслабиться.

Именно это я и сделал. Я нырял с маской и трубкой к рифу, окружённому облаками рыб всех цветов радуги — от мигающих спинорогов до полосатых бабочек. Я ходил в маленькие ресторанчики и заглядывал во внутренние дворики домов. Посетил «рассечку» — канал, прорезанный через остров ураганом Хэтти. Теперь это спокойный водный путь, излюбленный каякерами и байдарочниками. Поверхность была настолько спокойной, что я заметил сёрфера, плывущего на доске вместе с дремлющей собакой.

Борясь с искушением остаться здесь навсегда, я нехотя отправился в комично крошечный аэропорт и сел на рейс, направляющийся на юг. После пересадки в Белиз-Сити был увлекательный перелёт на маленьком самолёте вдоль побережья, посадка на взлётно-посадочные полосы рядом с пляжем в нескольких городах. Наконец, в Пунта-Горде, недалеко от границы с Гондурасом, я высадился и направился к месту назначения.

Природа вокруг кружила голову восхитительными ароматами.

Отель Belcampo Belize расположен на склоне холма. Рядом с виллами под открытым небом между деревьями качаются обезьяны-ревуны. Я отправляюсь в джипе на сафари, и последние две мили неровной дороги, кажется, переносят меня в совершенно другой мир.

Эта империя тропических лесов, переименованная в Copal Tree Lodge, занимает 48 квадратных километров частного заповедника и предлагает развлечения как на суше, так и на воде.

Сначала я посетил ферму — сердце и душу комплекса. Главный садовник объяснил мне, что 70% еды в двухэтажном ресторане под открытым небом выращивают прямо здесь.

Поскольку всё было экологически чистым, я с удовольствием попробовал красный редис и зелень капусты. Мы шли мимо свиней и кур, а также растений какао; садовник говорил о растениях с любовью и заботой, так, будто они были его детьми.

Затем я, присоединившись к шеф-повару, сел на пристани в небольшую крытую лодку. Спускаясь по реке Рио-Гранде, мы прошли через мангровые заросли и вышли к Карибскому морю. Несколько раз повар нырял, появляясь из воды с крабами, раковинами и другими восхитительными ракообразными. Чуть позже я надел трубку и ласты и пошёл купаться. Команда лодки тем временем приготовила улов на решётке, установленной на корме лодки.

Это был замечательный день. Но когда мы плыли обратно вверх по течению, я знал, что нас ждёт ещё более приятный вечер. Может быть, это будет купание в бассейне, затем обильный ужин — всё свежее из сада внизу — в густых джунглях под миллиардами звёзд. А потом ночь на моей вилле на склоне холма и обезьяны-ревуны, приветствующие моё возвращение домой.

Писатель из Торонто Тим Джонсон часто путешествует в поисках нового замечательного сюжета. Посетив 140 стран на всех семи континентах, он пешком выслеживал львов в Ботсване, копал кости динозавров в Монголии и гулял среди полумиллиона пингвинов на острове Южная Георгия.

Источник: The Epoch Times

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА