Все новости » Китай » Экономика Китая » Пекин не заинтересовался сокрытием доходов в оффшорах

Пекин не заинтересовался сокрытием доходов в оффшорах



В Берлине 29 октября представители 51 страны подписали «многостороннее соглашение компетентных органов», направленное на борьбу с оффшорным мошенничеством и уклонением от уплаты налогов. Соглашение должно покончить с банковской тайной путём обмена налоговой информацией между государствами.

В списке подписавшихся отсутствуют США и Китай. Отсутствие Китая кажется несколько странным, учитывая его масштабную «охоту на лис» — ловлю коррупционеров, сбежавших из страны.

«Охота на лис» не касается «тигров»

У США есть веские причины, чтобы остаться в стороне. С принятием в 2010 году Закона о налогообложении иностранных счетов (FATCA) страна стала пионером в борьбе с уклонением от уплаты налогов.

Организация экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) играет ведущую роль в разработке и согласовании «многостороннего соглашения компетентных органов» (далее — Соглашение). Генеральный секретарь ОЭСР Анхель Гурриа отметил, что Соединённые Штаты решительно поддержали этот процесс.

Пекин же не сделал никаких замечаний по Соглашению. Китай также не упоминался представителями ОЭСР. Безразличие Пекина к международным усилиям в борьбе с уклонением от налогов резко контрастирует с его громкими пропагандистскими заявлениями о борьбе с беглыми коррупционерами.

В США уклонение от уплаты налогов является серьёзным преступлением. Однако для китайцев охота на коррумпированных чиновников и поиск неуплаченных налогов — две очень разные вещи с этической точки зрения. В первом случае власти пытаются выловить коррумпированных чиновников, которые бежали из страны с незаконно полученными активами. Второй случай касается всех богатых китайцев, которые перевели своё богатство за рубеж.

Помимо «красных» магнатов (высокопоставленных членов компартии Китая) среди богатых китайцев есть частные бизнесмены, которые вывели активы за границу. Таким образом, не все 100% капитала, выведенного за границу, являются незаконно полученными доходами.

Стоит отметить, что количество денег, связанных с официальной охотой на коррупционеров и неуплатой налогов, сильно отличается.

Начиная с 1990-х годов, примерно 16000-18000 членов компартии Китая (КПК) и чиновников бежали из страны, прихватив с собой 800 млрд юаней (около $130 млрд по сегодняшнему обменному курсу), согласно партийному агентству «Синьхуа».

В докладе, опубликованном 21 января Международным консорциумом журналистов-расследователей (ICIJ), говорится, что почти 22 000 оффшорных клиентов, имеющих адреса в Китае и Гонконге, прописали свои компании в «налоговых гаванях».

Среди них много родственников «красной знати» (элиты КПК), богачей и членов ВСНП (Всекитайское собрание народных представителей), как говорится в докладе.

«По некоторым оценкам, с 2000 года от $1 трлн до $4 трлн незарегистрированных активов покинули страну», — утверждает ICIJ.

По сравнению с 800 млрд юаней, которые коррумпированные китайские чиновники вывезли за рубеж, $1-4 трлн — гораздо большее количество. Кроме того, довольно большая часть этих денег была получена незаконно.

Пекин не хочет «бросать сеть», чтобы поймать «тигров», однако с энтузиазмом «охотится на лис» по всему миру, потому что эти кампании ориентированы на различные группы.

«Охота на лис» касается сбежавших коррумпированных чиновников

«Охота на лис» — это кампания по ловле чиновников и руководителей государственных предприятий, которые бежали из страны с похищенными или незаконно полученными средствами.

Власти начали кампанию в июле, громко заявив о её глобальном масштабе. В серии из восьми статей под названием «Китай борется с беглыми коррумпированными чиновниками» партийный рупор People.com.cn дал всесторонний отчёт о глобальной охоте.

В последних официальных сообщениях говорилось, что Китай согласится следовать международной практике совместного использования незаконных активов со странами, которые помогают схватить беглецов и вернуть деньги. В то же время Китай до сих пор не подписал соглашения об экстрадиции преступников с США, Канадой и Австралией. А ведь эти три страны сотрудничают с Китаем по выявлению экономических беглецов.

Большинство беглых чиновников работали в прибыльных отраслях, таких как финансы, государственные предприятия-монополисты, транспорт, землеустройство, строительство, налогообложение, торговля и инвестиции.

В прошлом число схваченных беглецов не раскрывалось. Однако недавно власти впервые опубликовали официальную статистику: 6694 сбежавших чиновника, подозреваемых в экономических преступлениях, были возвращены в страну с 2008 по 2013 год путём экстрадиции, репатриации, уговоров и судебного преследования за рубежом.

США, Канада и Австралия являются самыми популярными странами для убегающих коррупционеров, так как там хорошие условия жизни и качественное образование. В этих странах есть целые «кварталы коррумпированных чиновников», как утверждает People.com.cn.

Кто же эти высокопоставленные чиновники? Список сбежавших коррупционеров в седьмой статье People.com.cn показывает, что самые высокие должности имели Лу Ваньли, бывший глава департамента транспорта провинции Гуйчжоу, а также Ян Сючжу, бывший заместитель главы департамента строительства провинции Чжэцзян.

Китайские власти утверждают, что в последние годы приложили немало усилий, чтобы выследить коррумпированных чиновников, бежавших за границу. Пекин подписал 107 соглашений об оказании юридической помощи с 63 странами. Власти также вели переговоры с другими странами по совместному использованию изъятых активов (примерно 40-80% арестованных активов может оставаться у другой страны, в зависимости от степени её участия в поимке коррупционеров).

Пекин поклялся «привести к ответственности коррумпированных должностных лиц, даже если они бежали в самые отдалённые уголки Земли».

Возвращение налогов, укрытых «красной элитой»

Хотя выявление неуплаченных налогов — «золотая жила», Пекин не будет заниматься этим по определённым причинам.

Сложность для Пекина заключается в том, что многие из тех, кто перевёл свои активы за рубеж в больших масштабах, являются родственниками и потомками «красной знати».

Я хотела бы сначала объяснить разницу между «красной знатью» и высокопоставленными чиновниками. В докоммунистическую эпоху знатью называли родственников королевской семьи или тех, кто получил дворянство благодаря большим достижениям или вкладам. Официальные должности нельзя передать детям, в то время как титул дворянина мог быть унаследован.

Когда коммунистическая партия Китая (КПК) захватила власть, она заявила, что «разрушит старый мир», и на словах расправилась со старой «феодальной системой». Тем не менее, КПК никогда не пыталась ограничить привилегии «красной знати».

Такие привилегии не только позволяют их детям легко стать высокопоставленными чиновниками или руководителями, но и облегчают ведение бизнеса. Они также могут пользоваться политической властью родителей.

Некоторые потомки «красной знати» утверждают, что ведут обычную жизнь и не имеют каких-либо привилегий. Это верно, но у них есть определённые причины для этого.

Первая причина заключается в том, что есть дифференциация между «вторым красным поколением». Это касается негласного правила: только генералы эпохи Мао Цзэдуна или начальники отделов в 1950-е годы или ранее могут квалифицироваться как «красная знать», которая пользуется всеми привилегиями. Большая часть «второго красного поколения» не принадлежит этой группе, поэтому их привилегии ограничены.

Вторая причина заключается в том, что не все «красные князьки» способны вести бизнес.

Источники внутри и за пределами Китая подтверждают, что большая часть богачей в Китае являются членами «красного дворянства». В серии статей, опубликованных в 2010 году, журнал «Народный форум», издаваемый партийной газетой «Жэньминь жибао», впервые публично признался, что большинство китайских нуворишей вышли из «красных дворян».

В статье также отмечалось, что «красная знать» имеет высокий «старт» и лёгкий доступ к социальным ресурсам благодаря своим политическим и финансовым преимуществам. Эти люди в основном ведут бизнес в отраслях, требующих одобрения правительства, таких как торговля, инфраструктура и энергия. Недвижимость является ещё одним любимым сектором этой группы.

Не очень богатые члены «красного дворянства» беспокоятся о своей безопасности и переводят деньги за рубеж по различным каналам. Согласно докладу ICIJ, более 100 исследователей выявили 37 000 китайских владельцев оффшорных компаний, которые являются «общественными деятелями»: членами Политбюро ЦК КПК, военачальниками, мэрами крупных городов, миллиардерами из списка Forbes и Hurun, это также так называемые «князьки» (родственники нынешнего руководства или бывших партийных лидеров).

Команда выявила родственников пяти нынешних и бывших членов Постоянного комитета Политбюро (высший орган в Китае, состоящий из 7-9 членов), которые держат оффшорные компании на Британских Виргинских островах и на островах Кука. Среди них У Цзяньчан — сын Дэн Сяопина, дочь бывшего премьер-министра Ли Пэна Ли Сяолинь, сын прежнего премьера Вэнь Цзябао Вэнь Юньсун и так далее.

В докладе раскрывается истинная природа интересов этой группы членов КПК, которая прикарманила огромные суммы и в значительной степени подорвала легитимность режима. Таким образом, власти Китая продолжают игнорировать «элитных воров».

Из 800 млрд юаней, которые коррумпированные чиновники увезли за рубеж, за последние 15 лет было возвращено более 10 млрд. Но даже если вернуть всю сумму, она не сопоставима с $1-4 трлн, переведённых за границу.

Даже учащиеся начальной школы могу сказать, что здесь важнее. Однако китайское правительство не имеет никакого интереса к «многостороннему соглашению компетентных органов» и сосредоточено только на поимке сбежавших коррупционеров.

Эта проблема связана с различными уровнями коррупционеров. Другими словами, этот случай является «выборочной дискриминацией» в кампании по борьбе с коррупцией.

 

Версия на английском



Девушка выполняет медитацию

НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ

История коммунизма

НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ

Загрузка...


Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top