Все новости » Китай » Права человека » Профессора перевели в уборщицы за следование духовным принципам

Профессора перевели в уборщицы за следование духовным принципам



В Китае уже 16 лет продолжаются жестокие репрессии со стороны правительства компартии против десятков миллионов сторонников духовной практики Фалуньгун. Профессор из Китая на своём примере рассказала, как режим расправляется с неугодными себе людьми, и как распространяет ложь об этой практике. /epochtimes.ru/

«Меня зовут Тун Юеин. Живу в городе Чанчуне провинции Цзилинь. Я 32 года проработала преподавателем в Цзилиньском институте биологии и сельского хозяйства. Я профессор, доктор наук, а также бывший научный руководитель.

В мае 1997 года я начала заниматься практикой Фалуньгун. Буквально через несколько месяцев занятий у меня нормализовалось давление, полностью исчез артрит, кардиопатия, геморрой и даже частично восстановилось зрение. В том же году этой практикой начали заниматься и мои родители, у которых также полностью восстановилось здоровье.

Руководствуясь моральными и духовными принципами, изложенными в ученики Фалуньгун, я старалась хорошо и добросовестно выполнять свою работу. Я была одним из передовых сотрудников, а также стала руководителем кафедры питания.

В то время практикой Фалуньгун в Китае занимались очень многие. В нашем городе каждое утро в парках, скверах, на обочинах дорог можно было видеть сотни и тысячи людей, выполняющих плавные упражнения Фалуньгун. Всё общество поддерживало эту эффективную систему духовного и физического самосовершенствования.

В июне 1999 года генсек Цзян Цзэминь начал неистово преследовать сторонников этого движения. В январе 2000 года во время зимних каникул я поехала в Пекин в центральное управление приёма обращений граждан, чтобы апеллировать к властям в защиту Фалуньгун. Меня схватили несколько человек в штатском и отправили в пекинский офис провинции Цзилинь. Там в то время уже находилось около 100 моих единомышленников. Полиция собрала с нас по 200 юаней „на дорогу“, и затем нас в наручниках отвезли поездом в Чаньчунь, где меня потом продержали в заключении 15 суток.

В то время я была одним из ключевых сотрудников нашего вуза и готовила членов нового руководства. Однако, несмотря на это, меня сняли с должности заведующей кафедрой, запретили преподавать и перевели в уборщицы только за то, что я не отказалась заниматься Фалуньгун. Кроме этого, руководство моего вуза совместно с руководством организации, в которой работал мой муж, вынудили мужа развестись со мной, угрожая ему сокращением зарплаты, невозможностью карьерного роста и даже увольнением. В марте 2000 года наша семья распалась.

В апреле того же года, когда в Пекине проходила ежегодная парламентская сессия, партия, как всегда во время своих крупных мероприятий, ещё больше усилила облавы на сторонников Фалуньгун. Ко мне в дом ворвались полицейские, перевернули всё вверх дном и нашли книги Фалуньгун. Меня увезли в участок и потом отправили в центр заключения, поместив вместе с преступниками. В камере площадью 8 квадратных метров нас было 20 человек. Спать было практически невозможно, мы лежали боком, как рыбы в консервной банке.

Примерно через месяц меня обвинили в нарушении общественного порядка и отправили на год в женский исправительный лагерь провинции Цзилинь.

Я несколько раз подавала апелляцию, чтобы обжаловать своё заключение, которое считаю незаконным, но никакого ответа я вообще не получила. Со мной в лагере находилось около тысячи учеников Фалуньгун. Многие из них тоже пытались обжаловать решение о своём заключении, но никакого ответа на свои заявления они не получили, даже, наоборот, охранники ещё больше усиливали преследование тех, кто писал эти заявления.

У надзирателей был строгий приказ любыми способами добиваться, чтобы последователи Фалуньгун письменно отказывались от своих духовных убеждений. Полицейские часто избивали нас электрическими дубинками. У многих от этого вся кожа была в ожогах, а также случалось недержание мочи.

Нам прямо говорили, если мы умрём от побоев, то просто скажут, что мы покончили с собой, а тела наши сразу же будут кремированы и никто ничего не узнает.

Мы начали коллективную голодовку в знак протеста против такого произвола. Тогда к нам стали применять пытку „кровать мертвеца“, привязывая каждого за руки и ноги к четырём углам кровати на несколько дней. В таком положении, когда мы практически не могли двигаться, нас грубо насильственно кормили с помощью трубки, вставленной через нос в желудок.

Однажды меня привели в комнату охранников, затем пятеро заключённых по приказу полицейских придавили меня к полу лицом вниз и начали руками с силой поднимать мою голову вверх, расцарапывая ногтями лицо. Я вся была в крови, а на лице у меня остались шрамы.

Мне также насильно делали инъекции неизвестных лекарств. Когда мне первый раз кололи какой-то препарат, повалив на пол и крепко держа, надсмотрщик мне сказал, что эти лекарства „выбьют из меня всю энергию Фалуньгун“. В пищу нам также добавляли какой-то белый порошок.

Компартия не оставила в покое и моих родителей, несмотря на то, что им было уже за 70 лет. 29 сентября 1999 года накануне самого крупного коммунистического праздника „1 октября“ поздно ночью в дом родителей ворвались полицейские и увезли их. Отца и мать держали в заключении 7 дней, не предъявив никаких официальных обвинений. После этого каждый раз во время так называемых чувствительных дней, то есть крупных правительственных мероприятий или праздников, к ним домой наведывались полицейские, запугивали и угрожали.

Физические и психические пытки в лагере почти довели меня до состояния нервного и психологического срыва. Под давлением и вопреки своему желанию я написала „письмо об отречении от Фалуньгун“. На самом деле, все, кто писал подобные письма, делали это, не выдержав пыток.

Как только я написала это письмо, отношение ко мне сразу же изменилось. Так как я была профессором и имела определённое влияние, меня стали использовать как образец перевоспитания. Со мной лично встретился секретарь обкома партии провинции Цзилинь Су Жун и другие руководители. Когда меня освободили из лагеря, то сказали, что я могу обращаться к этим чиновникам за любой помощью, но я ни в коем случае не должна снова заниматься Фалуньгун, в противном случае меня просто убьют. Мне также на 10 лет запретили выезжать из страны.

После этого на различных сайтах, особенно правительственных, часто использовали моё имя, чтобы опорочить Фалуньгун. Они фабриковали от моего имени, абсолютно без моего ведома, различные истории, продолжая обманывать людей.

Я давно уже снова практикую Фалуньгун, но постоянно чувствую свою вину перед моим Учителем Ли Хунчжи (основатель Фалуньгун, прим. ред.) и сильно раскаиваюсь в том, что я сделала».



НОВОСТИ ПАРТНЁРОВ

История коммунизма


Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top