"Корнелия, Муттер дер Гракчен" (1785) Анжелики Кауфманн. (Всеобщее достояние)

Рука, качающая колыбель: римские женщины и их наследие сегодня

Автор: 30.07.2021 Обновлено: 14.10.2021 12:58

На протяжении столетий после своего основания в 753 г. до н. э., Рим прививал своим мужчинам virtus. Это слово означает: мужество, отвага, характер и чувство собственного достоинства. В сочетании с pietas, означавшим почитание богов, уважение к своей стране и семье, virtus воспитал граждан, солдат и лидеров, которые расширили власть и влияние Рима от крошечной деревушки на реке Тибр до отдалённых земель, вплоть до Англии, Египта и Сирии.

Когда мы читаем о римских героях монархии (753–509 до н. э.) и республики (509–27 до н. э.), таких почти мифических фигурах, как основатель Рима Ромул или отважный воин Гораций Кокл, или о другие исторических личностях, таких как великий полководец Сципион Африканский или философ и государственный деятель Цицерон, мы видим, что эти добродетели отражаются в поступках этих людей.

В своей эпической поэме «Энеида» Вергилий смешивает virtus и pietas, а затем вливает эту смесь в свой архетип римского героя «Пий Эней» или «Благочестивый Эней». Это воин, который ведёт выживших троянцев из их горящего города, человек судьбы, который вместе со своими товарищами ищет новую родину в Средиземноморье.

В таких фильмах, как «Гладиатор» и Quo Vadis, сценаристы и режиссёры показывают людей, которые когда-то обладали этими добродетелями, для которых virtus и pietas были краеугольными камнями их характера.

А как насчёт римских женщин? Их учили некоему кодексу? Культивировали ли они ценности, которыми дорожит культура в целом? Разве не они приложили руку к созданию Рима? И что нас, современных людей, особенно женщин среди нас, объединяет с ними?

Римские женщины

Хотя теоретически это было патриархальное общество — отец, например, обладал властью жизни и смерти над своей женой и детьми, хотя он редко пользовался этим правом, — римские женщины имели большую свободу, чем их современницы в Греции, и если уж на то пошло, и во многих других странах мира.

Как сообщает нам Уилл Дюрант в томе о Риме из своего массивного труда «История цивилизации», свободная римская женщина могла делать покупки на рынке, она не ограничивалась женскими помещениями дома и играла активную роль в процессе управления домашней прислугой и финансами. Она могла сидеть и ткать за своим ткацким станком — образ уважения и почтения, очень похожий на американскую идиому «материнство и яблочный пирог», но она также могла владеть бизнесом и могла унаследовать деньги.

Хотя римским женщинам было запрещено голосовать, они тем не менее влияли на правительство различными средствами. Дюрант приводит несколько примеров этой скрытой силы в своей «Истории цивилизации». Например, древнеримский политик и писатель Катон (234–149 до н. э.), сетуя на их растущую власть и привязанность к роскоши, однажды посетовал:

«Все остальные мужчины правят женщинами; но мы, римляне, правящие всеми мужчинами, управляемы нашими женщинами».

Когда свободные римские женщины штурмовали Форум и протестовали против закона, запрещающего им носить золотые украшения или разноцветные платья, Катон осудил их. Древнеримский историк Ливий цитирует его слова:

«С того момента, как они станут равными вам, они будут вашими хозяева».

Катон проиграл спор. Женщины издевались над ним, настаивали на своих требованиях к роскоши и закон был отменён.

Со временем женщины завоевали ещё больше личной свободы. По словам Дюранта, «законодательство оставляет женщин в подчинении, а обычай делает их свободными».

Женские добродетели

Несмотря на растущую свободу, большинство этих женщин-гражданок сохраняли преданность своим мужьям и детям даже во времена империи. Они пряли свою шерсть, следили за образованием и воспитанием сыновей и дочерей, поклонялись домашним богам. Дюрант указывает на эпитафии на их могилах, чтобы показать преданность мужей и детей этим женщинам.

«Моей дорогой жене, — говорится в одном из них, — с которой я провёл восемнадцать счастливых лет. Из любви к ней я поклялся никогда не жениться повторно».

Другая такая надпись гласит: «Здесь покоятся останки Урбилии, жены Примуса. Она была мне дороже жизни. Она умерла в двадцать три года, всеми любимая. Прощай, утешение моё!»

Дюрант также сообщает нам, что многие более обеспеченные женщины занимались социальными услугами и благотворительностью в своих общинах, даже финансировали строительство храмов и театров для своих городов.

Во времена преследований и междоусобиц мужественные римские женщины безбоязненно защищали своих мужей, детей и друзей. В своей главе «Эпикурейский Рим: 30 г. до н. э. — 96 г. н. э.» Дюран перечисляет некоторых из наиболее известных защитниц домашнего очага в те часто неспокойные времена:

«Эпихарис, вольноотпущенница, которая перенесла все мучения, но не предала заговор Писона; бесчисленные женщины, которые скрывали и защищали своих мужей, находящихся в опале, отправились с ними в изгнание или как Фанния, жена Гельвидия, защищали их с большим риском».

Матери

Точно так же большинство матерей Древнего Рима сегодня остаются безымянными, их работа и их дела теряются в тумане истории. И всё же история одной римской матроны могла бы послужить эталоном материнского искусства.

Корнелия, дочь Сципиона Африканского, была женой Тиберия Гракха и матерью их 12 детей, только трое из которых пережили отрочество. После смерти мужа Корнелия позаботилась, чтобы два её сына, Тиберий и Гай получили хорошее образование. Корнелия наняла наставников по греческому языку, ораторскому искусству и политике, и следила, чтобы другие учителя хорошо обучили их военному искусству и верховой езде.

История гласит, что подруга, которая была в гостях у Корнелии, показала ей некоторые драгоценности, которые она недавно приобрела, а затем спросила: «Где ваши драгоценности, Корнелия?» Корнелия позвала своих сыновей, обняла их и сказала: «Вот мои драгоценности». Будучи уже взрослыми, Тиберий и Гай выступили за конституционные реформы и были убиты противниками.

Мы мало знаем об этих жёнах и матерях, но, как говорит нам Дюран, даже в те опасные и упаднические времена, когда Римом правили такие императоры, как Калигула и Нерон, их «супружеская верность и материнские жертвы поддерживали всю структуру римской жизни». Свидетельством этих жертв, силы и усердия римских матерей являются сыновья, которых они вырастили и воспитали, и которые продолжали завоёвывать и править большей частью мира.

Женщины Вергилия

В своей «Энеиде» Вергилий создаёт образы трёх женщин, которые также служили образцом женской добродетели. Жена Энея Креуса разлучается со своим мужем, когда они бегут из Трои, и погибает в пожаре. Когда Эней возвращается, чтобы найти её, появляется призрак Креусы и благородно убеждает его бежать, пророчествуя, что он станет основателем нации и найдёт новую жену.

В своём путешествии в поисках новой родины Эней встречает Дидону — королеву Карфагена, города, который впоследствии стал смертельным врагом Рима. В овдовевшей Дидоне есть некоторые из тех черт характера, которые Вергилий отмечает у богатых женщин своего времени: красота, мудрость и проницательность, страсть и готовность использовать власть.

Богиня Венера, защитница и благодетельница троянцев, также является матерью Энея. Как и все хорошие римские матери, она наблюдает за своим сыном, старается оградить его от опасности, особенно от злобной царицы богов Юноны, и в итоге даёт понять, что любит сына.

Американские аналоги

«Именно Рим, а не Греция, поднял семью на новые высоты в древнем мире», — пишет Дюрант.

Мы могли бы добавить, что римские матери и жёны сыграли жизненно важную роль в достижении этих высот.

Наследие этих сплочённых семей и неизвестных преданных родителей, которые создали и поддерживали их, всё ещё очевидно. Перенесёмся в прошлое на 2000 лет, и несмотря на нашу культурную неразбериху, современные жёны и матери, чьи имена никогда не появятся в учебниках истории, остаются краеугольным камнем как американской семьи, так и всего общества.

Утомлённая беременная мама с тремя маленькими детьми на скамье впереди меня в церкви сегодня утром — наследница и хранительница древнеримских добродетелей материнства. Её жесты и слова шёпотом своим детям сказали мне, что она, как и римские матери, любит своих детей, следит за их поведением и образованием и учит их почитать своего Бога. Оберните её в тунику и столу, отправьте обратно в Рим Юлия Цезаря, и она обретёт честь добродетельной женщины.

В 1865 году ныне почти забытый американский поэт Уильям Росс Уоллес написал стихотворение, в котором есть строка:

«Рука, качающая колыбель, — это рука, которая правит миром».

Это было верно для римлян. Это остаётся истиной и сегодня.

Джефф Миник преподаватель истории, литературы и латыни, является автором романов «Аманда Белл» и «Пыль на их крыльях» и двух научно-популярных произведений «Учиться на ходу» и «Фильмы создают человека.

Источник: The Epoch Tmes

Комментарии
Уважаемые читатели,

Спасибо за использование нашего раздела комментариев.

Просим вас оставлять стимулирующие и соответствующие теме комментарии. Пожалуйста, воздерживайтесь от инсинуаций, нецензурных слов, агрессивных формулировок и рекламных ссылок, мы не будем их публиковать.

Поскольку мы несём юридическую ответственность за все опубликованные комментарии, то проверяем их перед публикацией. Из-за этого могут возникнуть небольшие задержки.

Функция комментариев продолжает развиваться. Мы ценим ваши конструктивные отзывы, и если вам нужны дополнительные функции, напишите нам на [email protected]


С наилучшими пожеланиями, редакция Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА