«Дмитрий Самозванец у Вишневецкого». Картина Николая Неврева (1876). общественное достояние | Epoch Times Россия
«Дмитрий Самозванец у Вишневецкого». Картина Николая Неврева (1876). общественное достояние

Самозванцы — люди с харизмой

Автор: 02.12.2020 Обновлено: 14.10.2021 12:55

Во все времена философы, историки и некоторые простые смертные задумывались об особенностях людей стремящихся к власти, борющихся за власть, завоевавших её и держащих в руках. На помощь пришли современные психологи и социологи. По их мнению, только у 5% людей любого общества есть такая особенность, как «фактор икс» — «харизма». Вот именно из этих 5% появляются в истории государств вожди, деспоты и… самозванцы.

Самозванство — явление вечное. Как только возникнет в какой-то стране смута, как только произойдёт свержение законной власти и убийство законного правителя, как только надежда бедствующего народа восторжествует над здравым смыслом, тут же появляется «чудом спасшийся» претендент.

Ни одно государство с большой историей не избежало этого, однако в России XVII-XVIII веков, по мнению историка В. О. Ключевского, самозванство стало «хронической государственной болезнью». И позже, надо сказать, случались рецидивы.

Никогда не будет раскрыта тайна смерти младшего сына Ивана Грозного, Дмитрия.

Государство представляло народу противоречивые варианты случившегося: то самоубийство по неосторожности, то убийство, то роковая случайность, то происки врагов. И тут на почву недоумения и вполне обоснованного страха перед будущим пала новая весть: жив Дмитрий, спасся, идёт на Москву и скоро на Руси опять будет «настоящий» государь.

И действительно, явился и короновался. Харизмы хватило править страной почти год, а потом был разоблачён и убит. Получил навсегда клеймо — «Лжедмитрий». Правда, потом пришлось уточнять: «Лжедмитрий I». Потому что скоро появились ещё «Лжедмитрий II» и «Лжедмитрий III», а потом пошли лжевнуки Ивана Грозного от сыновей Дмитрия и Фёдора. Неудачи и позорные смерти предшествующих претендентов на трон Рюриковичей не пугали харизматичных авантюристов. 22 года продолжалась на Руси эта кровавая эпопея лжи.

Воцарение династии Романовых совсем ненадолго успокоило страну. Опять всё было сложно и непонятно с наследниками. Император Пётр I издаёт указ о том, что престолонаследие в России отныне не будет передаваться по наследству от отца к сыну, а будет зависеть от воли императора.

Законный наследник Алексей Петрович Романов отрекается от престола, объявляется изменником и государственным преступником. Умирает в Петропавловской крепости странной смертью. Пётр перед кончиной успел написать дрожащей рукой: «Отдайте всё…». И, конечно, тут же у кого-то просыпается «фактор-X», и появляется «Алексей Петрович».

Но особенно много самозванцев породила смерть Петра III. Хотя уже несколько десятилетий Россией правили женщины (Екатерина I, Анна Иоанновна, Елизавета Петровна) — народ как-то вдохновился, когда на троне вновь появился мужчина. Но прошло всего полгода, и опять странная смерть: официально — от приступа геморроя (поди объясни простому человеку, что это за болезнь, и как можно от неё умереть), а по слухам — удушили заговорщики.

А во главе заговорщиков, по слухам, супруга, которая захватила власть, и теперь она в России будет государыней-матушкой Екатериной II. А она-то немка.

И опять один за другим по всей России появляются харизматичные мужчины — все Пётры III, чудом спасшиеся. Екатерина как бы даже и волноваться перестала — привыкла.

Но вот на реке Яик появился особенный Петр III. И началась самая настоящая гражданская война, которую мы в советское время изучали как крестьянскую под предводительством Емельяна Пугачёва.

Мы, конечно, были за Пугачёва, только недоумевали, почему историк и поэт Александр Сергеевич Пушкин после изучения документов XVIII века времён Екатерины писал в письме своему другу, что, не дай бог его поколению пережить «русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

У Емельяна Ивановича Пугачёва, действительно, была сильнейшая харизма. Пушкина поразил старый казак, осадивший его во время разговора: «Это для тебя он Пугачёв, а для меня — государь Пётр Фёдорович». Запомнила Пугачёва Россия: и глаза его — уголья, и то, что предали его соратники, и то, как перед казнью кланялся на все четыре стороны и говорил крестясь: «Прости, народ православный». Харизма, действительно, харизма.

В XX веке мир потрясло убийство в России царской семьи. И опять волна самозванства: несколько спасшихся Анастасий, Татьян, царевичей Алексеев. Появлялись они в разных странах. В основном на Западе. Но случалось, и в России. То есть фактор-X у пяти процентов населения не дремлет.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА