Савва Морозов и Леонид Красин. Фото: public domain/wikipedia | Epoch Times Россия
Савва Морозов и Леонид Красин. Фото: public domain/wikipedia

Савва Морозов: созидать или разрушать?

Автор: 06.12.2020 Обновлено: 14.10.2021 12:55

В середине мая 1905 года во всех французских газетах первые полосы занимала сенсация: в Каннах в гостиничном номере найдено тело знаменитого российского промышленника и мецената Саввы Морозова. Причина смерти — огнестрельное ранение в сердце. Тело было обнаружено женой Морозова, Зинаидой Григорьевной. Полиция нашла в номере листок бумаги без даты и подписи со словами: «В моей смерти никого не вините». Самоубийство? Зинаида Григорьевна с этого момента и до конца жизни утверждала, что убийство.

Тело было перевезено в Москву и похоронено на Рогожском старообрядческом кладбище. Опять неясно: почему на кладбище, если самоубийца.

Естественно, загадочная смерть известного всей России человека взбудоражила общественность. Толковали так и эдак, но загадка не разгадана до сих пор. Были и есть версии.

Спустя несколько лет в популярной столичной газете «Московский листок» стал публиковаться детектив «Страховой полис», в котором рассказывалось об убийстве человека, застраховавшего свою жизнь на большие деньги и оформившего документ на предъявителя. И Москва опять вспомнила о смерти Морозова, потому что незадолго до смерти он застраховал свою жизнь на 100 000 рублей и подарил полис любимой женщине, актрисе М. Ф. Андреевой.

Мария Фёдоровна Андреева была феноменальной женщиной: умной, красивой, талантливой, обаятельной. Она была ведущей актрисой нового театра МХАТ. Но не это делало её феноменальной — мало ли хороших актрис в Москве? Марии Фёдоровне мало было игры в театре, она играла в политику, и «товарищем Феноменом» её называл не кто иной, как лидер партии большевиков Владимир Ильич Ленин. По личной рекомендации Ленина она стала членом РСДРП

Товарищ Андреева искала и находила источники денег для партии. Савва Тимофеевич, очень богатый человек, любивший театр, финансировал открытие МХАТа и дальнейшую его работу. Он был большим и полезным другом режиссёров и актёров. Случилось то, что и должно было случиться, о чём предупреждала его мать и друзья: увлечение театром переросло в увлечение «актёркой». Марии Фёдоровне, кстати, замужней женщине, имеющей детей, было лестно внимание такого поклонника. Вот отрывок из письма к ней режиссёра театра К. С. Станиславского:
«Отношения Саввы Тимофеевича к Вам — исключительные… Это те отношения, ради которых ломают жизнь, приносят себя в жертву… Но знаете ли, до какого святотатства Вы доходите?.. Вы ради актёрского тщеславия рассказываете направо и налево о том, что Савва Тимофеевич, по Вашему настоянию, вносит целый капитал… ради спасения кого-то….
Я люблю ваши ум и взгляды и совсем не люблю вас актёркой в жизни. Эта актёрка — ваш главный враг. Она убивает в вас всё лучшее. Вы начинаете говорить неправду, перестаёте быть доброй и умной, становитесь резкой, бестактной и на сцене, и в жизни».

Андреева убедила Морозова в необходимости финансирования революционного движения. На морозовские деньги выпускалась большевистская «Искра», были учреждены большевистские газеты «Борьба» и «Новая жизнь» (официальной издательницей последней была Андреева). Много денег Морозов пожертвовал политическому обществу Красный Крест на устройство побегов из ссылки политзаключённых, на литературу для местных партийных организаций и в помощь отдельным людям.

О том, что фабрикант Морозов финансирует революционеров, скоро узнало правительство. Савве Тимофеевичу дали понять, что его увлечение политикой не идёт на пользу государству. А потом один за другим произошли несколько террористических актов. В частности в Москве бомбой был разорван на куски Сергей Александрович Романов, генерал-губернатор столицы. После этого страшного события Морозов понял, на что идут его деньги, что и он причастен к политическому терроризму.

Вероятно, поэтому он отказался финансировать деятельность партии. Леонид Красин, по протекции Андреевой работающий главным инженером-электриком на фабрике Морозова, известный революционер и казначей партии, настаивал на том, что Морозов просто обязан продолжать помогать партии. Но Савва Тимофеевич был твёрд и денег не дал.

Красину не дал, но не отказывал Андреевой в её личных просьбах. Кстати, его роман с Андреевой к тому времени закончился. Она уже была гражданской женой «буревестника революции», Максима Горького. Союз с революционным и успешным драматургом для неё как актрисы стал более актуальным. Морозов, бурно переживший её измену, оставался защитой и опорой актрисы. Что бы с ней ни случалось, она обращаться к «Саввушке», и он помогал.

Андреева заболела на гастролях в Риге и прислала Морозову телеграмму. Он приехал и оплатил лечение. И, вероятно, жалкий и беззащитный вид замечательной актрисы так тронул Савву Тимофеевича, что он подарил ей страховой полис. Свою жизнь он застраховал на 100 000 рублей. И вот этот широкий жест, очень возможно, и сыграл роковую роль в его судьбе.

Зинаида Григорьевна Морозова в своих воспоминаниях писала, что, отказавши большевикам в деньгах на революцию, Савва Тимофеевич превратил свою жизнь и жизнь своей семьи в ад. Шантаж, преследования и угрозы довели его до нервного истощения и депрессии. Семья решила срочно уехать из России. О том, что Морозовы уезжают и куда именно, хранилось в тайне. И однако «шушеров» (так выражалась Зинаида Григорьевна) видели за собой повсюду.

Морозовы резко поменяли маршрут и вместо запланированного Парижа приехали в Канны. А в Каннах и произошло то загадочное происшествие, которое продолжает волновать знатоков и любителей истории. Кстати, Мария Фёдоровна Андреева, получив деньги по полису, 60 000 тысяч отдала в кассу большевистской партии, а 28 000 адвокату, который помог доказать в суде, что её право на полис законно.

Феноменальная личность Андреевой продолжала развиваться. После смерти Саввы Морозова в её жизни ещё было много приключений и успеха. После революции 1917 года в новой стране она стояла у руля нового советского театра. Продолжала блистать как актриса и одновременно руководить процессом формирования нового искусства.

 

Жизнь её удалась, вне всякого сомнения. Сегодня же, когда у нас есть возможность узнать о её щедром поклоннике — знаменитом фабриканте Савве Морозове, больше, чем в советское время, феноменом представляется именно его личность.

Как могло так случиться, что он, прогрессивный промышленник, столько сделавший для развития и укрепления экономической мощи и славы России, для расцвета её культуры, увлёкся разрушительными идеями коммунизма? Как он, созидатель по своей натуре, мог попасть в круг людей, ведущих его родину к гибели? Его смерть в 43 года, убийство это было или самоубийство, случилась именно потому, что слишком уж феноменальна и парадоксальна была его замечательная личность.

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА