Все новости » Мнение » Точка зрения » Шесть мифов о деньгах и инфляции

Шесть мифов о деньгах и инфляции



Ниже приведены шесть самых распространённых экономических мифов, которые появляются снова и снова в средствах массовой информации. Я дам краткое описание каждого из них и краткое описание экономической реальности с австрийской точки зрения.

Миф 1: Увеличение количества денег приводит к экономическому процветанию

Этот кейнсианский миф (теория государственного управления экономикой) утверждает, что увеличение совокупного спроса через увеличение денежной массы приведёт к увеличению расходов, повышению занятости, росту производства и более высокому общему уровню жизни.

Реальность такова, что увеличение количества денег приведёт к ошибочным инвестициям. Временная структура производства не будет иметь равновесия, и будет поощрять инвестиции в проекты, более отдалённые по времени от конечного потребителя. В экономике не хватит ресурсов для прибыльного завершения всех проектов, так как если отдельные «временные предпочтения» (предпочтения тратить или копить) не изменятся, то сбережения не будут расти. Когда цены вырастут, в связи с отсутствием изменений временного предпочтения эти проекты будут ликвидированы, что приведёт к потере капитала. Производство снизится. Безработица будет расти, а люди будут приспосабливаться к экономической реальности.

Миф 2: Манипуляции процентными ставками приведут к экономическому процветанию

Он является следствием мифа № 1, но заслуживает отдельного обсуждения. С кейнсианской точки зрения, более низкие процентные ставки всегда полезны, следовательно, монетарные власти иногда снижают процентную ставку через операции на открытом рынке.

Реальность такова, что процентные ставки являются продуктом рынка. Они отражают взаимодействие спроса на заёмные средства и наличие заёмных средств. Исторически высокие или низкие процентные ставки могут иметь несколько причин, ни одна из которых не является полностью хорошей или плохой. Например, ставки могут быть высокими, потому что предприниматели имеют весьма выгодные возможности в связи с сокращением регулирования или прорывом в технологиях. Если временные предпочтения остаются неизменными, и, следовательно, сбережения являются неизменными, то процентная ставка повышается и распределяет дефицитные сбережения в наиболее желаемые цели.

Или процентные ставки могут быть низкими в связи с изменением во временных предпочтениях, что приводит к увеличению сбережений. Если возможности для предпринимательской деятельности остаются неизменными, процентные ставки будут падать. Кроме того, спрос на кредиты может быть высоким, сбережения будут оставаться также высокими, и наоборот. Манипулирование процентной ставкой в действительности является актом денежных властей, которые воображают, что они могут оказывать влияние на миллиарды постоянно меняющихся решений, затрагивающих предложение и спрос на деньги.

Миф 3: Снижение курса национальной валюты с целью получения большего количества местной валюты в обмен на иностранную валюту приведёт к росту экспорта и восстановлению экономики

Реальность такова, что ни одна страна не может заставить другую субсидировать свою экономику, манипулируя своим обменным курсом. Получение большего количества местной валюты привлечёт иностранных покупателей на короткое время. Но такой шаг позже создаст более высокие цены в отечественной экономике. Первые получатели новых денег — экспортёры, их сотрудники, поставщики, и т.д. — получат больше выгоды, чем более поздние. Но, так как уровень цен возрастёт в связи увеличением денежной массы внутри страны, благо для иностранных покупателей испарится. Тогда экспортёры потребуют, чтобы монетарные власти провели ещё один раунд вмешательства в обменный курс. Больше всего выиграют иностранные покупатели. Немного выиграют экспортёры, но и они лишатся преимущества, в конце концов, Проигравшими станут те, кто не экспортирует, особенно люди с фиксированными доходами.

Миф 4: Рост денежного предложения не вызовет повышение цен

В настоящее время правительство США пытается убедить нас, что может монетизировать долг правительства и участвовать в количественном смягчении, не вызывая роста уровня цен.

Реальность такова, что нет никакой возможности избежать основ хозяйственного права в денежно-кредитной сфере. Людвиг фон Мизес и много прекрасных австрийских экономистов, в частности Мюррей Ротбард, объяснили, что отношение между увеличением денежной массы и ростом уровня цен не является жёстко зависимым. Тем не менее, как пояснил г-н Мизес, существует положительная связь между денежной массой и уровнем цен. Другими словами, увеличение количества денег в конечном итоге приведёт к росту цен, и наоборот.

Путаницу вызывает то, что уровень цен фактически может упасть, даже когда денежная масса расширяется, если все новые деньги плюс некоторая часть существующей денежной массы идут в накопления. Г-н Мизес называет это первым этапом из трёх этапов инфляции. Общественность ожидает, что цены останутся такими же или даже упадут, поэтому люди не увеличивают свои расходы, даже когда денежная масса расширяется. В конце концов, общественность приходит к пониманию, что денежная масса будет расти, и цены не вернутся к предыдущему уровню. В этот момент публика начнёт увеличивать расходы, чтобы купить товар по более низким ценам сегодня, а не по большей цене завтра. После этого уровень цен будет расти, даже если денежная масса будет сокращаться, потому что люди тратят ранее накопленные деньги быстрее. Это второй этап инфляции. На заключительном этапе деньги теряют свою ценность, так как общественность тратит их как можно быстрее. Этот третий этап инфляции называется «разрушительный бум» (crackup boom).

В настоящее время, однако, инфляцию сдерживают несколько факторов:

— Хотя ФРС (Федеральная резервная система США) увеличивает свой баланс и денежную базу (например, валюту и банковские резервы), подконтрольные банки удерживали значительное количество избыточных резервов, не одалживая их, потому что ФРС платит проценты по ним.

— Хотя банки дают кредиты и инвестиции, а денежная база США стремительно растёт, спрос на деньги тоже растёт, так как иностранные правительства до недавнего времени продолжали наращивать свои долларовые резервы. Одновременно граждане иностранных государств с нестабильными валютами покупали доллары.

— Некоторые из новых денег временно вливались в рыночные активы, создавая пузыри в некоторых фондовых и технологичных рынках, а также шли в зарождающийся пузырь в некоторых частях рынка жилья.

Миф 5: Увеличение, улучшение и более энергичное применение правил может предотвратить кредитные и инвестиционные убытки

Политики и их регулирующие органы считают, что предыдущие денежные кризисы были вызваны сочетанием глупости, жадности и преступных действий банкиров и инвесторов.

Реальность такова, что ни одна армия регуляторов, вооружённых самыми современными аналитическими инструментами и наиболее мощными средствами правоприменения нормативных актов, не может оградить ошибочные инвестиции от увеличения денежной массы. Увеличение денежной массы стимулирует долгосрочные проекты, для которых стоимость денег является основным фактором успеха. Но без увеличения реальной экономии недостаточные ресурсы гарантируют, что многие из этих проектов никогда не дадут прибыль, и должны будут ликвидироваться. Потери банков и инвесторов будут неизбежны.

Миф 6: Правительство может предотвратить гиперинфляцию

Он является следствием мифа № 4. Если наши денежные мастера считают, что увеличение денег не вызовет повышение цен, то они уверены, что могут предотвратить гиперинфляцию, то есть разрушение денежной единицы как универсального средства обмена.

Реальность такова, что гиперинфляция вызвана потерей доверия к денежной единице, которую монетарные власти иногда не способны предотвратить. После того, как начинается паника, желание общественности копить деньги падает до нуля, или почти до нуля. Цены подскочат. Даже если монетарные власти в этот момент и заморозят денежную массу, паника не прекратится. Никто не захочет остаться с бесполезной бумагой. Однако более вероятно, что монетарные власти будут невольно помогать и содействовать панике по причине политического давления, стараясь увеличить платежи в мощных отечественных секторах, таких как пенсионеры, военные, общественная безопасность, правительственные подрядчики и т.д. Тем не менее, точную природу гиперинфляции ещё предстоит выяснить. Полномасштабную гиперинфляцию, как в 1920-х годах в Германии, или имеющую более мягкий вид, как в ряде стран Южной Америки в 1970-х и 1980-х годах, невозможно предсказать.

Автор статьи Патрик Баррон является частным консультантом в банковской сфере. Он преподаёт в Высшей банковской школе при Университете Висконсина, Мэдисон, и в университете штата Айова, в Айова-Сити. Его блог называется PatrickBarron.blogspot.com.

Источник: Институт Людвига фон Мизеса

*Фотография от Shutterstock

Мнения, выраженные в этой статье, являются видением автора и необязательно отражают взгляды «Великой Эпохи».

 

Версия на английском





Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top