Все новости » Китай » Экономика Китая » Сможет ли Китай справиться с долговым пузырём?

Сможет ли Китай справиться с долговым пузырём?



— Насколько велик китайский пузырь?

Э.Л.: Китай, похоже, находится на поздней стадии долгового инвестиционного пузыря. Не то, что мы раньше этого не видели, мы просто не замечали некоторых вещей в этом срезе.

Вот, например, несколько цифр: банковская система Китая имеет активы в размере $27 трлн, а банковская система США в общей сложности имеет $15 трлн. Сейчас банковская система Китая имеет активы на сумму более одной трети мирового ВВП.

Возвращаясь к истории, надо отметить, что ранее в аналогичных случаях мы никогда не видели, чтобы страны имели такой процент в глобальной экономике. Япония также не достигла этого уровня, несмотря на то, что её пузырь был очень большим.

Мы наблюдаем ускоряющийся рост китайских банковских активов. За последние пару лет они увеличились на $2-3 трлн. Но вся экономика Китая составляет $10 трлн. По официальным статистическим данным, её рост замедляется. Если посмотреть на цифры потребления электроэнергии, стоимости железной руды, которая в настоящее время упала до цены двухгодичной давности, то окажется, что активность экономики замедляется ещё больше.

Похоже, в Китае имело место большое накопление непроизводственных кредитов и непроизводственных фондов. В ближайшее время в китайской экономике должно что-то произойти, чтобы переварить их.

— Как это будет перевариваться?

Э.Л.: Замедление роста вынуждает власти принимать меры. Видимо, лидер Китая Си Цзиньпин довольно ясно понимает серьёзность проблемы. Борясь с коррупцией, он отчасти пытается решить данный вопрос. В течение последних нескольких лет долги подпитывали инвестиционный пузырь, помогая элите чувствовать себя комфортно. Мы видели, что Чжоу Юнкан, контролирующий нефтяной сектор, смог накопить огромное богатство.

Реверсивная экономическая модель Китая означает, что люди, которые больше других выиграли за последние 30 лет, в настоящее время будут страдать от относительного снижения или абсолютного сокращения роста экономики. Я считаю, что антикоррупционная кампания Си Цзиньпина пытается как-то управлять спадом в экономике. Можно ли это ещё сделать, или нет — до сих пор остаётся под вопросом.

— Итак, какова же статистика частного долга в Китае?

Э.Л.: В Китае, похоже, он вырос на 50% за последние пять лет, достигнув почти 200% ВВП, намного превысив безопасный порог. Вы видели, что в Испании в течение пяти лет, перед кризисом в 2008 году, частный долг по отношению к ВВП вырос до 49%. Вы сами видите, как Испания страдает сегодня.

— Но долг должен быть возвращён в любом случае?

Э.Л.: Долг должен быть возвращён, списан или как-то «переварен». В Японии, например, экономика сбалансировалась через 20-25 лет. Потребление в процентах от общего объёма ВВП фактически увеличилось. Оно выросло в контексте отсутствия номинального роста. Китай, вероятно, может изменить баланс в контексте 5-6% номинального роста ВВП, если потребление будет расти гораздо быстрее, чем инвестиции. Проблема в том, что большая часть потребления фактически связана с жилищно-строительной деятельностью.

Исследования, проведённые в разных частях Китая, показывают, что в городах, где активность рынка недвижимости снизилась, большая часть потребления также снизилась. Основное потребления связано с вещами внутри дома: мебель и бытовая техника. Сейчас инвестиции в пузырь недвижимости замедляются, ослабляя этот сектор потребления.

— Что произойдёт, если ситуация обострится?

Э.Л.: Это может выйти боком. Вопрос в том, что будет с остальным миром? В процентах, относительно мирового ВВП, Япония на пике увеличения своего пузыря была на самом деле больше, чем Китай сегодня. Когда Япония замедлилась, все испугались её влияния на мировой ВВП. Но надо учитывать, что страна является чистым экспортёром для остального мира, который соответственно является импортёром. Если уменьшится «чистый экспорт» в мире, то фактически он увеличит мировой ВВП. Так что это необязательно плохо для мира, это плохо для некоторых стран.

В Европе будут и победители, и проигравшие. Германия преуспела в экспорте капитальных товаров в Китай, участвуя в китайском буме. Так что Германия потеряет.

— Что можно сделать?

Э.Л.: Мне кажется, что тут необходима бифуркация (качественные изменения). Государственные предприятия удивительно неэффективные. Но они имели наибольшую выгоду от кредитного запоя. У них наибольший доступ к государственным банкам и рынку облигаций. Наиболее эффективные в Китае — это малые и средние предприятия, которые работают на предпринимателей. Они являются очень эффективными, но имеют сейчас наименьший доступ к кредитам.

Я считаю, что часть проблемы в том, как распределить ресурсы государственного сектора, где есть укоренившиеся интересы властей, в более продуктивный сектор, а также более ориентированный на внутреннее потребление. Однако этот сектор не имеет такой же доступ к ресурсам.

— Вы бы посоветовали вкладывать деньги в Китай?

В определённый момент китайские акции будут больше покупать. Но надо быть очень осмотрительными. Есть ряд фирм, которые действительно могут поехать на место и проверить надёжность вещей. Однако лично я не могу сделать этого.

— Что смогут сделать китайские власти?

Э.Л.: Есть одна вещь, которую китайские «быки» знают точно — в Китае финансовый кризис случается примерно один раз в десять лет. И каждый раз китайские «медведи» выходят и говорят: «Всё кончено, Китай идёт к краху. Но, похоже, Китай может пройти через это».

Последний крупный кризис был в конце 1990-х годов. Китай смог справиться с ним после вступления в ВТО и получения иностранного капитала. В данный момент я не думаю, что власти могут повторить этот трюк, так как Китай уже состоит в ВТО. У них также будут большие проблемы с иностранным капиталом, так как они уже и так привлекли много иностранных денег.

Они придумывают бухгалтерские уловки, но мы видели, как ряд пузырьков взорвались. Я очень впечатлён китайскими предпринимателями, но в краткосрочной перспективе я очень обеспокоен долговым инвестиционным пузырём.

Эван Лоренц — аналитик Grant’s Interest Observer, который специализируется на Китае. До этого он был вице-президентом хедж-фонда Sheffield Asset Management.

 

Версия на английском





Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать epochtimes в Яндекс Дзен

ПОДПИСАТЬСЯ
Top