Социальная деревня для молодых людей с ограниченными возможностями помогает ребятам реализовывать себя. И это прекрасно!

The Epoch Times27.05.2020 Обновлено: 14.10.2021 12:51

Социальная деревня «Манас» существует в Кыргызстане с 2010 года, когда был построен первый дом. Сейчас в деревне три дома, в которых живут 20 человек — люди, имеющие ограничения в умственном или физическом развитии. Большая часть жителей — выпускники детдомов, сообщает издание «Мир 24».

Некоторых совершеннолетних воспитанников детских домов сюда привезли родственники.

«Я случайно услышала и мне эта идея понравилась. И я попросилась сюда сама», — говорит жительница деревни Мээрим Ибрагим Кызы.

 

«Мне здесь нравится. Встаю по утрам, работаю, потом обед, полдник. Условия здесь хорошие, тепло круглый год», — отмечает воспитанник социальной деревни «Манас» Улан Асанов с диагнозом «остеогенез» (ломкость костей даже от лёгких ударов).

Деревня в основном существует на деньги спонсоров из Германии. Первый дом был построен за счёт финансовой помощи от посольства Германии в Кыргызстане. Помогают деревне и другие благотворители.

В «Манасе» работают четыре соцработника, одна мамочка и три воспитателя, которые ухаживают за подростками, как за детьми.

Небольшие деньги ребята зарабатывают самостоятельно. В деревне есть швейный и ткацкий цеха, подсобное хозяйство, ферма, теплица. Жители деревни шьют национальные ковры — ширдаки, которые большей частью продают в Германии.

«Каждый день до обеда я учу всех желающих шить ковры по особой технологии. Мне её показала ещё бабушка. У многих в классе отлично получается. Видно, что детям это нравится», — говорит мастер Сыйнат Урмамбетова.

 

«Наши поделки мы отправляем в Германию, покупают также для ЦТП «Манас». Устраиваем различные акции и ярмарки», — рассказал изданию «Вечерний Бишкек» Улан.

На ферме ребята дежурят по очереди с 7 часов утра. Ферма обеспечивает жителей деревни продуктами питания, а излишки поставляют на рынок.

Идея создания социальной деревни принадлежит Карле-Марии Шелике, возглавляющей детский реабилитационный центр «Умут-Надежда». Именно она уговорила Гульбарчын Такырбашеву, потерявшую зрение 20 лет назад из-за врачебной ошибки, взяться за этот проект. Женщина ездила на лечение в Германию, где и узнала о существовании таких деревень.

«В Германии есть социальные деревни, где для людей с инвалидностью создаются рабочие места, мастерские различные, и мне эта идея очень понравилась. На примере этих деревень мы пытаемся создавать нашу социальную деревню», — рассказала Гульбарчын.

Социальная деревня — это первый в республике опыт создания иных условий для проживания людей с ограниченными возможностями, оставшихся без опеки близких.

«Через творчество и труд молодые люди с ограниченными возможностями чувствуют свою реализованность, востребованность, получают удовольствие от того, что живут полноценной жизнью», — рассказывает Гульбарчын.

 

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА