Фото: IUS UTOMI EKPEI/AFP/Getty Images | Epoch Times Россия
Фото: IUS UTOMI EKPEI/AFP/Getty Images

Социальный распад так же очевиден, как и новая волна беженцев из нефтедобывающих африканских стран

The Epoch Times06.02.2016 Обновлено: 04.11.2021 16:04

Идея о том, что нефтяное богатство может стать проклятием, — стара как мир, и объяснять, почему так может случиться. уже не нужно никому. Каждые несколько десятилетий цены на энергию повышаются до небес, провоцируя схватки за новые источники нефти. А когда количество добытой нефти, в конечном счёте, превышает спрос, цена внезапно падает. Чем резче снижается цена, тем больше это влияет на социальную сферу и геополитическое положение стран. /epochtimes.ru/

Последний крупный нефтяной кризис произошёл в 1980-х годах и изменил мир. Я, как молодой специалист, работающий в нефтяной промышленности в Техасе, весной 1980 года наблюдал падение цен на американское эталонное сырьё с $45 за баррель до $13 (в сегодняшних ценах). К 1988 г. нефть стоила уже меньше $9 за баррель, потеряв большую часть своей стоимости.

Да, автомобилисты получили преимущество, цены на бензин резко упали. Однако в других сферах эффект был катастрофическим, больше всего это повлияло тогда на Советский Союз, экономика которого в огромной степени зависела от экспорта нефти. Темпы роста страны упали на одну треть от уровня в 1970 г. Советский Союз слабел, общественные беспорядки росли, достигнув наивысшей точки в 1989 году, когда пала Берлинская стена и всюду в Центральной и Восточной Европе прекратили существование коммунистические режимы. А два года спустя исчез и сам Советский Союз.

И сегодняшние падение цен на нефть принесёт кому-то мелкие преимущества. Автомобилисты снова будут рады, но ущерб будет огромный. И дело даже не в неизбежной суматохе на мировых финансовых рынках, которая обязательно возникнет, или же в спаде производства сланцевой нефти в США и последствиях для нас в плане энергетической независимости. Реальный риск возникает для тех стран, которые в большой степени зависят от экспорта нефти. Как и для Советского Союза в прошлом, перспективы социального распада для этих стран ужасающие.

Африканский континент в районе Сахары, безусловно, станет эпицентром нефтяного кризиса. Нигерия с её крупной экономикой, может встать на колени. С остановкой нефтедобычи резко вырастет безработица. Инвесторы уже заново перепланировали вложения миллиардов долларов в финансовые обязательства. Президент Муаммаду Буари, избранный в марте 2015 г., обещал искоренить коррупцию, обуздать наглую элиту страны и сделать доступными общественные службы каждому, даже очень бедному гражданину страны. Теперь это, похоже, невозможно.

Ангола, вторая по величине среди африканских поставщиков нефти, ещё год назад была гаванью для глобальных инвесторов. Эмигрировавшие специалисты в офисах Луанды, селившиеся неподалеку в жилых районах, жаловались, что Луанда — самый дорогой город в мире! А сегодня экономика Анголы останавливается. Строительные компании не могут платить рабочим. Правительство-банкрот сокращает субсидии, от которых зависят ангольцы, и теперь среди них популярна идея, что нефтяной бум обогатил только элиту страны, а всех остальных оставил ни с чем. И люди вышли на улицы и стали требовать от президента сделать что-то, а правительство вынуждено было ввести суровые меры по отношению к демонстрантам.

На другой стороне континента Кения и Уганда теряют надежду на то, что они станут экспортёрами нефти. Пока цены остаются такими низкими, нерентабельно вести поиск новых месторождений. А деньги, привлечённые в качестве инвестиций в эту инфраструктуру, должны быть кем-то возмещены, даже если нефтяные доходы никогда не покроют убытки. Финансирование социальных программ в обеих странах уже прекращено. Население сильно раздражено клептократической элитой, которая качает общественные деньги. А что будет, когда через несколько лет огромная часть государственного бюджета будет отдана кому-то в качестве оплаты внешнего долга, вместо того чтобы пойти на финансирование образования или здравоохранения?

Прогноз по Северной Африке такой же суровый. Два года назад в Египте полагали, что открытие месторождений природного газа поможет разрядить накалённую обстановку в стране, остановить движение, которое питало «арабскую весну» в 2011 г. А тут Саудовская Аравия, которая в течение многих лет финансировала египетское правительство, сталкивается с экономическими проблемами. Сегодня саудиты настраиваются на то, что ещё недавно казалось невероятным — на отказ от Египта.

Ливия готова взорваться. Полдесятилетия гражданской войны сделало население страны нищим, нефтяные доходы находятся практически на нуле. Продукты питания и лекарства в постоянном дефиците, а элита и военачальники борются за остатки национального богатства страны.

В сфере импорта товаров в эти страны тоже всё печально: доходы населения падают, стоимость местных валют падает, прожиточный минимум взлетает, обостряются и без того напряжённые социальные и политические отношения.

Европа сейчас изо всех сил пытается решить вопрос с беженцами из стран Ближнего Востока и Афганистана, Нигерии, Египта, Анголы, Кении. Представьте, что будет, если лишённые гражданских прав, обедневшие и разъярённые граждане этих стран объединятся и начнут двигаться на север?

По материалам Майкла Мейера

Источник

Комментарии
Дорогие читатели,

мы приветствуем любые комментарии, кроме нецензурных.
Раздел модерируется вручную, неподобающие сообщения не будут опубликованы.

С наилучшими пожеланиями, редакция The Epoch Times

Упражения Фалунь Дафа
ВЫБОР РЕДАКТОРА